На главную

Журнал Знак вопроса

 


«Знак вопроса» 1/90


Кто вы, рудокопы Росси?

 

БАЛАНДИН Рудольф Константинович

 

Духовные памятники прошлого

 

Привычно выражение «памятники материальной культуры». Их изучают прежде всего археологи. Это напоминает исследования палеонтологами окаменелостей, ископаемых остатков. По материальным зримым весомым свидетельствам прошлого можно восстанавливать облик и экологию животных, образ жизни, культуру, степень технического развития общества.

 

Для человека особое значение имеют духовные памятники. К ним относится прежде всего разговорный язык. Казалось бы, это средство общения совершенно эфемерное. Слова в разговоре, песне исчезают без следа: сотрясения воздуха, звуковые волны — только и всего. И вот они-то могут оказаться долговечнее каменных строений!

 

А дело все в том, что слова выражают мысли, чувства, образы, которые возникают и сохраняются в сознании людей, передаваясь не только в пространстве — от человека к человеку, но и во времени — из поколения в поколение.

 

Память поколений удивительно долговечна. И хотя язык, подобно всему на свете, подвержен изменениям, ученые научились их не только учитывать, но и по ним узнавать некоторые важные сведения о прошлом племен и народов, их прежних контактах, миграциях, об окружавшей их природной среде. Язык позволяет выяснить, когда и где то или инОе племя  обособилось или сформировалось.

Делается это примерно так.

 

Сначала определяется степень родства языков — по сходным словам, грамматическим формам, особенностям произношения. Например, у нас речь идет о славянских языках. Они относятся к индоевропейской группе (языковой семье), в которую входят языки индийские, иранские, германские, италийские, балтские, албанский, армянский, а из умерших—латинский, фракийские, хеттский (Малая Азия), тохарские (Западный Китай) и др.

 

Вряд ли все они были ветвями одного ствола, происходили из единого общего корня. В таких издавна населенных регионах, как западная и юго-западная Азия, Ближний Восток, Северо-Восточная Африка, Центральная, Западная и Южная Европа, любые племена и культуры находились во взаимодействии. Поэтому для каждого языка индоевропейской семьи характерны и некоторые «личные» особенности. Тем не менее все они составляют некую общность.

 

К какому времени и какой территории она относится? Об этом языковеды судят примерно так. Известны некоторые общие слова для всей этой группы. Скажем, береза: литовское berzas, германское birke, древнеиндийское bhuria. To же относится к понятию «зима»; литовское zieme, латинское hiems, древнеиндийское «снег» — hima. Следовательно, некогда эти народы объединялись одной культурой, имели единый язык (вернее, его разновидности) и обитали в средней полосе Европы. Когда это было?

 

В позднем каменном веке! Тогда в ходу были каменные орудия труда, кремневые топоры и ножи. Славянские слова «камень», «кремень», «нож» соответствуют германским hammer (молот) и skrama (топор), литовскому akmio (камень), древнепрусским nagis (кремень).

  

Приводя эти примеры, В. В. Мавродин делает вывод: «Индоевропейские языки (или индоевропейский праязык) существовали уже в те времена, когда орудия труда изготовлялись еще из камня, т. е. во времена неолита. Никаких достоверных общеиндоевропейских названий металлов не существует... что указывает на относительно позднее их появление... Следовательно, индоевропейская общность перед своим распадом не вышла за пределы неолита и вся ее история приходится на век «камня». На то же указывают сходные слова, относящиеся к охоте (названия многих животных; такие понятия, как мясо, кровь, жила, кость, шкура, а также связанные с добыванием и обработкой меда).

 

А когда в Европе закончился каменный век, пора охоты и собирательства? Археологи установили: примерно 5 тысячелетий назад. Учтем, что около 11 тысячелетий назад северная половина Европы освободилась от ледникового покрова и на обширных территориях группы охотников кочевали вслед за стадами мамонтов, северных оленей, диких лошадей и других крупных млекопитающих.

