Вся электронная библиотека >>>

 Крым >>>

    

 

Этническая история ранневизантийского Крыма


Раздел: Научно-популярная литература

 

ГЛАВА IV ПОД ВЛАСТЬЮ ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА

  

Этнополитическая обстановка на полуострове коренным образом изменилась в результате завоевания степей Северного Причерноморья хазарами. По сообщениям китайских, арабских и армянских источников, хазары входили в западную конфедерацию тюркского каганата Кёк-тюрк (по китайски ТУ-по) . Китайцы именовали хазар Ко-са (К'о-са) . После разгрома западных тюрков в 657 или 659 г. китайцами  хазары стали самостоятельными. Ими управлял каган . По рассказам Никифора и Феофана, вскоре после распада Великой Болгарии и ухода Аспаруха в 679/680 гг. за Дунай, булгар Батбаяна покорили хазары, напавшие "...из глубин Берзилии (Bep^iAuxc;) на земли булгар и все селения за Понтом Эвксинским". Феофан писал о Берзилии, как о части Первой Сарматии, а Никифор — как о соседней с сарматами, то есть аланами, стране . Первая Сарматия локализуется в Северо-Западном Прикас- пии . Автор XII в. Михаил Сириец назвал Барсалию страной алан . В письме хазарского царя Иосифа сановнику халифа Омейадской Кордовы Хасдаю ибн Шафруту (905-975 гг.) приведена другая версия покорения булгар. Иосиф пересказал одно из известных "всем старикам нашей страны" хазарских преданий: "У меня записано, что когда мои предки были еще малочисленны, всесвятой, — благословен он, — дал им силу, мощность и крепость. Они вели войну за войной со многими народами, которые были могущественнее и сильнее их. С помощью божьей они прогнали их и заняли их страну, а некоторых из них заставили платить дань до настоящего дня. В стране, в которой я живу, жили прежде в-н-нт-р'ы. Наши предки, хазары, воевали с ними. В-н- нт-pii были более многочисленны — так многочисленны, как песок у моря, но не могли устоять перед хазарами. Они оставили свою страну и бежали, а те преследовали их, пока не настигли их, до реки по имени Дуна. До настоящего дня они расположены на реке Дуна и поблизости от Кунстандины (Константинополя), а хазары заняли эту страну до настоящего дня" . Согласно "Новому списку Армянской географии", созданной не ранее конца VII в. Ананием Ширакаци, орда сына Куврата Аспаруха до ее изгнания кочевала у Гиппийских или Булгарских гор — между "рукавом реки Та- наис", впадающим в Меотаду и местом где Волга поворачивает к востоку и образует дельту с 70 рукавами . М.И.Артамонов отождествляет Гиппийские горы с Ергенями вместе со Ставропольской возвышенностью . Этот регион расположен рядом с Бер- зилией Феофана и Никифора, из глубин которой и Первой Сарматии, то есть из Заволжья хазары не позднее 679 г. вторглись на земли булгар Батбаяна и Аспаруха, вынудили последнего бежать за Дунай.

В то время хазары вели примитивное таборное кочевое хозяйство, весь год передвигаясь по степи. По определению С.А.Плетневой, такое хозяйство типично для первой стадии кочевания. Хазары хоронили в разбросанных по степям курганах предшествующего времени или в специально скрытых могилах .

Хазарская экспансия активизировала этнические процессы в Северном Причерноморье и в Крыму. Для их реконструкции важны рассмотренные в Приложении закрытые комплексы, найденные на некрополях. Комплексы из погребальных сооружений объединены в десятую - первой половины VIII в. ( XXXI 1,7-77), одиннадцатую - второй половины VIII в. ( XXXII, 18-33), двенадцатую - первой половины IX в. ( XXXII,34-45) и тринадцатую - второй половины IX в. ( XXXII,46-56) хронологические группы.

