Учебники для вузов

История государства и права зарубежных стран


Раздел: Экономика



Борьба за демократизацию политического строя. Образование политических партий Японии.

 

Борьба за демократизацию политического строя. Об­разование политических партий Японии. В императорское правительство Японии в 1868 г. вошли даймё и самураи Юго-Западных княжеств, сыгравшие важную роль в свержении сёгуна. Правящий блок не был буржуазным, но он был тесно связан с финансово-ростовщической буржуазией и сам в той или иной мере втянут в предпринимательскую деятельность.

У антибакуфских социально-политических сил Японии с самого начала не было конструктивной программы пере­стройки старого государственного аппарата и тем более его демократизации. В "Клятве", провозглашенной в 1868 г., император обещал "создание совещательного собрания", а также решение всех дел управления "согласно общественному мнению", без указания конкретных сроков.

Последующие десятилетия 70-80-х гг. были отмечены дальнейшим ростом политической активности различных социальных слоев. На общем фоне широкого народного дви­жения усиливаются оппозиционные настроения среди тор­гово-промышленной буржуазии, самурайских кругов, выступающих против засилия в государственном аппарате приближенной к императору знати. Политически активи­зируются определенные круги помещиков и сельской бога­той верхушки, требующие снижения налогов, гарантий пред­принимательской деятельности, участия в местном управлении.

Настроения протеста, выливающиеся в требования из­менения государственного управления и принятия консти­туции, приводят к объединению оппозиционных, демокра­тических течений в широкое "Движение за свободу и народные права". Использование либеральной оппозицией уко­ренившихся и доступных широким массам стереотипов ре­лигиозного сознания сделало это движение поистине массовым. Лозунги движения основывались на центральном в японском религиозном сознании понятии "Неба" как выс­шего начала, способного наделить чем-то или погубить че­ловека. Восприняв идеологию французских просветителей о естественных правах человека, лидеры "Движения за сво­боду и народные права" искали ключ к пониманию ее сути в традиционных понятиях. Естественные права человека при переводе на японский трансформировались, таким образом, в "права человека, дарованные Небом", а "свобода и народ­ные права" соотносились с конфуцианским требованием разумности ("ри") и справедливости ("га").

Правительство ответило на требования конституцион­ных реформ репрессиями, арестами, преследованиями про­грессивной печати и пр. Вместе с тем перед угрозой народ­ных выступлений в правительстве зреет понимание необхо­димости компромисса с либеральной оппозицией. В 1881 г. император издает указ о введении с 1890 г. парламентского правления. В преддверии конституционных реформ проис­ходит значительная перестройка всей политической систе­мы страны. Буржуазно-либеральная оппозиция организа­ционно оформляется в политические партии. В 1881 г. была создана Либеральная партия (Дзиюто), которая представ­ляла интересы помещиков, средних городских слоев и сель­ской буржуазии. К ним примыкали и умеренно настроенная часть крестьянства, мелкие собственники. Партия консти­туционных реформ (Кайсинто), в которую вошли предста­вители средних слоев, буржуазии, интеллигенции, создан­ная в 1882 г., стала другой умеренной партией оппозиции.

 


 

Политические программные требования у обеих пар­тий были почти одинаковы: введение парламентских форм правления, политических свобод, местного самоуправления, ликвидация монополии в управлении страной узкого круга бюрократии и самурайства. Они дополнялись экономически­ми требованиями снижения налогов, пересмотра неравно­правных договоров с западными странами, укрепления по­зиций японской буржуазии за счет развития внешней тор­говли, проведения денежной реформы и пр. В рамках Либеральной партии формируется левое крыло, ставящее своей задачей установление республики, лидеры которого в 1883- 1884 гг. возглавляют открытые антиправительственные вы­ступления. После начала работы парламента в 1890 г. пар­тии Дзиюто и Кайсинто стали играть все более пассивную роль в политической жизни страны. В 80-х гг. начинает про­являть себя как самостоятельная социальная и политиче­ская сила растущий рабочий класс Японии. Создаются пер­вые рабочие организации, в рабочее движение проникают социалистические идеи.

