Вся электронная библиотека >>>

 Реки в древности >>>

          

 

АЛЛЮВИЙ ВЕЛИКИX АНТРОПОГЕНОВЫХ ПРОРЕК РУССКОЙ РАВНИНЫ

ПРАРЕКИ КАМСКОГО БАССЕЙНА


Раздел: Палеология

      

ГЛАВА ВТОРАЯ СРЕДНЯЯ ПРА-КАМА.

 Аллювиальные отложения Нижне-Чусовского и Левшинского районов

  

 

К Средней Пра-Каме отнесен отрезок Камской прадолины от устья с. Чусовой до устья р. Белой. Несмотря на большой объем буровых работ, выполненных на этом отрезке при инженерно-геологических изысканиях под Пермскую (Камскую) и Боткинскую ГЭС, при поисках и разведке нефти, а также при других общих и специальных геологических исследованиях, погребенные аллювиальные отложения венедской и кривичской свит остаются здесь все еще мало и неравномерно изученными.

Решающее влияние на недостаточную изученность аллювия Средней Пра-Камы оказали три фактора: 1) неохваченность бассейна Средней Камы государственной съемкой четвертичных (антропогеновых) отложений; 2) незначительное количество буровых скважин, пройденных в пойме р. Камы на всю мощность антропогеновых осадков; 3) небольшая мощность сохранившегося от последующего размыва аллювия Пра-Камы, что затрудняет выделение его из общей толщи аллювиальных отложений.

Последний фактор в ряде случаев является превалирующим. При малой мощности сохранившегося аллювия прарек он часто бывает представлен только песчано-гравийно-галечными осадками фации размыва, на которых залегают такие же породы базального горизонта более молодых аллювиальных свит. При налегании одного базального горизонта на другой различить разновозрастные аллювиальные свиты при первичной геологической документации бывает крайне трудно, подчас практически невозможно. Только тщательное изучение петрографического состава галек, их формы, степени и характера окатанности, дает возможность уверенно расчленить сложенные базальные горизонты на их разновозрастные части.

Малые мощности сохранившегося аллювия прарек и незначительная ширина погребенных прадолин свойственны долине Средней Камы почти на всем ее протяжении. Обусловлено это в первую очередь литологиче- ским составом коренных доантропогеновых пород, в которых разрабатывали свою долину венедская и кривичская Пра-Кама, верхнеантропо- геновая и голоценовая Кама.

В долине Средней Камы широко развиты верхнепермские породы казанского яруса (белебеевской свиты) и татарского яруса, в составе которых много трудноразмываемых пород — песчаников, конгломератов, известняков, мергелей. Эти полускальные и скальные породы затрудняли ход эрозионных процессов, замедляли разработку прадолин как в глубину, так и в ширину.

Литологический состав пород, различная податливость их размывающему воздействию речного потока оказывают огромное, определяющее влияние на ход эрозионных процессов, на формирование речных долин, на глубину речного размыва, мощность и состав аллювия, форму и размерность долин, уклоны и скорости течения и т. д.

Влияние это можно было наблюдать в Соликамском районе. Ярко сказывается оно и в бассейне Средней Камы и .в бассейнах ее притоков, например р. Чусовой. По моим наблюдениям (Горецкий, 1948, стр. 59), «определяющее влияние на ширину чусовской долины, а вместе с тем и на географическое распространение молодых террас, оказывает литологический состав коренных пород и соотношение площадей легко размываемых и трудно поддающихся размыву пород.

Огромная ширина и террасированность долины в нижнем течении р. Чусовой объясняется прежде всего сплошным развитием здесь легко размывающихся пород артинского и кунгурского ярусов: слабых песчаников, мергелей, аргиллитов, глин и т. п.

В среднем течении Чусовой суженность долины и относительно меньшая ее террасированность объясняются широким распространением на этом отрезке трудно размываемых известняков.

Там, где известняки сменяются более слабыми породами нижнего девона— алевритами и аргиллитами, переслаивающимися с песчаниками, ширина долины и ее террасированность резко увеличиваются...

В нижнем течении молодые террасы доминируют над всеми остальными террасами; в среднем течении, наоборот, сильнее распространены более древние террасы. Река Чусовая в среднем течении не производит крупной эрозионной работы по боковому размыву и не образует обширных молодых террас».

Небольшая мощность осадков погребенных аллювиальных свит, сохранившихся от размыва в долине Средней Камы, ничтожное участие в них старичных отложений, преобладание в составе сохранившегося аллювия песчано-гравийно-галечного материала,—-все это ограничивает возможности палеонтологического изучения отложений Пра-Камы, более точного определения их возраста.

Ключевым участком для исследования возрастных соотношений аллювиальных свит и речных террас Камской долины является устье р. Чусовой.

Д. В. Борисевич (1948) насчитывает близ устья р. Чусовой пять надпойменных террас, из которых к четвертичным он относит первые три. Возраст чусовских приустьевых террас Д. В. Борисевич контролирует соотношением их с надпойменными террасами нижнего и частично среднего течения р. Чусовой, где датировка некоторых доантропогеновых террас определена палеонтологическими методами.

Первую надпойменную террасу близ устья р. Чусовой с относительной высотой 20—22 м, Д. В. Борисевич относит к вюрму, вторую (36— 38 и) — к риссу, третью (50—52 м) — к минделю; более высокие террасы обоснованно датируются плиоценом. Террасу высотой 10—12 м Д. В. Борисевич считает высокой поймой.

Большинство исследователей принимает высокую пойму Д. В. Бори- севича за I надпойменную террасу, I надпойменную террасу — за II, II —за III, III —за IV.

Аллювиальные отложения кривичской среднеантропогеновой свиты впервые близ устья р. Чусовой были обнаружены В. И. Громовым (1948, стр. 288—289), в урочище Пещерный лог, где р. Чусовая «непосредственно подмывает склон 40-мет1ровой террасы, вскрывая ее строение... Глинистый цоколь заметно поднимается, и в его верхней части появляются прослои галечников (рисские флювиогляциальные подморенные отложения), в которых были найдены кости крупных млекопитающих (Bos); на осыпи же и на берегу встречаются архаические отщепы из кремнистых сланцев. Среди этих находок оказался один типично мусть- ерский остроконечник. Имеются основания (сохранившаяся порода) предполагать, что эти остатки происходят из галечниковых линз верхней части синих глин, образующих цоколь 2-й надпойменной террасы. Выше лежат «мореноподобные» суглинки и торфяники, перекрытые делювиальными суглинками. Высота на бровке 27 м. По-видимому, это — сниженная часть 40-метровой третьей надпойменной террасы».

Аллювиальные синие и синеватые глины с линзами песка, уходящие под уровень реки, слагают, по В. И. Громову (там же, стр. 280), «низы разрезов третьей надпойменной террасы» и «представляют цоколь, общий со второй надпойменной террасой. Геологический возраст этого цоколя определяется, с одной стороны, находкой в нем (?) мустьерского остроконечника, с другой — остатками гигантского оленя и сайги, указывающими на хазарский (раннерисский) возраст гравийных песков и галечников (в которых они были найдены), залегающих в верхней части цоколя. В полном согласии с этим находятся и данные пыльцевого анализа, показавшие наличие открытого безлесного ландшафта с преобладанием лебедовых (Chenopodiaceae) .в эпоху отложения синих глин».

Таким образом, синие глины, подстилающие осадки с хазарской (раннерисской, по В. И. Громову) фауной млекопитающих, можно было бы считать дохазарскими. Но больше основания относить синие глины к фации стариц той же кривичской свиты, к которой принадлежат и хазарские отложения с фауной и мустьерским остроконечником, т. е. считать синие глины также хазарскими, доднепровскими (или раннерисскими, раннеднепровскими, по В. И. Громову).

При осмотре местонахождения синих глин в 1956 г., после заполнения Пермского водохранилища, мною были обнаружены у с. Глядень значительные по протяженности выходы осадков фации стариц кривичской аллювиальной свиты (III надпойменной террасы).

Непосредственно над урезом воды (отметка 107,0 Л1) обнажалась торфянистая гиттия мощностью 0,5 м; над гиттией залегали старичные суглинки, желтовато-серые, с зеленоватым оттенком, с редкими растительными остатками, мощностью 3,5 м, перекрываемые торфянистой гиттией, имевшей мощность 1,0 м. Осадки фации стариц перекрывались перигляциальными мелкими песками, переслаивающимися с супесями, сильно облёссованными в верхней части.

Близость коренного берега сказывалась в появлении среди осадков фации стариц и в перигляциальной толще небольших линз щебня и галечника из местных пермских пород (известняки, песчаник, мергель), представляющих пролювиально-делювиальные образования.

Весьма важное значение для определения возраста венедской и кривичской аллювиальных свит Средней Камы имеет возрастное положение IV надпойменной террасы, обнаруженной В. И. Громовым (1948, стр. 280—281) у д. Остров. Эта терраса «по своему геологическому строению резко отличается от более низких наличием цоколя из палеозойских пород, с отметкой на бровке его 10—11 м, и участием в ее строении суглинков, неотличимых от морены, а также мощных (до 10 м) флювиогляциальных (?) галечников, залегающих под «мореной». Никаких руководящих палеонтологических остатков в этой террасе найдено не было; однако на основании стратиграфических сопоставлений возраст ее может быть определен не моложе начала максимального (рисского) оледенения. Вероятно, она была сформирована еще в начале четвертичного периода, а затем перекрыта ледниковыми отложениями».