В низовьях реки Кубань, в Восточном Приазовье, в низовьях Днепра и Буга и в степях Крыма ( 74) выявлены одиночные могилы кочевников, погребенных головой на северо-восток или восток. В мужских захоронениях находились скелет, или чучело, или череп коня и оружие. В подбойной могиле, раскопанной А.А.Щепинским близ села Портовое ( 74,4) в кургане 12 на дне подбоя зачищен скелет мужчины, у северо-восточного борта ямы — череп овцы, рядом со ступенькой — кости овцы, а на ступеньке — скелет лошади, ориентированный черепом на северо-восток. В могиле нашли железный меч, наконечники стрел, детали поясного набора и конской сбруи ( 75). Подобный обряд зафиксирован в Костогрызово ( 74,79) и в Калининской ( 74,74) в кургане 10 (с чучелом коня). В Белозерке ( 14,18), Старонижне- стеблиевской ( 74,75), Чапаевском ( 14,12), Калининской в кургане 30, и, вероятно, в Новых Сенжарах ( 74,22) чучело или скелеты коня и человека лежали рядом на дне широкой ямы (в Белозерке — под звериной шкурой). В некоторых названных могилах обнаружены также кости барана или коровы. Сейчас уже трудно установить тип захоронений с конем, разрушенных в Келегеях ( 14,17) и Ясиново ( 74,20) . В погребениях женщин отсутствовали конские кости. В Восточном Крыму в Новопокровке ( 74,5) могилу выкопали на территории заброшенного античного поселения. Скелет женщины ориентирован черепом на северо-восток ( 76,7). Под костяком прослежен древесный тлен от носилок или настила. Справа и слева от шейных позвонков лежали золотые височные подвески, украшенные зернью и вставками из красного, синего и зеленого стекла ( 16,7,8), в верхней части грудной клетки — золотая круглая бляха со вставками из альмандина ( 16,3) и три янтарные бусины, у кисти левой руки — сломанное в древности бронзовое зеркало ( 76,2) и пинцет ( 76,7), у кисти правой руки — череп, кости ног и ребра овцы или козы, на тазовых костях — железные нож и шило ( 76,9,70) . Подобное погребение раскопано и в Восточном Приазовье у хутора Малаи ( 74,7 7) .

Дата совершения захоронении определяется по их инвентарю. Биметаллические наконечники ремня и бляшки из Портового ( XXXI,79,85,86,89) и Белозерки ( XXXI,87) состоят из литой серебряной основы с отверстиями, в которые припаяны золотые гнезда со вставками из коричневого стекла, окаймленные золотыми зернинками. Гнездами со стеклянными вставками, окаймленными напаянной зернью, декорированы накладки на поясные или сбруйные ремни из Крыма, хранящиеся в Британском музее в коллекции A.JI.Бертье-Делагарда, из Керчи, Херсонеса, Келегей, Перещепины , из Венгрии (Тепе, Боча) , Албании (Врап), Ирана , из аланских катакомб Северного Кавказа (Верхняя Рутха, Кудентово) . На серебряный наконечник ремня из кургана 30 из Калининской напаяна тонкая золотая пластинка с зернью . Вещи с полихромными стеклянными вставками и зернью распространились во второй половине VII в. из Византии . В том же стиле украшены золотые височные подвески из Новопокровки ( 16,7-8). Подобные подвески извлечены из могил конца VII в., разрушенных в деревне Джигинское (Михаэльсфелд) ( 14,10) на Черноморском побережье Прикубанья  и в Уфе . Самыми поздними вещами являются: в Келегеях — золотые детали ножен меча, крест, полушаровидные гладкая и орнаментированные пальметой бляшки и серьга с выступом на кольце, серебряная и бронзовые пряжки с трапециевидной рамкой вариантов 1-6 (типа  XXX,40) и II-б ; в Новых Сенжарах — аналогичная серьга, трапециевидная пряжка варианта II-6 ; в Портовом и Чапаевском — пряжки с трапециевидной рамкой варианта 1-8, типичные для крымских комплексов последней четверти VII и начала VIII в.  Псевдопряжки из могилы у хутора Малаи близки найденным в Лучистом в верхнем слое в склепе 36 в последнем захоронении четвертой четверти VII в.  В кургане 10 в Калининской найдены обломок железного стремени, узкие килевидные наконечники ремней и прорезная прямоугольная бляшка, характерные для конца VII - первой половины VIII в. , а в Старонижнестеб- лиевской — детали поясного набора и кувшин, подобный найденному в Дмитриевском в катакомбе IX в.  Меч из Ясиново по форме узкого прямого двулезвийного клинка, выкованного вместе с ним асимметричного черенка рукояти ( 77,9) аналогичен обнаруженным в аварских могилах конца VII в. , в помещении начала VIII в. в Пенджикенте и на свалке VIII в. в Афрасиабе , в катакомбе IX в. в Дмитриевском . Комплекс из Ясиново по золотым серьгам с выступом на кольце ( 77,2), пронизи в виде колесика, перстню ( 11,6), деталям поясного набора ( 11,4,5,7,8) и и железным стременам ( 77,5) датируется первой половиной VIII в.