На требования оппозиции правительство отвечает соз­данием правительственной Конституционно-императорской партии (Мэйсэйто), деятельность которой была направлена на то, чтобы ограничить будущие конституционные рефор­мы угодными ему рамками. Требования этой партии не идут дальше пожеланий "свободы слова и печати совместно с общественным спокойствием". Охранительным целям, на­ряду с созданием правительственной партии, служило и предконституционное законодательство. Так, законом 1884 г. в Японии на европейский манер вводились новые титулы знатности: князей, маркизов, графов, виконтов, баронов, которым было предоставлено впоследствии право форми­ровать верхнюю палату японского парламента.

В 1885 году создаются отдельные министерства и каби­нет министерств европейского образца, ответственный в сво­ей деятельности перед императором. В 1886 г. восстанавлива­ется в качестве совещательного органа при императоре лик­видированный ранее Тайный совет. В этом же году вводится экзаменационная система назначений на чиновничьи должно­сти. В 1888 г. проводится новая административная реформа. В каждой префектуре создаются выборные органы управления, обладающие совещательными функциями, которые, в свою очередь, находятся под строгим контролем министерства внут­ренних дел. Своеобразным венцом этого законодательства стал полицейский закон об охране порядка, принятый в 1887 г. и закрепивший под страхом суровых наказаний создание тайных обществ, созыв нелегальных собраний, издание нелегаль­ной литературы. Движение "за свободу и народные права" было разгромлено с помощью репрессивных мер.

Конституция 1889

г. Во исполнение обещания импера­тор "дарует" в 1889 г. своим подданным Конституцию, от­менить или изменить которую мог только он сам.

Решающую роль в подготовке "Конституции великой Японской империи" сыграл глава Конституционного коми­тета, будущий премьер-министр Японии Хиробуми Ито, который исходил из того, что так как в Японии не сущест­вует "объединяющей религии", подобно западному христи­анству, то центром конституционного правления должна стать императорская династия, олицетворявшая государст­во и нацию.

Новая Конституция (а также ее официальный коммен­тарий), представляла собой умелое переложение принци­пов, заимствованных из западных конституций (и прежде всего прусской Конституции 1850 г.), на основополагающих началах тэнноистской идеологии. В этом заключалась суть политического компромисса между теориями синтоистских традиционалистов и сторонников западного конституциона­лизма, призванного прекратить общественное брожение, вызванное движением "за свободу и народные права".

Согласно ст. 1, в Японской империи царствует и ею правит император, принадлежащий к "единственной и не­прерывной во веки веков" династии. Особа императора, в соответствии с "божественным" законом, объявлялась "свя­щенной и неприкосновенной". Император как глава государства имел право объявлять войну и мир, заключать до­говоры, созывать и распускать парламент, руководить во­оруженными силами, жаловать дворянство и пр. Законода­тельная власть, согласно Конституции, также вверялась "им­ператору и парламенту" (ст. 5). Император утверждал за­коны и предписывал их исполнение. На основании ст. 8 кон­ституции императорские указы, изданные в случае "настоя­тельной необходимости поддержания общественного поряд­ка", во время перерывов в работе парламента имели силу закона. Эти указы и появлялись, как правило, во время пар­ламентских каникул, которые длились 9 месяцев в году. Императору также принадлежало право введения в стране осадного положения.

Министры, как и все высшие должностные лица, не только назначались императором, но и были ответственны перед ним. Их деятельность рассматривалась как служе­ние императору - сакральному центру конституционного порядка. Сам же император был ответственен только пе­ред Богом, чему противоречило, на первый взгляд, требо­вание Конституции осуществлять им свою власть "в соответствии с Конституцией" (гл. 4). Видимость этого проти­воречия устранялась главным конституционным постула­том, что сама конституция - "божественный дар" импе­раторского самоограничения, предоставления императором некоторых прав парламенту, правительству, подданным. Конституция и построена по этой концептуальной схеме самоограничения, путем перечня прав парламента, прави­тельства, а также прав и свобод подданных.