Е. Н. Щукина (1957) сомневается в ледниковом происхождении мо- реноподобных пород, залегающих на аллювии IV надпойменной террасы между деревнями Остров и Красная Слудка на протяжении нескольких сотен метров, так как мореноподобные отложения обладают сортиро- ванностью материала и «наличием в обломках только местных пород».

Под мореноподобными глинами, по Е. Н. Щукиной, «залегают мелкозернистые тонкослоистые пески, сменяющиеся ниже мощной толщей галечников, 12—15 м мощности, залегающих на известковисто-глинистых сланцах палеозоя. Галечники состоят из галек до 5 см в диаметре, включенных в разнозернистые пески. В толще галечника прекрасно выражена слоистость, горизонтальная, сменяющаяся косой. По характеру слоистости эти галечники представляют типичные аллювиальные отложения. Спорадически в галечниках залегают крупные валуны, размером до 0,5—0,7 м,— это дало основание В. И. Громову считать их за флювио- гляциальные. Однако, такое присутствие валунов может быть объяснено и переносом их льдинами, при разработке рек в условиях перигля- циальной области с развитием вечной мерзлоты».

Выше устья р. Чусовой IV надпойменная терраса не была найдена в долине р. Камы, хотя в долине р. Чусовой эта терраса четко прослеживается на большом протяжении. Невыраженность IV надпойменной террасы в Камской долине выше впадения Чусовой, при хорошем ее развитии в соседней Чусовской долине, не покрывавшейся днепровским оледенением, обусловлена, по всей .вероятности, деформирующим воздействием ледника максимального оледенения.

Ниже устья р. Чусовой IV надпойменная терраса распространена и в долине р. Камы, причем постель аллювия этой террасы неизменно располагается выше уреза воды, как иуд. Остров.

Осадки кривичской аллювиальной свиты погребены в долине Верхней Камы под отложениями поймы, I и II надпойменных террас; аллювий кривичской свиты приурочен там к III надпойменной террасе ((с. Слудка на р. Каме). На Усть-Чусовском участке отложения кривичской свиты, включая синие старичные глины, также связаны с III надпойменной террасой. На этом участке, как и на Верхней Каме, осадки погребенной кривичской свиты подстилают отложения II надпойменной террасы, образуя ее цоколь.

Зная возраст II надпойменной террасы в устье р. Чусовой, можно было бы уточнить положение верхнего возрастного предела и кривичской аллювиальной свиты. Но в датировке отложений II надпойменной террасы Усть-Чусовского участка, являющейся общей для Чусовой и Камы, между исследователями нет единства взглядов.

Культурный слой верхнепалеолитической стоянки М. В. Талицкого, залегающий в осадках II надпойменной террасы на глубине 12,5—16,0 м, относится О. Н. Бадером (1957) и П. П. Ефименко (1953) к мадлену, т. е. к верхнему антропогену. Д. В. Борисевич (1948, стр. 42) считает, что эта терраса, с относительной высотой 20—22 м, образовалась «не ранее вюрма».

Состав фауны млекопитающих из стоянки Талицкого (мамонт, шерстистый носорог, северный олень, лошадь, песец (?), заяц, копытный лемминг, полевки) свидетельствует о более древнем возрасте. В. И. Громов (1948, стр. 293) полагает, что «учитывая на стоянке Талицкого наличие носорога и в особенности лемминга, можно вывести заключение о близости ее к южной границе тающего рисского ледникового покрова и, предположительно, о тяготении к группе стоянок первой половины верхнего палеолита». Фауну млекопитающих стоянки Талицкого, по заключению В. И. Громова (там же), «можно было бы отнести ко времени после максимального оледенения, к стадии таяния рисского ледника, т. е. к позднерисскому веку или даже рисс-вюрмскому интерстадиалу».

О более древнем возрасте II надпойменной террасы у д. Остров говорят также результаты спорово-пыльцевого анализа торфяника, обнаруженного в кровле отложений этой террасы на глубине 3,5 м, под делювиальными палево-желтыми суглинками. По данным Р. Е. Гитерман (1953), в торфянике найдено много пыльцы широколиственных растений— 48%, тогда как в местных торфяниках голоценового возраста содержание пыльцы этих растений не превышает 21%; встречена пыльца дуба и орешника, практически отсутствующая в голоценовых торфяниках; много пыльцы липы — до 42%, при единичной встречаемости ее в торфяниках голоцена. Выше и ниже торфяника найдена пыльца карликовой березы и тундровых плаунов.

По моим наблюдениям (Горецкий, 1959), .верхняя часть осадков II надпойменной террасы у стоянки Талицкого сложена не аллювиальными породами, а половодно-ледниковыми отложениями перигляциаль- ной формации, нижний и средний горизонты которой относятся к днепровскому и московскому позднеледниковьям. Но не исключается, конечно, возможность, что культурный слой стоянки Талицкого залегал не в среднем, а в верхнем горизонте перигляциальной толщи, датируемом началом верхнего антропогена, валдайским позднеледниковьем.

Как глубоко залегают под синими глинами III надпойменной террасы у стоянки Талицкого и у Пещерного лога базальные горизонты погребенных венедской и кривичской свит, осталось не выясненным. Косвенно об этом можно судить по материалам бурения в нижней части долины р. Чусовой и на Левшинском участке долины р. Камы.

В нижней части Чусовской долины наиболее подробно освещен бурением отрезок между 131 и 150 км от устья реки, у селений Сосновка, За- болотье, Селы, Селянка, Плесо, Одинка; бурение осуществлялось под руководством гидрогеолога К. А. Костиной.

Постель аллювия располагается: 1) в пределах русла и низкой поймы преимущественно на 17,9—23,5 м ниже уреза воды в реке; 2) в пределах высокой поймы — на 12,0—13,5 м ниже уреза воды; 3) в границах I надпойменной террасы — на 5,6—7,9 м ниже уровня воды в реке; 4) в пределах II надпойменной террасы на 9,2 м выше уреза воды.

Такое нисходящее ступенчатое расположение эрозионных площадок в нижнем течении р. Чусовой является отражением интенсивных процессов глубинной эрозии. Явление это присуще преимущественно нижнему течению Чусовой, долина которой врезается в податливые размыву породы кунгурского яруса. Мощность аллювия низкой и высокой поймы значительно превышает здесь нормальную мощность аллювия, равную высоте максимального паводка плюс максимальная глубина реки (Го- рецкий, 1948). В этом отношении долина .нижнего течения р. Чусовой резко противоположна средним частям Чусовской и Камской долин, сложенным скальными и полускальными породами.

Обращает на себя внимание близость отметок постели связных пород пойменной фации на всех молодых террасах: низкой поймы, высокой поймы, I надпойменной террасы при весьма различных мощностях этих пород. По-видимому, условия меженного гидрологического режима реки при формировании прирусловых отмелей молодых террас не подвергались сильным изменениям. Менялись условия паводкового режима и временной фактор накопления пойменных осадков, что иллюстрируется последовательным возрастанием (от низкой поймы к I надпойменной террасе) отношения pr : pt.

Нисходящее ступенчатое расположение эрозионных площадок в нижней части Чусовской долины на 131—150 км убедительно доказывает, что на этом отрезке 'погребенные аллювиальные свиты отсутствуют.

Несколько ниже, у пос. Верхне-Чусовские Городки, отдельные буровые скважины вскрывали кунгурские осадки на очень низких отметках (до 52—55 м), но это объясняется наличием карстовых воронок, а не переуглублением речной долины.

Много карстовых воронок глубиной от 2—5 до 20—30 м было обнаружено бурением и на приустьевом участке Чусовской долины, а также на Левшинском участке Камской долииы, в полосе развития кунгур- ских гипсов и ангидритов.

При инженерно-геологических изысканиях под Пермскую ГЭС, проводившихся в течение 1930—1944 гг. с участием геологов Н. К. Тихомирова, Г. П. Агалина, Г. С. Буренина, Я. Р. Сапронова, В. С. Борисова, Д. П. Прочухана, Н. А. Натис, Б. И. Вейц, В. А. Апродова, Ю. В.Разумовского, А. М. Кузнецова, А. А. Турцева, В. П. Павлова, И. М. Пе- реслегина и др., было пробурено значительное количество скважин, достаточное для рисовки карты рельефа постели антропогеновых отложений в масштабе 1 : 10 000. Такие карты были составлены Г. П. Агалиным и В. А. Апродовым.

Эти интересные карты показывают, что в районе между устьем р. Чусовой и речкой Гайвой, правобережным притоком Камы, доантропогеновые породы залегают в русловой и пойменной частях долины Камы преимущественно на отметках 79—80 м.

На фоне этого выровненного рельефа вырисовывается свыше 40 углублений и небольших повышений с относительной глубиной понижений от 4—5 м до 8—15 м и небольших повышений до 2—3 м.

Наиболее глубокие и крупные понижения в доантропогеновом рельефе расположены в полосе распространения кунгурских гипсов и ангидритов; карстовое происхождение их не вызывает сомнений.

В средней части пойменной террасы, восточнее оз. Грязного, намечается цепочка небольших понижений, но они не образуют сплошной полосы, а лежат изолированно. Возможно, однако, что это остатки аллювия прарек.

Некоторым подтверждением такого предположения может служить схематическая карта изопах гидратизированных ангидритов нижней гип-

сово-ангидритовои толщи, составленная Н. С. Шатским ( 45). Изопаха 5 м окон- туривает полосу вероятного положения русла Пра-Камы, направленную на юго-запад, к долине речки Гайвы, с небольшим останцом более сохранных ангидритов посредине.