Рассмотренные ориентированные на северо-восток и восток трупоположения с конем по конструкции и погребальному обряду близки раскопанным на Алтае, в Туве, в Восточном Казахстане и в других соседних регионах. Многие специалисты приписывают их тюркам-TVTTO  По мнению А.К.Амброза, могилы всадников со взнузданными конями появились на Алтае в VII в.  Подобные захоронения всадников VII - начала VIII вв. открыты на путях миграций хазар в Нижнем Поволжье.

В степях Северного Причерноморья в бассейнах рек Днепра — Вознесенка ( 74,30), Малая Перещепина ( 74,25) и Северного Буга — Гладоссы ( 74,27) найдены и другие комплексы с многочисленными деталями конской сбруи. В Гладоссах на склоне берега реки Сухой Ташлык на участке между двумя оврагами, огражденном рвом, нашли яму диаметром 1 м и глубиной 0,7 м. В ней, по словам находчиков, лежали две кучки пережженных костей. Над одной были сложены детали сбруи двух коней (двое удил, три стремени, золотые сбруйные бляхи), а рядом с другой — золотые серьги, три ожерелья с византийскими медальонами, браслеты, перстни, меч и кинжал с золотыми ножнами, копье, обломки четырех серебряных сасанидских сосудов. Среди костей определены кости черепа и ребра мужчины зрелого возраста со следами рубящих ударов и овечьи. По стременам, деталям ножен и сбруйным бляхам сооружение датировано рубежом VII-VIII вв.  Оно по конструкции и обряду захоронения аналогично описанным в китайских хрониках погребально-культовым комплексам тюрков- тупо. Они с древности сжигали умерших вместе с принадлежавшими им при жизни вещами и верховыми конями. Остатки кострища собирали и зарывали в могилу, вокруг которой сооружали культовую ограду. В результате контактов с соседями рядовые тюрки перестали кремировать покойников. Однако, знать погребали по старому обряду и в первой половине VII в. В 634 г. кремировали последнего кагана Тюркского каганата Хели, а в 639 г. — его племянника Хэлоху .

В конце днепровских порогов близ с. Вознесенка на левом высоком берегу на плато, окруженном с трех сторон балками и обрывистым берегом реки, раскопан участок размером 62x31 м, окруженный валом, насыпанным из земли перемешанной с камнями. На огражденной территории в восточной части зачищено каменное кольцо площадью 29 кв. м. На его северной границе выявлена яма 0,55x0,40 м, глубиной до 1 м. В ней найдены четыре слоя побывавших в огне вещей: в первом сверху — 58 железных стремян и обрывки кольчуги, во втором — железные 40 удил и 139 пряжек, гвозди, ножи, 7 наконечников стрел, в третьем — золотые и серебряные обломки ножен 3 палашей, портупейные бляшки и застежки, более 1400 бронзовых позолоченных украшений сбруйных ремней, обломки византийских серебряных сосудов, в том числе блюда с изображением собаки, две отлитые из серебра фигурки льва и орла с лапами, обвитыми змеей. Сверху в вещи воткнули три палаша. Западнее расчищена другая яма (1,25x1 м, глубиной до 1,63 м), заполненная десятью слоями взятых из кольца камней, перемешанных с обгорелыми костями лошадей, стрелами, керамикой и кусками обожженной глины. На земле вокруг ямы лежали зубы и обломки костей более 800 коней, фрагменты амфор и кувшинов . Фигурки льва и орла являлись навершия- ми византийских военных штандартов. Контрольные клейма на фигурке орла типичны для времени Константа II (641-668) или Константина IV (668-685). На груди птицы вырезана крестовидная монограмма имени в генетивеПЕТРОУ, то есть Петров или Петра — командира византийского военного подразделения . По стременам, сбруйным бляхам и пряжкам описанное сооружение отнесено к первой половине VIII в. А.К.Амброз аргументировано атрибутировал его как кочевнический поминальный храм. Подобный огражденный рвом и глинобитной стеной поминальный комплекс в 732 г. построили в Монголии в честь второго лица в Тюркском каганате Кюль- Тегина. Его площадь 1922 кв. м — всего на 12 кв. м. меньше Вознесенского. В каркасном павильоне находились три обмазанные глиной ямы для жертвоприношений, а к западу от павильона — стоящий на остатках кострища большой каменный жертвенник с отверстием. Круглое каркасное сооружение прослежено и на поминальном памятнике в Сарыг-Булуне в Туве .