 

Можно предполагать, что тогда-то и началось формирование единой индоевропейской и столь же крупной финно-угорской культур. Периодические кочевья, перемещения племен должны были способствовать языковой общности. Затем отдельные группы, роды, племена стали переходить к оседлому образу жизни, заниматься земледелием

 

и скотоводством, добычей и выплавкой металлов, ремеслами, строительством. Обживая определенные территории, они обособлялись, обретали самобытность, развивали свою более или менее самостоятельную культуру, прежде всего духовную, отражающую мир природы, материальных ценностей, быта и ритуалов, а также отношения между людьми, переживания, верования, знания, представления о прекрасном...

Между прочим, одно из древнейших слов индоевропейской группы означает «знание», «познание» — «веды» (ведуны, ведьмы — от того же корня), а также «речь» (слово). Значит, с давних пор у этих народов знания, духовная культура выделялись особо и, по-видимому, почитались, как высокие ценности.

 

Изучение кремнедобывающих шахт позволило понять, как шахтеры каменного века со временем совершенствовали свое мастерство, улучшали орудия труда и технологию добычи полезного ископаемого. Извлеченные из шахт кремневые желваки обрабатывались в расположенных рядом мастерских. Изготовлялась преимущественно стандартная продукция — каменные топоры. Потребность в них, по-видимому, значительно   возросла   в   связи   с   широким распространением подсечного земледелия. Наибольший размах горных работ и производства каменных топоров датируется серединой II тысячелетия до н. э. (около 3,5 тысячелетия назад).

 

Древнейший памятник бронзового eejcа в Понеманье — погребение в шахте в долине Росси, у пос. Красносельского. Остатки погребений с трупосожжением найдены на стоянке Русаково-Н. По данным, полученным за последние годы, специалисты определили, что в раннем бронзовом веке в Понеманье пришлое население (культура шнуровой керамики) долгое время мирно сосуществовало с потомками создателей местной нсманской культуры.

 

М. М. Чернявский приходит к таким выводам: «В результате взаимодействия племен сложились культуры бронзового века, в которых в разной степени удерживались неолитические элементы. Большинство исследователей связывают эти культуры (тшцинецкую с сосницкой, лужицкую, прибалтийскую) с конкретными этническими общностями — ближайшими предками балтов и славян...

 

В бронзовом веке постепенно выделялись роды и племена, которые имели больше скота или получали большее количество зерна, или владели другими материальными ценностями. Создавались некоторые излишки продуктов, что содействовало обмену... В бронзовом веке наметились большие культурные общности, имеющие отношение к процессу происхождения народов. Тогда уже существовала индоевропейская языковая семья, к которой принадлежит славянская ветвь языков».

 

Многие крупные слависты — М. Фасмер, Т.-Лер-Сплавинский, Ф. П. Филин — пришли к мнению, что праславянский язык сформировался в середине первого тысячелетия до нашей эры. А вот высказывание другого крупного знатока древних славян В. В. Седова: «На основе рассмотренных языковых данных можно сделать вывод общего порядка. Отдаленные предки славян, т. е. древнеевропейские племена, ставшие позднее славянами, во II тысячелетии до н. э. жили в Центральной Европе и находились в контакте прежде всего с протогерманцами и протоиталиками. Скорее всего они занимали восточное положение среди европейской группы индоевропейцев. В таком случае им принадлежала какая-то область, входящая в регион, обнимающий бассейн Вислы».

 

Таким образом, в поисках племени руссов (россов) можно и нужно учитывать памятники духовной культуры.

При этом следует учитывать некоторые противоречивые данные. С одной стороны, многое указывает на тесные связи в древнейшие времена праславян и прабалтов. Однако не менее существенны сведения о контактах славянских и иранских> (скифо-сарматских) племен. На это указывают некоторые общие (или «родственные») божества, мифологические образы, сюжеты.

 

«Количество иранских параллелей в языке, культуре и религии славян настолько значительно,— считает В. В. Седов,— что в научной литературе поставлен вопрос о славянско-иранском симбиозе, имевшем место в истории славянства. Очевидно, что историческое явление затронуло лишь часть славянского мира и часть иранских племен. В этот период, нужно допустить, славяне и иранцы жили на одной территории, смешивались между собой, и в результате ирано-язычное население оказалось ассимилированным».