Мощность элювиирова- ния коренных доантропогеновых пород обычно возрастает под руслами рек, главным образом благодаря разгрузке подземных вод. Усиленная гидратация ангидритов сакмарского яруса наблюдалась в полосе Кинель- реки, под руслом ее и по бортам, в Сокольско-Белях- чинском районе Нижней Камы. Зона максимальной гидратации ангидритов позволила мне схематически наметить там контуры нижнепермской Прото-Камы. По тому же признаку можно воссоздать и вероятные границы антропогеновой Пра-

Камы. Останец слабо гидратизированных ангидритов может отвечать бывшему водоразделу между Пра-Камой и Пра-Чусовой или крупному останцу между двумя рукавами Пра-Камы.

В намечающейся полосе, древних русел Пра-Камы и Пра-Чусовой наблюдается не только повышенная гидратация ангидритов, но и превращение механического элювия пермских пород в химический, с увеличением суммарной мощности элювия до 14—16 м.

Но фактически доказать, что именно здесь проходило русло Пра- Камы, невозможно: базальные горизонты голоцена и погребенных аллювиальных свит сливаются в один сложенный базальный горизонт мощностью до 5—6 м, расчленить который по внешним признакам при полевой документации скважин было трудно.

Наиболее вероятные отметки ложа венедской Пра-Камы в Левшинском районе равнялись 72—74 м, а кривичской Пра-Камы 74—76 м.

Высокое залегание в Левшинском районе постели аллювия погребенных аллювиальных свит, а также верхнеантропогенового и го- лоценового аллювия, обусловленное затрудненной размываемостью доантропогеновых пород, предопределило пониженную мощность аллювия всех разновозрастных свит на всем протяжении долины Средней Камы. Это специфическая особенность аллювиального осадконакопле- ния в бассейне Средней Камы.

По сравнению с аллювием нижней части долины р. Чусовой (66) в аллювии верхней по течению части Средней Камы замечается значительное уменьшение мощности аллювия в русле реки и на низкой пойме, а также некоторое уменьшение мощности аллювия на высокой пойме.

 Количественная характеристика аллювия р. Камы в Левшинском районе (по данным бурения, средние и преобладающие значения при отметке межени 86 м)

Мощность аллювия низкой и высокой поймы в Левшинском районе (14,3—15,0 м) несколько ниже, чем в отстоящем на 220—250 км вверх по течению Соликамском районе, где преобладающее значение мощности аллювия пойменных террас равняется 16—18 м (по данным бурения 132 скважин) при отношении pr : pt, равном 0,21 на низкой пойме и 0,28 на высокой пойме.

Относительная высота постели аллювия в Левшинском районе приподнята в русле и на низкой пойме, по сравнению с аллювием нижней части Чусовской долины, на 10—15 м, а на высокой пойме — на 5—- 6 м.

Отметки постели аллювия на сопряженных молодых террасах р. Камы— низкой пойме, высокой пойме и I надпойменной террасе, очень близки в Левшинском районе ( 67). Эти террасы формировались в близких тектонических условиях при мало изменявшихся условиях элювиирования доантропогеновых пород. Близки на молодых пойменных террасах и отметки постели отложений фации разлива; значительные различия по этому показателю проявляются на высокой пойме с гривисто-донным рельефом и на I надпойменной террасе, характеризующейся дюнным микрорельефом: геоморфологические условия повлияли здесь на местное изменение гидрологического режима.

Постель аллювия II и IV надпойменных террас в Левшинском рай- оне располагается выше уровня воды в реке. Это явление прослеживается на всем протяжении Средней Камы.

Остатки III надпойменной террасы с относительной высотой 28—35 м не получили в Левшинском районе отчетливого геоморфологического выражения; постель аллювия III надпойменной террасы, или кривичской аллювиальной свиты, залегает на отметках 74—76 м.

По наблюдениям В. А. Апродова (1948, и др.), внесшего много нового в изучение антропогеновых осадков Камской долины, в песчано-гравий- но-галечных отложениях III и IV надпойменных террас (принимаемых мною за одну IV надпойменную террасу) имеются явные следы складчатости, вызванные давлением ледника днепровского оледенения, наступавшего по долинам с северо-востока. Судя по характеру складок, образование их можно связать с деформирующим воздействием мерзлотных процессов, относящихся ко времени максимального оледенения. Наличие сложной складчатости в осадках IV надпойменной террасы, вызванной влиянием днепровского оледенения (непосредственным или посредственным), подтверждает доднепровский возраст этой террасы.

Особенную ценность представляют результаты изучения В. А. Апро- довым петрографического состава гравия и галек в отложениях III и IV надпойменных террас ( 68).

По содержанию яшм и роговиков, кварцитов, кварцевых песчаников и известково-глинистых песчаников гравийно-галечные накопления III и IV надпойменных террас, выделяемых В. А. Апродовым и принимаемых мною за одну террасу, довольно близки. Характерную особенность этих отложений составляет заметное содержание гравия и гальки изверженных пород, преимущественно эффузивных. Значение руководящих приобретают в аллювии венедской и кривичской аллювиальных свит Левшинского района и всей Средней Камы, по моим наблюдениям, гальки и гравий порфиритов.

В верхней части гравийно-галечных скоплений III и IV надпойменных террас Левшинского района В. А. Апродов отмечает залегание большого количества валунов (остатки перемытой морены?), до 1,3 м в диаметре, среди которых им определены: кварциты, песчаники и габбро-диориты; валуны по большей части отличаются неправильной, угловатой и плитообразной формой.

Небольшая мощность аллювиальных отложений венедской и кривичской Пра-Камы, сохранившихся от последующего размыва (1—3 м, редко 4—6 м) и представленных преимущественно базальным горизонтом, ограничивает возможности более детального изучения условий формирования аллювия этих прарек.

Отметки постели аллювия молодых пойменных террас р. Камы снижаются вниз по течению, на расстоянии около 240 км, с уклонами порядка 6,2—7,1 см/км, примерно отвечающими осредненному уклону уреза воды в реке (7,5 см/км). Отметки ложа аллювия венедской и кривичской свит, а также II надпойменной террасы снижаются в дистальном направлении с меньшими уклонами, порядка от 2,9—4,2 до 5,0—5,8 см/км.

Такая существенная разница в уклонах основной стратиграфической поверхности молодых и более древних аллювиальных свит антропогена в бассейне Верхней и Средней Камы обусловлена рядом факторов, из которых важнейшими являются: а) неравномерные тектонические движения, б) выщелачивание каменной соли и в) различная податливость эродируемых пород размывающему воздействию.

Каков удельный вес этих факторов, покажут результаты прослеживания соотношений погребенных и молодых аллювиальных свит на всем протяжении Средней Камы.

Погребенный аллювий Камской долины на Пермско-Галевском отрезке

Изучение аллювиальных свит долины Средней Камы на отрезке между г. Пермью и пристанью Галево (у г. Воткинска) очень слабо документировано бурением на всю мощность аллювия. Поэтому количественная характеристика аллювиальных отложений рассматриваемого отрезка ( 69) является не более как первым приближением.

Недостаточность бурения до постели антропогеновых осадков восполняется в некоторой степени сплошной геологической съемкой, проведенной на территории Боткинского водохранилища Мещерской экспедицией Всесоюзного гидрогеологического треста под руководством И. Г. Кули- нича, Н. И. Хлюпина и М. И. Тешлера, с участием В. А. Морозова, А. П. Гричука, А. С. Хромых, Б. В. Графского, И. Н. Логачева, Р. Б. Кра- пивнера, А. Н. Симонова и др.

В долине Средней Камы относительно хорошо сохранились осадки более древних свит, чем венедская и кривичская, в том числе неогеновых.

Неогеновый аллювий представлен преимущественно песчано-гравий- но-галечными скоплениями, вскрываемыми не только скважинами, но и карьерами. В галечниках замечается укрупнение размеров книзу, от мелких и средних к крупным галькам (8—10 см) и даже мелким валун- чикам в основании, диаметром до 12—15 см и местами до 30—35 см. Гальки, как правило, хорошо окатаны, иногда как бы отшлифованы. В составе галек много кварца, кремней, роговиков, красных яшм и яш- мовидных пород, порфиритов; большое содержание порфиритовых галек составляет отличительный признак неогенового аллювия.

Пески разнозернистые, промытые, серые, бурые и красновато-бурые, местами косослоистые (с углами 10—15°), встречаются преимущественно в верхней части в виде линз.

Неогеновые галечники внешне похожи на пермские расцементиро- ванные конгломераты, в которых также много порфиритов, кварца и яш- мовидных пород. Различить их можно по следующим признакам: а) по значительно лучшей окатанности неогеновых галечников; б) по наличию среди них отшлифованных галек удлиненной формы; в) по явно выраженному укрупнению галек книзу в неогеновых террасах; г) ;по неполной иногда расцементации пермских галечников; д) по специфической приуроченности пермских галечников к мелким холмикам.

Широкое развитие конгломератов в составе пермских пород бассейна Средней Камы оказало сильное влияние на формирование рельефа и аллювия. Когломераты образуют своеобразную броню, предохраняющую пермские породы от денудации и эрозионного размыва. В местах развития конгломератов возникли холмисто-увалистые останцы, бронированные сцементированными галечниками; россыпи пермских галечников отличаются поэтому пятнисто-островным распространением.

Помимо аллювиальных песчано-гравийно-галечниковых скоплений, в составе неогеновых осадков довольно часто встречаются озерные глины и суглинки, озерно-аллювиальные суглинки, супеси и пески, развитые преимущественно на V надпойменной, плиоценовой (апшеронской) террасе или в углублениях ложа IV надпойменной террасы (под нижне- антропогеновым аллювием).