В комментариях к конституции Ито, провозглашая императора священным центром нового конституционного порядка, подчеркивал, что конституция - его "благоже­лательный и милосердный дар". Касаясь вопроса ответст­венности министров перед императором, а не перед пар­ламентом, он рассматривал деятельность самого парламента как служение императору путем "внесения своей доли в гармоничное осуществление уникального государства - семьи", во главе которой и стоит император.

Парламент, наделенный по конституции законодатель­ными правами, состоял из двух палат: палаты пэров и па­латы представителей. Каждая палата имела право высту­пать с представлениями правительству, "касающимися за­конов и другого рода предметов", но ст. 71 Конституции за­прещала парламенту какие-либо обсуждения относительно изменений в статусе императорского дома. Для решения во­просов в палатах требовалось абсолютное большинство го­лосов.

По избирательному закону 1890 г. нижняя палата из­биралась на основе высокого (в 25 лет) возрастного ценза, а также имущественного ценза (15 иен прямого налога) и ценза оседлости (1,5 года). Женщины и военнослужащие не полу­чили избирательных прав. Избирательным правом, таким образом, пользовалась незначительная часть населения Японии, около 1%. Членами верхней палаты были принцы крови, представители титулованной аристократии, крупные налогоплательщики и лица, имеющие "особые заслуги" пе­ред императором. Срок полномочий нижней палаты опре­делялся в 4 года, верхней - в 7 лет. Министры были при­званы лишь "подавать совет императору". Института "во­тум недоверия" Конституция не знала.

Парламентский контроль выражался только в праве запроса правительству не менее чем 30 депутатами, при этом министры могли уклоняться от ответа на запрос, кото­рый мог быть отнесен к разряду "секретных". Отсутствовал фактически у японского парламента и такой мощный рычаг давления на правительство, как контроль над финансами, так как конституция не предусматривала ежегодного пар­ламентского вотирования бюджета. В случае отклонения бюджета парламентом правительство могло применить бюд­жет предыдущего года. Кроме того, ст. 68 Конституции предусматривала постоянный расходный фонд, утверждаемый на несколько лет, а также денежные суммы "для осущест­вления правомочий самого императора" и для расходов, "свя­занных с обязательствами правительства". Расходы прави­тельства без согласия парламента могли быть узаконены и самим императором.

В Конституции нашла отражение относительно самостоя­тельная роль военщины, правящей монархической бюрокра­тии, - двуединой силы, ставшей со времен буржуазных ре­форм активным проводником интересов господствующих классов: полуфеодальных помещиков и крепнущей монополистической буржуазии. Это выражалось, в частности, в осо­бом, привилегированном положении таких звеньев государ­ственного аппарата, как Тайный совет, Генро (совет старей­шин), Министерство двора, в ведении которого находились огромные земельные владения императора, а также руково­дящей верхушкой армии. Тайный совет, состоящий из пре­зидента, вице-президента и 25 советников, назначался импе­ратором из высших военно-бюрократических кругов. Он был независим как от парламента, так и от кабинета министров. Ему предписывалось по ст. 56 Конституции обсуждать государственные дела по запросам императора. Фактически ка­ждое сколько-нибудь важное решение в государстве должно было согласовываться с членами Тайного совета, от него же исходило одобрение императорских указов и назначений. Внеконституционный орган Генро, оказывавший решающее влияние на политику страны в течение полувека, состоял из пожизненно занимающих свои места представителей знати бывших Юго-Западных княжеств.

В 1889 году император установил, что все наиболее зна­чимые вопросы, относящиеся к армии и флоту, начальники соответствующих штабов докладывают ему, минуя прави­тельство, даже военного и морского министров. Военщина могла тем самым влиять на решение императора о замеще­нии двух главнейших постов в правительстве - военного и морского министров, предрешая тем самым вопрос не только о составе правительства, но и его политике. Это положе­ние в 1895 г. было законодательно закреплено. Посты воен­ного и морского министров могли замещать лишь военные находящиеся на действительной военной службе.