Комплекс из Малой Перещепины ( 74,2 J) нашли в 1912 г. деревенские пастушки. По поручению Императорской археологической комиссии И.А.Зарецкий и

H.        Е.Макаренко расследовали обстоятельства обнаружения "клада". Они опросили обоих пастушков, крестьян и стражников, которые участвовали в извлечении вещей из земли. Как установили И.А.Зарецкий и Н.Е.Макаренко, вещи лежали в куче в песчаной дюне, на глубине от 18 см до 1 м от поверхности песка, в пространстве около

I,          5          м в поперечнике. Между предметами найдены сгнившие куски дубовых "дощатых брусьев" и остатки коричневой шелковой ткани. В отчете, представленном в комиссию, Н.Е.Макаренко писал об отсутствии на месте находки вещей каких-либо костей . Через 51 год один из пастушков вдруг вспомнил о лежавших в 0,5 м от вещей в золе кусках черепа человека и чашечках голени . Однако, вряд ли его новый рассказ достоверен. Ведь через несколько дней после находки клада и пастушки, и их односельчане говорили о том, что они не обнаружили на месте находки вещей человеческие кости. В Эрмитаж поступили византийские серебряные и золотые блюдо с латинской надписью "ex antiquis renovatum est per Paternum reverentiss(imum) episc(opum) nostrum amen" о его возобновлении епископом Патерном, занимавшим кафедру в первой четверти VI в. в г. Томи, патера и рукомойник, использовавшиеся для омовения рук архиерея, с клеймами 582-602 гг., блюдо с крестом, амфора , бокалы , 70 золотых монет (одна из них, солид Ираклия, хранится в Полтавском музее) , золотые переткни с греческими монограммами Кубрата , пряжка и обоймица для обуви , пуговицы, 4 поясных набора (от широкого ремня с большими пряжкой и наконечником, с псевдопряжками, с напаянной зернью, с геометрическими гнездами с инкрустацией) и серебряный поясной набор, золотые ножны меча аварского типа, серебряные ножны меча, более 200 бронзовых, плакированных золотой фольгой и декорированных зернью и инкрустацией цветным стеклом сбруйных блях, стеклянная рюмка, сасанидские серебряные блюдо со сценой охоты Шапура II и ваза, золотые блюдо, ваза и кувшин, согдийские золотые чаша, бокалы, обкладка кружки, детали седла и колчана, ножен меча и кинжалов, пряжка, аварские золотой ритон и серебряные стремена, сделанные тюрками на Алтае, два серебряных и золотой кувшины, изготовленные по заказу тюрков в Северном Причерноморье золотые ложка, серьга с одетой на стержень бусиной из сапфира, три перстня со вставками из сапфира и тигрового глаза, гарнитур из гривны и двух браслетов со вставками из изумрудов, браслеты с утолщением, прямоугольные пластины, посох, пряжка и наконечник, меч с инкрустацией золотом, две серебряные подпружные пряжки, а также другие мелкие украшения одежды и сбруи. Общий вес золотых предметов более 21 кг . По мнению М.И.Артамонова, Переще- пинский комплекс извлекли из тайника захоронения кремированного тюркского правителя Хазарского каганата . Хазарам приписывали данный комплекс Б.И.Маршак, К.М.Скалон  и А.И.Айбабин , а А.К.Амброз — знатному тюрку, обитавшему в Северном Причерноморье во второй половине VII в.  По словам И.Вернера, в Переще- пине около 650 г. погребли хана Великой Болгарии Куврата. И.Вернер основывался на прочитанных В.Зайбтом монограммах на трех перстнях: XOBPATOY и XOBPATOY ПАТР1К10У  (по Феофану - Ко|Зратои) . Время совершения захоронения аргументировано самыми поздними в комплексе монетами 641-646 гт. — начала правления Константа II .