Озерные глины V надпойменной террасы местами переходят в озер- но-старичные зеленовато-серые глины и суглинки, содержащие прослои торфа, темно-коричневого, почти черного, хорошо разложившегося, лиг- нитизированного.

В образце такой озерно-старичной глины, вскрытой в Нытвенском районе у д. Большая Хмелевка скв. 558, на глубине 26,8 м, А. П. Жузе были обнаружены диатомовые водоросли следующего состава: Stephano- discus sp. (sp. nova) Melosira sp. (neogenica Jouse), M. praeislandica Jor.se, Fragilaria bicapitata, Epithemia sp.

А. П. Жузе пришла к заключению, что возраст глин с диатомовыми «дочетвертичный, по всей вероятности — верхнеплиоценовый». Наличие видов диатомовых, широко распространенных в омарском, апшеронском диатомите (скв. 2252) Нижней Камы, дает основание датировать отложения V надпойменной террасы Средней Камы верхним плиоценом, ап- шероном.

Следовательно, осадки вышележащей VI надпойменной террасы Средней Камы имеют акчагыльский возраст. Самую высокую, VII, надпойменную террасу Средней Камы, переходящую в миоценовую (по Д. В. Борисевичу, 1948) террасу Чусовой, условно можно отнести к миоцену.

Отложения кинельской свиты в пределах Лерм'ско-Воткинского отрезка долины Средней Камы небыли обнаружены.

Апшеронские озерные и озерно-старичные осадки, вскрытые скв. 558, не были пройдены на полную мощность. Поэтому категорически отрицать возможность залегания под ними кинельских пород нельзя. Косвенное указание на некоторую вероятность обнаружения осадков кинельской свиты в Нытвенском районе имеется в исследованиях К- Н. Негадаева-Никонова: он нашел в породах из скв. 523 с глубины 8,5 м (покров VI надпойменной, акчагыльской террасы) микрофауну, характерную для кинельской свиты Нижней Камы.

Конечно, единичные находки плиоценовой микрофауны и диатомовых не дают полной уверенности в возрастных определениях, так как эти палеонтологические остатки могли быть и переотложенными.

В частности, на возможность переотложения плиоценовых диатомовых в озерно-старичных осадках из скв. 558 указывают результаты палинологических анализов тех же пород, выполненных Г. Н. Лисицыной ( 70).

Г. Н. Лисицына считает, что «пыльца, найденная в исследованных образцах, является четвертичной, представителей более древней флоры найдено не было. Полученные пыльцевые спектры относятся к лесному типу, с господством в составе лесов хвойных и мелколиственных пород. Такой характер пыльцевых спектров свидетельствует о растительности умеренно-холодного климата, который мог иметь место и в конце и в

начале любой из межледниковых эпох. Полученные данные не позволяют аать более точных возрастных определений».

Пыльцевые спектры озерно-болотных отложений, вскрытых скв. 558, совершенно не похожи на спектры диатомитов омарского горизонта нижнего апшерона, пройденных скв. 2252 и расчистками в бассейне Нижней Камы.

Значит, нытвенские озерно-старичные породы не одновозрастны с смарским диатомитом, они моложе нижнего апшерона.

Наибольшее сходство имеют палинологические спектры нытвенских пород из скв. 558 со спектрами озерно-болотных отложений конца верхнего плиоцена Соликамского района, вскрытых скв. 303 и 368-д. В конце плиоцена там также преобладала лесная растительность с господством хвойных, значительным развитием мелколиственных пород (березы до 55%, ольхи до 4,5%) и подчиненным положением термофильных пород (1%).

Палинологические спектры не противоречат отнесению нытвенских озерно-болотных осадков к верхнему апшерону. С этим согласуется со-

став обедненной (но не переотложенной) плиоценовой флоры диатомовых омарского типа, высотное положение, условия залегания и фациаль- но-генетический тип пород, пройденных скв. 558.

Ни одна из скважин не достигала подошвы неогеновых отложений, опускающихся ниже отметки 87,1 м, т. е. почти до уреза воды .в р. Каме. Наиболее высокое залегание неогеновых осадков установлено «а отметке 163,5 м. Следовательно, мощность этих отложений превышает 76,4 м. Неогеновые осадки залегают в каньонообразной долине, врезанной в VI надпойменную, акчагыльскую, террасу и достигающей глубины не менее 90 ж ( 46).

К собственно нижнеантропогеновым отложениям, образовавшимся до накопления венедского и кривичского аллювия, относятся в бассейне Средней Камы осадки IV надпойменной террасы и озерно-делювиальных суглинков, заполняющих самые верхи Нытвенской эрозионной ложбины.

При палинологических исследованиях Г. Н. Лисицыной эти, предположительно нижнеантропогеновые, осадки оказались немыми.

Аллювиальная свита IV надпойменной террасы хорошо прослеживается на протяжении всего отрезка Камской долины между г. Пермью и пристанью Елово. Отличительные особенности этой свиты: самое высокое положение постели аллювия над меженным уровнем (20—28 м), небольшая мощность аллювия (4—10 м) и преимущественно галечни- ковый его состав.

Исключение составляет обнажение IV надпойменной террасы в Нытвенском районе, на левом берегу р. Камы у пос. Ново-Ильинского, выше пос. Коммуны Маркса (около 1 км). Постель аллювия IV надпойменной террасы снижается здесь до 16—17 м над уровнем воды, а мощность аллювия возрастает до 12—14 м.

Размер галек отчетливо увеличивается книзу — с преобладающих

2—      4          см до 10—20 см в базальном горизонте и даже до 25—30 см в основании этого горизонта.

В петрографическом составе галек много порфиритов, габро-диаба- зов, красных яшм, яшмовидных пород, кварцитов, красных кварцевых песчаников, кварца; гальки хорошо окатаны.

Хорошее обнажение IV надпойменной террасы имеется у с. Слудка Нытвенского района, с мощностью галечников около 8—12 м. Размер галек мелкий и средний, преобладают мелкие гальки диаметром 2—3 см. Окатанность галек хорошая. В петрографическом составе галек преобладают роговики и кремни, очень мало порфиритов. Среди галечников встречаются небольшие линзы песков, разнозернистых и мелкозернистых с косой слоистостью аллювиального типа. Изредка в составе аллювия IV надпойменной террасы вскрываются и пески русловой фации. Но русловые пески при этом бывают обогащены гравийным материалом.

Палеонтологические остатки в аллювии IV надпойменной террасы обнаружены не были.

Отложения венедской аллювиальной свиты сохранились в долине Средней Камы, на Пермско-Галевском отрезке, в самых низах древнего русла; они были уничтожены эрозией при формировании кривичской Пра-Камы, вследствие чего сохранившаяся мощность их крайне незначительна — всего около 2—4 м.

Счастливое исключение составляет небольшой участок Нытвенской излучины, где пройдены скв. 409 и 414, обнаружившие венедский аллювий мощностью в 10,4 и 16,2 м.

Венедский аллювий в этих скважинах представлен только фацией размыва — базальным горизонтом, состоящим из гравия и гальки. Величина галек возрастает книзу, с 1—2 до 4—5 см (преобладающий размер 2—4 см), а в основании базального горизонта до 10—20 см.

Гальки обычно хорошо окатаны. В петрографическом составе галек представлены: черные роговики, яшмовидные породы, кварц, песчаник, кварцит, известняк; гальки порфирита встречаются очень редко (они слабо окатаны).

Осадки венедского аллювия залегают, как правило, на 10—18 ж ниже меженного уреза воды (чаще на 11—14 ж). Лишь в скв. 409 и 414, где сохранилась наибольшая мощность отложений венедской свиты, кровля их поднимается до уреза воды и выше.

Никаких палеонтологических остатков в венедском аллювии на Перм- ско-Галевском отрезке долины Средней Камы найдено не было.

Осадки кривичской аллювиальной свиты, геоморфологическим эквивалентом которых можно считать III надпойменную террасу, перекрывают венедский аллювий и подстилают в ряде случаев аллювиальные свиты II и I надпойменных террас, высокой и низкой поймы. Залегают они (их постель) обычно на 2—8 м ниже меженного уреза воды в р. Каме (чаще на 3—5 ж).

Сохранившаяся от размыва мощность кривичского аллювия равняется 4—15 ж, чаще 7—10 ж, при полной первоначальной мощности 21— 26 ж.

Очень часто кривичская аллювиальная свита перекрыта покровом не аллювия более молодых террас, а осадков перигляциальной формации мощностью 5—20 ж, чаще 12—17 м.

Если кривичский аллювий уничтожен, в значительной своей части, размывом при формировании более молодых аллювиальных свит, то отделение его от аллювия других террас сильно затрудняется, так как высотные положения постели аллювиальных осадков низкой поймы, высокой поймы и кривичской свиты почти совпадают; близко к ним и по- чожение ниже меженного уровня) постели аллювия 1 надпойменной террасы.

Несколько легче различаются аллювиальные осадки кривичской свиты и II надпойменной террасы, так как постель аллювия кривичской свиты располагается, как правило, ниже меженного уреза воды, а ложе аллювия II надпойменной террасы — обычно выше меженного уровня.

Но в ряде случаев разница в относительной высоте постели аллювия III (кривичской) и II надпойменных террас выражается всего лишь 2—5 ж, и тогда определение принадлежности аллювия к III или II надпойменной террасе сильно затрудняется.