Специальный раздел Конституции был посвящен пра­вам и обязанностям японских подданных (платить налоги и нести военную службу), которые отождествлялись с их дол­гом перед "божественным" императором. Среди прав и сво­бод японских подданных названы свобода выбора местожи­тельства, перемещения, свобода от произвольных арестов, слова, печати, вероисповедания, собраний, петиций, союзов. Но все эти свободы допускались в "установленных законом пределах".

Сугубо формальный характер этих прав и свобод осо­бенно ярко проявился в отношении свободы вероисповеда­ния, затрагивающей самую чувствительную сторону япон­ского мировоззрения. Требование отделения религии от го­сударства, признания свободы вероисповедания все настой­чивее стали звучать еще в период, предшествующий при­нятию конституции, по мере того, как идеи свободы и ра­венства овладевали умами наиболее образованных слоев общества. Под влиянием этих требований в 1877 г. было ликвидировано Министерство религиозного образования.

Пересматривая в очередной раз свою религиозную по­литику, правительство в 1882 г. предприняло хитроумный ход. Формально провозгласив "свободу религии", оно объя­вило синтоизм не религией, а государственным ритуалом. В связи с этим всем синтоистским священникам импера­торских и государственных святилищ было запрещено со­вершать религиозные обряды и проповеди. Они должны были отправлять лишь государственные ритуалы, верховным блю­стителем которых в качестве главного священнослужителя становился сам император, что лишь усиливало его религи­озный авторитет. Синтоизм, таким образом, превращался в некую "сверхрелигию", непосредственно включенную в государственную систему.

Сознательному восприятию индивидуальных прав и свобод препятствовало и целенаправленное внедрение вла­стями в общественное сознание принципа "священной япон­ской национальной общности" ("кокутай"), идеи, четко вы­раженной Ито, что "отношения между властями и поддан­ными были изначально определены при основании японского государства".

Формальное закрепление буржуазно-демократических прав и свобод не могло изменить сугубо консервативного характера Конституции 1889 г., но Конституция стала опре­деленным шагом вперед по пути крайне ограниченной де­мократизации японского общества. Вместе с утверждением представительного органа, провозглашением буржуазно-демократических прав и свобод она способствовала станов­лению фактически новой переходной формы японского го­сударства от абсолютной к дуалистической монархии, в рам­ках которой в последующие десятилетия не только консер­вировались феодальные пережитки, но и происходило стре­мительное развитие японского капитализма.

 

К содержанию книги:  История государства и права зарубежных стран

 






Смотрите также:

 

Проблемы теории права и государства: Вопросы и ответы    Теория государства и права 

 

 Предмет истории государства и права России

История государства и права близка к науке теории государства и права. Обе они изучают возникновение государства и права. ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/1.htm

 

 ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ

История государства и права тесно связана с уже изученными студентами дисциплинами - Историей государства и права стран и Теорией ...
www.bibliotekar.ru/istoriya-gosudarstva-i-prava/

 

 Понятие финансового права. Система финансового права. Аспекты ...

Большинство авторов, разрабатывающих общие проблемы теории государства и права, а также изучающих вопросы финансовой деятельности, ...
www.bibliotekar.ru/finansovoe-pravo-3/4.htm

 

 Философия права принадлежит к числу основополагающих дисциплин ...

Традиционно она служит теоретическим введением к ряду других юридических курсов - общей теории государства и права, истории, ...
www.bibliotekar.ru/filosofiya/126.htm

 

 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации ...

М.В.Ломоносова. Соискатель кандидатской степени в Институте государства и права РАН. Тема диссертации: "Теория разделения...
bibliotekar.ru/kodex-arbitrazh/index.htm

 

 Историография истории государства и права России

Тем не менее, элементы предмета истории государства и права России можно найти в ... наиболее влиятельным из которых был...
bibliotekar.ru/istoria-prava-rossii/2.htm

 

 Бухарин. Маркс. Энгельс. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА

Необходима, следовательно, социологическая теория государства. ... было заявлено, что "целью правителя являются в стране права, ...
www.bibliotekar.ru/buharin/1.htm