 

Высказано предположение, что не только название племен хорват и север, но и русь имеют иранское происхождение. Действительно, есть древнеиранское слово aurusa (белый). Вдобавок известный историк и славист Б. А. Рыбаков доказывает происхождение названия «росс» от имени реки Рось — правого притока Днепра южнее Киева. В этом районе издавна, еще до нашей эры, господствовали ираноязычные племена. Кроме того, одно из них (или связанное с ними) именовалось «росомоны», что ученый переводит как «люди росы». А один сирийский автор VI в. писал о народе «рос», живущем где-то севернее земли амазонок, которые, судя по легендам, находились в Приазовских степях.

 

Спору нет, среднее течение Днепра с древнейших времен (4—5 тысячелетий назад) было крупным культурным центром. Здесь впервые для Восточной Европы были освоены земледелие и скотоводство, началась эпоха металла. А «на рубеже V—VI вв. н. э.,— пишет

 

 

Но тут возникают серьезные сомнения. Почему в этом регионе очень древней культуры местное население получает новое имя «россы» («руссы») и создает новую культуру? Почему летописец Нестор среди «коренных» славянских племен для этого района назвал полян, да еще уточнил, что их со временем стали звать руссами? Почему лингвисты отмечают эпоху не славяно-иранского (славяно-скифского) единства, а славяно-балтского? Почему племя пруссов, судя по всему, обитавшее в соседстве с руссами, вдруг оказывается в отдалении от них? Если племя с давних пор обитало в Среднем Поднепровье и дало имя великому государству средневековья, то почему о нем ничего не было слышно до этого времени?

 

А чем объяснить двойное название племени: россы и руссы? Предположим, от росомонов и Роси можно вывести россов. Ну а руссы и Русь — откуда? Если из-за простой замены одной буквы на другую, то почему не возобладал один вариант, но веками продолжали существовать оба, словно в этом был какой-то смысл?

Можно предположить, что в середине I тысячелетия н. э., когда славяне заселяли Среднее Поднепровье, некоторые местные ирано-язычные племена переняли новую культуру и образовали вместе с пришельцами новую общность, получившую название россы (руссы) от имени росомоны. Если учесть вдобавок, что украинцы (малороссы) по внешнему облику и особенностям говора тяготеют к иранскому типу, то тогда...

 

Вот тогда-то и появляются новые сомнения. По всем данным разделение восточных славян произошло сравнительно поздно, в конце средних веков. А откуда пришли россы? И почему это странное племя постоянно тяготело к более северным краям, доходя до Балтийского побережья, политически связав себя с варягами, Рюриковичами? Почему в языке восточных славян преобладают именно балтские, а не иранские связи?

 

Спору нет, на все (или почти на все) возникающие вопросы можно подобрать более или менее основательные ответы. Но такая операция слишком напоминает подгонку под заранее известный ответ. От очень слабой зацепки (имя племени росомонов, сведения о славяно-иранских контактах) строится концепция, требующая постоянных подтверждений. А в науке ценятся гипотезы, позволяющие открывать новые факты, идеи, теории, которые подтверждаются независимыми, подчас неожиданными сведениями.

 

С этой точки зрения более привлекательной, пожалуй, выглядит другая гипотеза. Она связывает племя россов (руссов) с балтами или, во всяком случае, с прабалтами, которые в древности, до нашей эры, немногим отличались от праславян, составляя с ними единую языковую группу.

 

 

Оглавление:

К читателям

Момент истины?

Странности истории

Вопреки обыкновению

Необходимое  отступление

Духовные памятники прошлого

Северная Русь

До венедов

Могучий  единомышленник

Россь Белорусская

Руссы

Народ и культура

Как это могло быть?

Зачем нам надо это изучать?

Последние штрихи

 

 

На главную

Журнал Знак вопроса