Эта трудность усугубляется тем обстоятельством, что аллювий обеих террас несет покров перигляциальных отложений, литологически очень сходных, представленных горизонтально-слоистыми, палевыми, коричневыми и желтыми супесями, суглинками и песками. Правда, мощность перигляциальных осадков на II надпойменной террасе обычно значительно меньше (3—7 ж), чем на III надпойменной, кривичской, террасе (10—20 ж). Но нередко мощность перигляциального покрова III надпойменной террасы бывает уменьшена денудационными процессами до такой же величины (3—7 ж), как и на II надпойменной террасе.

Различить в таких случаях аллювиальные отложения III и II надпойменных террас можно было бы по данным спорово-пыльцевых анализов, так как перигляциальный покров последнего, валдайского оледенения характеризуется древесными палинологическими спектрами, а более древние перигляциальные покровы — преимущественно травянистыми спектрами.

По мощности базального горизонта (7,5—10 ж) кривичский аллювий значительно уступает аллювию венедской свиты (10—16 ai); он несколько меньше аллювия IV надпойменной террасы (8—12 ж) и существенно превосходит все более молодые антропогеновые свиты Средней Камы (4—7 ж).

По общей мощности аллювиальных осадков наблюдаются примерно те же соотношения: 21—26 ж у кривичского аллювия, 7—18 ж (чаще 9— 13 ж) у более молодых свит. Первоначальная мощность аллювия венедской свиты и IV надпойменной террасы нигде на Пермско-Галевском отрезке Камской долины не сохранилась; по всей вероятности, она была около 20—25 ж Или несколько больше.

Осадки пойменной фации кривичской аллювиальной свиты были уничтожены при последующих размывах. Отложения фации стариц пользуются в кривичском аллювии слабым распространением: часто они вовсе отсутствуют, как и в более древних аллювиальных свитах (венедской и IV надпойменной террасы), или не превосходят по мощности 1,5—3 м. В более молодых аллювиальных свитах, особенно в аллювии высокой поймы и I надпойменной террасы, породы старичной фации развиты гораздо сильнее: они встречаются чаще и обладают большей мощностью — до 4—8 м.

Таким образом, кривичская аллювиальная свита в бассейне Средней Камы как бы замыкает первый этап аллювиального осадконакопления в антропогене, характеризующийся максимальной интенсивностью эрозии, наибольшей разработанностью Камской долины, высокой многоводностью, наиболее крутыми уклонами речного потока и повышенными скоростями течения, образованием самых мощных аллювиальных свит и самых мощных базальных горизонтов, с пониженным значением в составе аллювия осадков фации стариц.

Палеонтологическая характеристика аллювия Средней Камы, в особенности аллювия погребенных свит, чрезвычайно бедна.

Аллювий кривичской свиты, пройденный скважиной 1205 у дер. Плиш- кино, на левом берегу р. Камы против пристани Галево (относительная высота 24 ж), охарактеризован спорово-пыльцевыми анализами Г. Н Лисицыной (1961).

Накопление отложений фации стариц кривичского аллювия происходило в условиях умеренно-холодного климата с господством древесной растительности — темнохвойной тайги с преобладанием ели (до 78%) ч широким распространением сосны (20—71,5%).

Русловой аллювий кривичской свиты формировался также при умеренно-холодном климате, «о с преобладанием в составе древесной растительности сосны (64—69%), значительным участием ели (19—29%). заметным развитием березы (до 12%), ольхи (до 4%) и липы (0,5—1%)-

Контакт аллювия кривичской свиты с покоовными перигляциальны- ми отложениями обычно несогласный; в связных породах фации стариц кривичского аллювия при этом часто наблюдаются явления криотур- баций, морозобойные трещины, ледяные клинья.

Верхняя часть покровных пород, перекрывающих склоны водоразделов, IV, III и II надпойменные террасы, сложена песками сепарацион- ного делювия, широко развитого между г. Пермью и пристанью Галево, главным образом на левом берегу р. Камы.

В покровной перигляциальной толще мощностью до 15—18 ж, перекрывающей аллювий кривичской свиты, в долине Средней Камы широко распространены пески и супеси; суглинки занимают подчиненное положение, причем их удельный вес в составе покровных пород уменьшается в сторону тальвега долины.

В ряде случаев в перигляциальной толще встречаются линзовидные включения гравийно-галечного материала.

 

Погребенные аллювиальные свиты Сайгатского района

 

Аллювиальные отложения Сайгатского района, охватывающего долину Средней Камы при впадении ее левобережного притока Сайгатки. относятся к числу наилучше изученных в Камской долине.

Здесь производились в течение 1938—1939 и 1952—1956 гг. детальные инженерно-геологические изыскания под стгюительство Боткинской

ГЭС с участием геологов А. А. Федотова, В. В. Троицкого, С. Г. Овсиен- ко, М. Н. Порывкина, М. А. Кисляковой, А. Д. Колбутова, Ю. В. Разумовского, А. И. Сизова, М. Ф. Хашева, Г. К. Летова, Я. Я- Куузика, А. А. Лазарева, В. И. Крымовой и др.

Результаты изучения погребенных аллювиальных свит антропогена, а также более древней и более молодых аллювиальных свит, отражены: картой рельефа постели антропогеновых отложений, совмещенной с картой речных террас ( 47), типичным геологическим профилем по линии А — А ( 48) и таблицей количественной характеристики аллювиальных свит ( 71).

Венедская аллювиальная свита сохранилась от последующего размыва только в самой глубокой части Камской долины с отметкой эрозионного вреза 55—57 м, или на 9—11 м ниже уреза воды. Ложе более древней аллювиальной свиты, слагающей IV надпойменную террасу, находится на отметках 91—96 м; следовательно, глубина речного вреза венедской Пра-Камы, по отношению к предшествовавшей эрозионной ступени, составляла не менее 36—41 м.

Ширина сохранившейся части долинного тальвега венедской Пра- Камы колеблется в Сайгатском районе от 300 до 800 м. Направление долины венедской Пра-Камы совпадает в общих чертах с направлением современной Камской долины, с северо-востока на юго-запад. Погребенная венедская прадолина располагается то в правой, то в левой части современной долины р. Камы, прижимаясь к выступам коренных пород и не образуя значительных излучин.

Хотя венедская Пра-Кама проложила в Сайгатском отрезке Камской долины первую глубокую эрозионную борозду, но направление ее было в сильной мере предопределено первыми контурами долины нижнеан- тропогеновой и плиоценовой Камы: венедская Пра-Кама прижата у правого берега к выступу пермских пород, увенчанному аллювием IV надпойменной, нижнеантропогеновой, и VI надпойменной, плиоценовой, террас Камы.

Мощность сохранившегося аллювия венедской Пра-Камы невелика — около 3 м\ представлен он песчано-гравийно-галечными скоплениями ба- зального горизонта, не содержащими палеонтологических остатков.

Кривичская аллювиальная свита пользуется в Сайгатском районе необычайно широким распространением, слагая оба берега современной Камской долины и достигая в поперечном сечении свыше 9 км.

Хотя кривичская свита превосходит все остальные аллювиальные свиты антропогена по площади распространения, но мощность ее в Сайгатском районе (10,3—13,8 м) лишь немного выше мощности других аллювиальных свит (9,8—12,7 м —  71).

Пониженная мощность аллювия составляет, таким образом, характерную особенность всех аллювиальных свит Сайгатского района, как и прочих районов Средней Камы.

Ложе аллювия кривичской свиты располагается на 7—13 м выше отметок постели венедской аллювиальной свиты и лишь на 4 ж ниже уреза воды. В начальной части Средней Камы, в Левшинском районе, постель аллювия кривичской свиты лежит на 8—10 м ниже уреза воды в р. Каме или заметно ниже, чем в Сайгатском районе; значит, повышенное залегание постели кривичской аллювиальной свиты является также специфической особенностью Сайгатского района, по сравнению с начальной частью Средней Камы.

По условиям залегания и составу аллювия в кривичской аллювиальной свите можно выделить две подсвиты — древнюю и молодую. Шире распространена более древняя кривичская свита, с более высокими отметками ложа аллювия. Молодая кривичская свита залегает на более низких отметках.

Спорово-пыльцевые анализы были выполнены по образцам аллювиальных пород, отобранных из скв. 403, 254, 253, 248 и 465, расположенных по линии профиля А — А ( 48). Анализами освещены осадки древней кривичской свиты (скв. 403 и 254), молодой кривичской свиты (скв. 253), перекрывающих их отложений перигляциальной формации (скв. 403, 254 и 253), высокой поймы (скв. 248) и низкой поймь (скв. 465).

Отложения древней кривичской свиты охарактеризованы спорово- пыльцевым спектром I, типично выраженным на диаграммах скв. 254 и 403 ( 49 и 50). В. В. Зауер и Л. С. Короткевич дают этому комплексу следующее описание «I комплекс — наиболее древний из изученных. Преобладают споры зеленых мхов (Bryales) —23,7—88,7% и пыльца травянистых растений — 7,2—21,5%. Пыльца древесных пород занимает подчиненное положение — 0,7—46%. Мало спор папоротникообразных— 1,4—16%.

В составе пыльцы древесных пород господствует Picea 5—65,7% и Betula 8,3—83,5%. Пыльцы Pinus содержится 5,5—4,4%- Пыльцевые зерна других древесных пород встречаются в незначительном количестве и не в каждом анализе: Alnus до 11,6%, Abies до 4,3%, Tilia до 2,3%, Ulmus до 4%, Corylus до 2,5%.

Состав пыльцы травянистых растений отличается значительным разнообразием: много пыльцы Cyperaceae, Chenopodiaceae и Artemisia; пыльцы разнотравья до 15 видов, единичные пыльцевые зерна типичных представителей степной растительности Ephedra и Plumbaginaceae. Кроме того, изредка встречаются споры Osmunda и Selaginella selaginoides и в небольшом количестве особи пресноводной водоросли Ре- diastrum.

Описанный спорово-пыльцевой комплекс показывает, что осадки накапливались в зарастающем водоеме (осоково-гипновая ассоциация), окруженном открытыми травянистыми пространствами (луга) и ольхово- березовыми зарослями. Лесные массивы были далеко.

Сохранность пыльцы разная, в препаратах имеется смесь пыльцы хорошей сохранности с очень стертой и сильно минерализованной. Часть пыльцы, по-видимому, переносилась на значительные расстояния.

Кроме пыльцы и спор четвертичного возраста, обнаружены сильно метаморфизованные формы пермского возраста, меловые, эоценовые и неогеновые.

На основании состава спорово-пыльцевых комплексов можно предположить, что климат во время накопления этих слоев был прохладный, возможно несколько холоднее современного.

По всей вероятности, это конец межледникового времени: исчезновение теплолюбивых широколиственных пород.

По некоторым признакам: смесь пыльцы плохой и хорошей сохранности, большое количество спор Bryales и пыльцы травянистых растений, исчезновение пыльцы широколиственных пород (похолодание), присутствие переотложенных древних форм, 1-й комплекс сходен с комплексами хазарского времени.

На основании вышеизложенного горизонт, содержащий 1-й комплекс, можно датировать как Q2».

Приведенное описание и заключение палинологов в общем совпадает с геологическими определениями возраста кривичской аллювиальной свиты (хазарской); оно подтверждается и находками в этих отложениях М. Г. Кипиани семян Potentilla nivea L.

Обилие пыльцы травянистых растений, особенно осоковых и разнотравья, а также спор мхов (в верхней части кривичской свиты — в осадках фации стариц) объясняется, по всей вероятности, не столько ухудшением климатических условий, сколько местными фациальными и эко-логическими условиями: накоплением пыльцы и спор в зарастающем и мелеющем озерном водоеме, речной старице, сильно заболоченной к концу существования.

Такое обогащение пыльцой травянистых растений, особенно осоковых, наблюдается в породах фации стариц, главным образом в верхней части их (сильно заболоченной).

Влияние местных экологических условий необходимо учитывать поэтому и при сопоставлении 1 палинологического комплекса со II, характеризующим аллювиальные отложения молодой кривичской свиты, вскрытые скв. 253, отстоящей от скв. 254 (где осадки древней кривичской свиты, содержащие много пород фации стариц, охарактеризованы I споро-пыльцевым комплексом) всего лишь на 160 ж ( 48).

Русловые пески молодой кривичской свиты, пройденные скв. 253 на глубине 12,5—20,0 м, и перигляциальные суглинки и супеси, вскрытые этой скважиной на глубинах 9,00—12,0 м, содержали пыльцу и споры, состав которых представлен в  72.

Аллювиальные отложения молодой кривичской свиты резко отличаются от аллювия древней кривичской свиты преобладанием в спорово- пыльцевом составе пыльцы древесных пород, тогда как осадки древнего кривичского аллювия характеризуются господством в палинологическом составе пыльцы травянистых растений и спор мхов.

Сильные различия наблюдаются между древней и молодой кривичскими свитами и в составе пыльцы древесных растений: в спектрах первой свиты преобладает пыльца ели, в спектрах второй — сосны.

Такие существенные различия обусловлены, следовательно, не столько фациальными и экологическими особенностями, сколько разницей в возрасте.

В покровных отложениях перигляциальной формации, перекрывающих аллювиальные осадки молодой и древней кривичской свит, по данным палинологических исследований выделяется три пачки (см. 49). Нижняя пачка характеризуется III палинологическим спектром, с явным преобладанием травянистой пыльцы; верхняя пачка отличается господством древесной пыльцы (V комплекс); средняя пачка занимает промежуточное положение — в спектрах преобладает пыльца то древесных, то травянистых растений (IV комплекс). Нижняя пачка перигляциальной формации отнесена к среднему антропогену, верхняя — к верхнему, средняя ближе к среднему антропогену.

В составе древесной пыльцы всех трех пачек перигляциального покрова неизменно доминирует пыльца сосны ( 49 и  72), а в составе травянистой пыльцы — чаще преобладает пыльца Chenopodiaceae с заметным участием пыльцы Artemisia, присутствием степных Plumbagina- сеае и Ephedra.

Палинологические комплексы III, IV и V, характеризующие отложе ния перигляциальной формации, отражают климатические условия перигляциальной зоны — сухие и холодно-степные, изменяющиеся по мере отступания края ледника в сторону развития лесостепных условий (березовые колки, острова сосновых боров).

Отсутствие надежных палинологических эталонов для основных эпох, веков и фаз антропогена в Волжско-Камском бассейне сильно затрудняет истолкование данных спорово-пыльцевых анализов. Поэтому в качестве временных эталонов приходится принимать спорово-пыльцевые диаграммы отложений низкой, высокой-средней и высокой пойменных террас — для отдельных районов или отрезков Камской и Волжской долин. С этими временными эталонами и следует сопоставлять палинологические диаграммы более древних антропогеновых осадков.

На  51, 52 и 53 представлены спорово-пыльцевые диаграммы го- лоценовых отложений низкой поймы (скв. 465), высокой-средней поймы (скв. 5050, расположенная недалеко от скв. 240, нанесенной на профиль А—А,  48) и нормальной высокой поймы (скв. 248).

Наиболее древняя фаза формирования высокой поймы (фаза а на  53) отвечает умеренно-холодному и умеренно-влажному климату: преобладают споры мхов и пыльца травянистых растений; среди древесных пород равномерно развиты ель и береза, встречаются липа, вяз.

В следующую фазу, б, климат остается умеренно-холодным, но становится более сухим: относительное преобладание принадлежит пыльце трав и спорам мхов, среди древесных господствует береза.

Фаза в сопровождается заметным улучшением климата: уменьшением содержания пыльцы трав и значительным увеличением пыльцы древесных пород, уменьшением пыльцы березы и большим увеличением содержания пыльцы сосны, появлением пыльцы липы и орешника.

Фаза г ( 51, 52) отличается от предыдущей значительным увлажнением климата и некоторым похолоданием: малым развитием ели и резким сокращением удельного веса сосны, исчезновением широколист венных пород.

Фаза д, в течение которой началось формирование низкой поймы, характеризуется максимальным развитием лесной растительности, равномерным участием в древостое ели, сосны и березы, появлением пихты, заметной ролью ольхи, широколиственных пород, орешника.

Во время фазы е сильно возрастает относительное значение древесных пород, особенно ольхи.

Современная фаза (ж) отличается резким преобладанием в спектрах спор папоротникообразных и мхов, что является отражением, скорее всего, местных условий.

Содержание пыльцы Ephedra и Plumbaginaceae уменьшается от более древних фаз к молодым; по всей вероятности, это — переотложенная пыльца.

На фазу В в Соликамском районе падает преобладание березы (40—68%), умеренное распространение сосны (20—30%) и ели (15— 25%), с присутствием широколиственных (до 2% дуба, вяза, липы). Климатическая фаза С сопровождается максимумом ели (50—70%), распространением лиственницы, присутствием широколиственных: дуба и липы до 4%, орешника до 4—5%. Фаза Д в Соликамском районе отмечается новым преобладанием березы и сосны и уменьшением роли ели. Фаза Е характеризуется еще большим возрастанием удельного веса березы (40—60%), упадком ели, значительной ролью сосны (20—40%), развитием ольхи (10—15%, до 28%) и широколиственных пород (около 4—5%). В течение фазы g наблюдается преобладание ели и березы с мало изменившимся положением широколиственных и ольхи.

Фаза а Сайгатского района может быть сопоставлена с фазой А Соликамского района: фаза б— с фазой Б; фаза в не имеет аналога в Соликамском районе — возможно, максимуму березы в Соликамском районе отвечает максимум сосны в Сайгатском районе. Фаза г Сайгатского района (максимум ели) сопоставима с фазой С (максимум ели) Соликамского района. Фазу д района Сайгатки можно параллелизовать, с известным приближением, с фазой Л Соликамского района. Фаза е имеет некоторое сходство с фазой Е Соликамского района — по развитию березы, сосны и ели, максимуму ольхи (30—40%), присутствию широколиственных. Фаза ж Сайгатского района немного похожа на фазу g Соликамского района.

Низкая пойма формировалась в Сайгатском районе в течение фаз д, е и ж ( 51); в Соликамском районе формирование низкой поймы происходит во время фаз С, Д, Е, g, начиная с фазы нижнего максимума ели, т. е. несколько ранее, чем в Сайгатском районе; вероятно, такое несовпадение объясняется тем, что, в скв. 465 не представлены низы осадков нижней поймы ( 51).

Высокая пойма образовалась в районе Сайгатки в продолжение фаз а, б и в ( 53), а в Соликамском районе — в течение фаз А, В, С и Д. 250

По-видимому, накопление осадков фации половодья прекратилось на участке скв. 248 Сайгатского района уже в фазу д, тогда как на других участках высокой поймы оно могло еще продолжаться, как и в Соликамском районе.

Высокая средняя пойма формировалась в Соликамском районе длительно, на протяжении фаз А — Е. В Сайгатском районе эта терраса, по данным скв. 5050 ( 52), образовалась в течение фаз в — д, т. е. в более короткий срок. Объясняется это относительно высоким гипсометрическим положением участка скв. 5050; более низкие участки высокой- средней поймы Сайгатского района продолжали формироваться в продолжение и последующих климатических фаз, как и в Соликамском районе.

Итак, имеющиеся материалы палинологических исследований о времени осадконакопления разновозрастных пойменных террас в долин» Верхней и Средней Камы убедительно показывают, что климатические условия при образовании голоценовых пойменных террас резко изменялись (травянисто-степные, березовые, сосновые и еловые спектры).

Различия между климатическими комплексами I и II, характеризующими осадки древней и молодой кривичских свит, не глубже, чем различия между голоценовыми климатическими фазами а — ж, при которых формировались пойменные террасы Сайгатского района. Это дает основание приравнивать возрастной диапазон между древней и молодой кривичскими свитами к разнице в возрасте между современными высокой и низкой пойменными террасами.

Сопоставление палинологических комплексов I и II, относящихся к кривичской аллювиальной свите, с фазами а—ж голоценовых террас показывает, что в кривичских спектрах содержание пыльцы термофильных растений (широколиственных пород и орешника) не меньше, чем в голо- ценовых, хотя и не очень значительное. Следовательно, климатические условия при накоплении кривичского аллювия близки к голоценовым, современным.

Погребенный аллювий Ольховско-Березовского отрезка долины Средней Камы

Ольховско-Березовский отрезок Камской долины входит в территорию водохранилища Нижне-Камской ГЭС. Инженерно-геологические изыскания на участках крупных населенных пунктов, на опорных поперечниках и дамбах обвалования, сопровождаемые бурением и крупномасштабной геологической съемкой, проводились здесь, как и на всей территории водохранилища и Нижне-Камского гидроузла, восьмой экспедицией Гидропроекта. В изысканиях совместно с автором принимали участие геологи: Т. С. Кавеев, Н. В. Рябков, В. А. Чистяков, Г. И. Юндин, В. И. Агафонова, Г. А. Шарыпов, О. В. Источников, Ю. В. Крылков, Н. А. Лукьянчук, В. П. Кубарева, В. К- Щербакова, В. Д. Кондратьева, В. Ф. Фролова и др.

Инженерно-геологическая съемка обширной территории Нижне-Камского водохранилища осуществлялась Московским государственным университетом под руководством Г. С. Золотарева, с участием геологов А. И. Пряхина, В. С. Ковалевского, Г. И. Тарасовой, М. Р. Никитина, Б. В. Чижова и др.

Съемочные работы МГУ консультировались А. И. Москвитиным, И. В. Поповым, Е. М. Сергеевым и Д. С. Соколовым.

Положительной особенностью геологических исследований на территории Нижне-Камского водохранилища являлось бурение на опорных поперечниках ряда скважин на всю мощность антропогеновых отложений. Но расстояния между опорными поперечниками были большие (до 15—30 км,  54), промежутки между скважинами нередко достигали 2—3 км\ поэтому долины венедской и кривичской Пра-Камы остались во многих местах не оконтуренными, карты рельефа постели главнейших аллювиальных свит не могли быть составленными с достаточным обоснованием.

Несмотря на это, бурение опорных скважин на всю мощность аллювиальных осадков дало возможность выяснить в первом приближении основные черты погребенного аллювия в пределах Нижне-Камского водохранилища. Результаты изучения аллювия на этой территории наиболее подробно освещены в работах Н. В. Рябкова (1957, 1958, 1959, 1960, 1961), частично в работах автора (Горецкий, 1956а, б, 1957а, 1961), А. И. Пряхина (1958, 1961), Ю. В. Крылкова (1958, 1961, 1962), В. С. Ковалевского (1959а, б), Г. И. Тарасовой (1959а, б, 1962).

На отрезке долины Средней Камы между пристанями Ольховка и Николо-Березовка (точнее, кордоном Прикамским у с. Старо-Уразаево) были пробурены опорные скважины на девяти поперечниках у населенных пунктов Гальяны, Кемуль, Дулесовская база, Сарапул, Шолья, Камбарка, Амзя, Николо-Березовка, Уразаево.

Количественная характеристика аллювиальных свит долины Средней Камы, по материалам бурения на опорных поперечниках в пределах Оль ховско-Березовского отрезка, приводится в  73.

Более древний антропогеновый аллювий IV надпойменной террасы обнажается на участке пристани Ольховка, у д. Чернышки, около бараков Леспромхоза, на протяжении свыше 2,5 км, с отметками постели их 85—90 м, или 19,5—24,5 м над меженным урезом воды.

Мощность аллювия 5—7 м; в составе преобладают галечники, залегающие несколькими линзовидными прослоями, чередующимися с разно- зернистыми и мелкозернистыми песками; насыщенность галечным материалом возрастает книзу (с 50—60 до 70—80%). Слоистость то горизонтальная, то косая, с углами падения от 5—10 до 20—28° на юго-запад. Гальки прекрасно окатаны. Размер их увеличивается книзу, от мелких до средних — от 2—3 до 6—7 см. В нижней части базального горизонта встречаются отдельные гальки крупных размеров и даже мелкие валун- чики — до 15—20 см и более.

В петрографическом составе галечного материала отмечены кремни, роговики, кварц, яшмовидные породы с очень редкими порфиритами. Гальки местных пермских песчаников, известняков, конгломератов и мергелей практически отсутствуют, попадаясь крайне редко.

В тыловой части IV надпойменной террасы у д. Чернышки, в притеррасном понижении, с относительной высотой постели аллювия над меженью 15,3 м, по данным бурения, галечники отсутствуют и почти весь аллювий этой террасы сложен суглинками фации стариц, достигающими мощности 11 м.

Встречается аллювий IV надпойменной террасы и на правом берегу р. Камы, у г. Сарапула, с относительной высотой речного вреза 17,5 м, но мощность сохранившегося аллювия крайне мала — всего 3 м.

Аллювий IV надпойменной террасы вскрыт бурением и в самой южной части Ольховско-Березовского отрезка Камской долины, на Ни- коло-Березовском поперечнике, к северу и юго-востоку от с. Касева ( 55).

Скв. 5543 и 5926 обнаружили здесь аллювий IV надпойменной террасы в его полной первоначальной мощности (18,1 и 15,5 м) в составе всех основных фаций аллювия, включая пойменную ( 55). Это — редчайший случай во всей Камской долине; он дает возможность судить о типе аллювиальных отложений IV надпойменной террасы южной части долины Средней Камы, определяемом соотношением фаций.

Коэффициент поемности в среднем по обеим скважинам выражается

величиной КРг = jf- = — 0,78; коэфициент старичности значением Kst=-^-=p-у == 0,62; коэффициент размыва величиной Krf = =0,06."

По значению этих коэффициентов аллювий IV надпойменной террасы превосходит высокую пойму Сайгатского района Средней Камы по коэффициенту поемности (с максимальным значением из всех аллювиальных свит — 0,38); древнюю кривичскую свигу Сайгатского района по коэффициенту старичности (максимальное значение 0,44). Наоборот, по величине коэффициента размыва аллювий IV надпойменной террасы района с. Касева уступает место всем аллювиальным свитам Сайгатского района (см.  71).

Количественная характеристика аллювиальных свит Камской долины на Ольховско-Березовском отрезке

Сочетание таких показателей характеризует аллювий IV надпойменной террасы у с. Касева как аллювий подпруженной реки с необычайно низким развитием русловых фаций (особенно фации размыва), гипертрофией фаций стариц и половодья.

Такой тип аллювиальных отложений IV надпойменной террасы Средней Камы у с. Касева объясняется географическим положением Касевского района у места слияния нижнеантропогеновой, довенедской, Пра-Камы и Пра-Белой. Еще на заре антропогенового периода подпру- женный характер аллювиального осадконакопления уже проявлялся по мере приближения к внутренней Камско-Бельской дельте. Этот характер унаследованно сохранялся на протяжении всей антропогеновой истории, как будет видно из дальнейшего изложения.

К северу от с. Касева, с удалением от дельтового участка и от тыловой части IV надпойменной террасы, в скв. 5944, на Амзинском поперечнике, вскрыт аллювий этой террасы с полным отсутствием осадков ста- ричной фации и уменьшенной мощностью пойменной фации (2,5 м); коэффициент поемности равняется здесь 0,14; коэффициент размыва выражается величиной Кг) =7^7, = 0,06, как и в аллювии IV надпойменной

террасы, вскрытом скв. 5543 и 5926.

По всей вероятности, IV надпойменная терраса Амзинско-Касевского района, аналогично III надпойменной террасе Сайгатского района, имеет два уровня: более высокий (касевский) — с относительной высотой ложа аллювия над меженью около 30 м и более низкий (амзинский) —с относительной высотой около 15 м. Мощность покровных отложений на IV надпойменной террасе высокого уровня равняется 20—24 м, а на той же террасе низкого уровня 30 м, поэтому относительная высота поверхности IV надпойменной террасы обоих уровней почти не изменяется (68—71 и 65 м). Как велики возрастные различия между осадками двух уровней IV надпойменной террасы, установить не удалось: палеонтологическими исследованиями эти осадки не были освещены.

Погребенный аллювий венедской свиты, обнаруженный 30-ю скважинами на Гальянском, Кемульском, Сарапульском, Камбарском и Николо- Березовском поперечниках, полнее сохранился от последующего размыва только в самых глубоких частях Камской долины: постель его залегает обычно на 5—8 м ниже меженного уреза воды, в редких случаях поднимаясь до 4,2 м и опускаясь до 11 м ниже межени.

Мощность сохранившегося от последующего размыва венедского аллювия в долине Средней Камы невелика: 1—5 м и лишь в одном случае— 10,9 м. Представлен этот аллювий преимущественно фацией размыва или базального горизонта, имеющего обычно мощность 3—5 м (до 7,9 м). Осадки фации стариц встречаются редко, имея незначительную мощность — 0,3—1,1 м (в одной скважине— 2,1 м).

В палеонтологическом отношении венедский аллювий Средней Камы остался неизученным.

Погребенный аллювий кривичской свиты широко распространен в долине Средней Камы, встречаясь на всех опорных поперечниках почти по всему поперечному сечению Камской долины.

Ложе кривичского аллювия опущено ниже меженного уровня воды обычно на 2—5 м, иногда поднимаясь выше межени на 1—2 м. Глубина вреза реки при формировании аллювия кривичской свиты была очень близка к положению эрозионной поверхности молодых сопряженных террас (низкой и высокой поймы, 1 надпойменной террасы), что затрудняет в ряде случаев стратиграфическое расчленение толщи подрусло- вого аллювия в пойменной части долины.

Однако выделение аллювия кривичской свиты облегчается приуроченностью его к высокой надпойменной террасе, превышающей урез воды 30—40 м и перекрытием отложениями перигляциальной формации мощностью 25—35 м.

Некоторые исследователи, отдающие предпочтение геоморфологическому методу, относят кривичский аллювий, приуроченный к перигляциальной, псевдоаллювиальной террасе с относительной высотой 10— 25 м, к II надпойменной террасе. А тот же аллювий, перекрытый перигляциальными осадками повышенной мощности (20—35 м) и связанный с псевдотеррасой в 25—40 м относительной высоты, эти исследователи относят к III надпойменной террасе.

В действительности же, это одна и та же кривичская, III надпойменная терраса, имеющая различную относительную высоту над меженью, вследствие неравномерной мощности перигляциального покрова.

От II надпойменной террасы р. Камы III надпойменная, кривичская, терраса отличается тем, что постель аллювия кривичской террасы располагается обычно на 2—5 м ниже межени, а ложе аллювия II надпойменной террасы обычно залегает выше меженного уровня на 1—5 м, поднимаясь иногда до 8—9 м над меженью.

Мощность аллювия кривичской свиты, перекрытого осадками молодых террас, уменьшена до 1—8 м. Перигляциальный покров ложился на кривичский аллювий с очень слабым размывающим воздействием, но после сильного проявления процессов денудации, которые привели к значительному уменьшению первоначальной мощности кривичской аллювиальной свиты, со снижением ее до 10—15 м.

Первоначальная мощность кривичского аллювия сохранилась на Ольховско-Березовском отрезке Камской долины в тыловой части III надпойменной террасы, на участке между населенными пунктами Амзя и Касево, где этот аллювий пройден 9-ю скважинами: 5941, 5942, 5945, 5930, 5924, 5536, 5537, 5539, 5931. Кроме того, первоначальная мощность кривичского аллювия сохранилась от денудации и размыва в скв. 5934, 5935, 5936, 5937 на Уразаевском поперечнике № 23.

Геологическое строение аллювия кривичской свиты иллюстрируется профилями по Николово-Березовскому и Уразаевскому поперечникам, на которых представлены скважины, вскрывшие кривичский аллювий с максимальной мощностью ( 55 и 56).

По направлению к тыловому шву III надпойменной террасы на обоих поперечниках несколько сокращается мощность базального горизонта и заметно возрастает мощность отложений фации стариц; пески русловой фации переходят (по мере приближения к старичным осадкам) в пески периферийно-русловой или периферийно-старичной фации. Мощность осадков фации половодья невелика (около 1 м) и несколько сокращается в полосе развития стариц.

Первоначальная мощность кривичского аллювия равняется в среднем по 13 скважинам 22,2 м, изменяясь от 16,4 до 28 м; средняя мощность базального горизонта равна 2,9 м, русловых песков — 8,3 м, старичных пород — 10,3 м, фации поймы — 0,7 м.

Показатели строения аллювия выражаются в среднем для кривичской свиты Средней Камы (при полной ее сохранности) величинами, данными в  74.

По мощности аллювия и коэффициенту старичности кривичская аллювиальная свита близка к аллювию IV надпойменной террасы, резко отличаясь от аллювия высокой поймы.

Но по коэффициенту размыва кривичская свита ближе к аллювию высокой поймы, чем к аллювию IV надпойменной террасы. Об интенсивности эрозии можно судить и по абсолютным средним значениям мощности базального горизонта: в кривичской свите эта мощность равна 2,9 т, в аллювии высокой поймы—1,7 м, в аллювии IV надпойменной террасы — 0,6 м.

Кривичская аллювиальная свита Средней Камы характеризуется, таким образом, повышенной мощностью аллювия, значительным развитием песчано-гравийно-галечных накоплений фации размыва и гипертрофированной ролью озерно-болотных связных пород фации стариц, а также глинистых песков периферийно-старичной фации.

Такое сочетание фаций аллювия свидетельствует о формировании кривичской аллювиальной свиты в условиях исключительной многоводности рек, крутых уклонов речного потока, больших скоростей течения и расходов воды, хорошей разработанности русла и долины, больших и длительных половодий, приводящих к систематическому застою вод в притеррасных понижениях.

Повышенное содержание осадков фации стариц отмечается в кривичском аллювии главным образом в тыловых частях III надпойменной террасы, а также в южной части Ольховско-Березовского отрезка Камской долины, к югу от р. Буя.

Сказанное иллюстрируется сопоставлением средних мощностей основных фаций кривичского аллювия в северной и южной частях Ольховско-Березовского отрезка Средней Камы ( 75).

Мощность отложений базального горизонта кривичского аллювия возрастает вверх по течению реки, мощность же старичных осадков уменьшается в том же направлении. Коэффициент старичности с 0,20 в северной части увеличивается до 0,48 в южной части; коэффициент же размыва с 0,34 в северной части уменьшается до 0,14 в южной части.

Хотя не полная сохранность всех фаций кривичского аллювия в северной части отрезка долины Средней Камы делает приведенные показатели лишь приближенными, но общая тенденция отражена ими правильно. Увеличение удельного веса старичных пород в кривичском аллювии к югу от р. Буя, с возрастанием мощности фации стариц по разрезам отдельных скважин до 10—16 м (скв. 5539, 5924, 5931, 5941, 5945, 5936, 5937) обусловлено подпруживающим влиянием внутренней Кам- ско-Бельской дельты, которое сказывалось на всех этапах образования антропогенового аллювия.

Палеонтологическая характеристика кривичского аллювия на Оль- ховско Березовском отрезке долины Средней Камы очень бедна. Имеется только одна палинологическая диаграмма, характеризующая этот аллювий по образцам из скв. 5788, заложенной на Гальянском поперечнике пыльцевые спектры кривичской аллювиальной свиты были лесными, с явным господством пыльцы сосны (65—75%), заметным участием пыльцы березы и ели (по 12—20%) и присутствием пыльцы широколиственных пород, исключительно липы, (до 5—8%) и орешника (до 1,5%). Эти спектры мало отличимы от спектров вышележащего базального горизонта аллювиальных осадков II надпойменной террасы (начало верхнего антропогена). Такое большое сходство объясняется, по всей вероятности, переотложением пыльцы из кривичского аллювия при образовании мощного базального горизонта II надпойменной террасы.

При накоплении русловых песков II надпойменной террасы, сопровождавшемся меньшими скоростями течения и меньшим переотложением, замечается существенное изменение спектров аллювия II надпойменной террасы: содержание пыльцы ели возрастает до 22—33%, влажность климата несколько увеличивается.

Палинологические спектры кривичской аллювиальной свиты у с. Гальяны весьма похожи на лесные спектры молодой кривичской свиты у с. Сайгатки (скв. 253, см.  72); поэтому есть основание относить погребенный аллювий у с. Гальяны к молодой кривичской свите.

 

СОДЕРЖАНИЕ:  АЛЛЮВИЙ ВЕЛИКИX АНТРОПОГЕНОВЫХ ПРОРЕК РУССКОЙ РАВНИНЫ

 

Смотрите также:


ПЕРВОБЫТНЫЙ ЧЕЛОВЕК Для географов, археологов...

В монографии обобщены материалы по палеогеографии и археологии поселения, рассмотрены условия...

 

Палеолитическое искусство. Радиоуглеродные датировки...

1975. № 44. Археология и палеогеография позднего палеолита Русской равнины: Путеводитель.

 

История Крыма, география и природа

Г.М.Левковская изучала палеогеографию античного городища Чайка близ Евпатории. По мнению ее и других, там в первые века н.э. росли хвойные и лиственные рощи .

 

В конце последней ледниковой эпохи, около 10 тысячелетий...

Палеозоолог должен быть знаком с геологией и палеогеографией, более того — должен работать в области исторической геологии и в содружестве с геологами.

 

Поздний верхний палеолит Приднепровья и русской равнины

...имеющими выдержанные морфотипические признаки на значительных территориях Русской равнины (Палеогеография Европы..., 1982; Палеогеографическая основа...

 

О чем могут рассказать ископаемые кости....

Мы сможем узнать много интересного и важного для геологии, палеогеографии, археологии: возраст слоя, палеоландшафт и условия погребения...