Историю комплектования комплекса иллюстрируют вещи из его состава. Одни из них, например блюдо епископа Патерна, прибор для омовения рук архиерея и иранские сосуды, захвачены как военные трофеи, тогда как другие получены в дар или сделаны по заказам владельцев комплекса. По данным И.В.Соколовой из 70 монет 8 являются стандартными солидами в 24 карата (1 - Маврикия 582-602 гг., 2 - Фоки 602- 610 гг., 4 - Ираклия и Ираклия Константина, выпуска 629-632 гг.), 60 — легкими солидами весом в 20 карат (41 - Ираклия с сыновьями 637-638 гг., 19 - Константа II чеканки 642-646 гт.). Две монеты Ираклия и Ираклия Константина выпуска 629-632 гт. весят в 2,5 раза больше, чем обычные солиды . Ф.Гриерзон считает их медальонами, выпускавшимися в единичных экземплярах для раздач при дворе или подарка иностранным правителям . Нумизматы по-разному объясняют причины чеканки легких солидов. Х.Л.Адельсон полагал, что так как они в основном найдены в Западной Европе и на Днепре, то их предназначали для торговли с германцами . По мнению Ф.Гриерзона, легкие солиды имели некоторые фискальные функции или чеканились по мере колебания реальной стоимости золота . Другие связывали их эмиссию с изменением пропорции золота в слитках . По утверждению М.Ф.Хенди, легкие солиды использовали только для официальных выплат. Как правило, государственные платежи варварам частично или полностью производили легкими солидами . По данным И.В.Соколовой, в Причерноморье в составе почти всех комплексов есть легкие солиды в 20 карат: в Келегеях — 5 полновесных (4 - Ираклия с сыновьями 638-641 гг., 1 - Константа II 641-646 гг.), монета Ираклия и Ираклия Константина с плохо отчеканенным реверсом и солид в 20 карат начала правления Ираклия 610-613 гг.; в Новых Сенжарах — 5 стандартного веса (1 - Фоки 602-610 гг., 4 - Ираклия с сыновьями 638-641 гг.) и 2 солида в 20 карат Константа II 642-646 гг. В Днепропетровской области при распашке кургана крестьянин извлек из женской могилы ожерелье, сделанное из серебряных позолоченных отливок с солида Константа II в 20 карат. Из окрестностей Анапы происходит солид в 20 карат Константа II с сыновьями 661-663 гг.  По мнению И.В.Соколовой, солидами в 20 карат осуществляли платежи в регионе между Дунаем и Кавказским хребтом. В Поднепровье известны только новые, не бывшие в обращении легкие солиды. По ее словам, факт чеканки солидов Ираклия, Ираклия Константна и Ираклиона из Келегей, Новых Сенжар и Перещепины неодинаковыми штемпелями в разных оффицинах свидетельствует о неодновременном поступлении монет. Перещепинский комплекс пополнился монетами не менее трех раз: полновесными солидами и медальонами между 629 и 632 гг., легкими солидами в последний период Ираклия в 637/638 гг. и в начале правления Константа II не ранее 642 г. 

Как установил В.Зайбт, только одна монограмма Кубрата исполнена византийцем, а буквы на двух других золотых перстнях неумело скопированы . Очевидно, часть комплекса принадлежала Кубрату. По рассказу Никифора, между 634-640 гг. Куврат получили дары от Ираклия . Видимо, по иному относился к Куврату двор одиннадцатилетнего внука Ираклия от первого брака, провозглашенного в ноябре 641 г. императором Константом II. Согласно Иоанну Никиусскому, после смерти Ираклия в 641 г. в столице распространилось сфабрикованное письмо, якобы от имени его второй жены, в котором она поручала убить детей Константина, сына Ираклия от первой жены. Константинопольцы приписывали этот план другу Мартины Куврату, обещавшему еще Ираклию помощь в устроении судьбы детей Мартины. Сторонники Константа жестоко расправились с Мартиной, ее детьми и союзниками . Иоанн умалчивает о том находился ли тогда Куврат в столице, пытался ли оказать Мартине военную помощь и завязал ли он какие-либо связи с двором нового императора . Принимая во внимание выводы И.В.Соколовой и В.Зайбта, даром Куврату можно считать только легкие солиды Ираклия и перстень с правильной монограммой. Почти из всех монет из Перещепины изготовлены украшения. Двадцать шесть легких солидов 637/638 и 642-646 гг. соединили в ожерелье, напаяв на их лицевую сторону цилиндрические гнезда для вставок, а из тридцати легких и трех полновесных солидов (602-610 и 629-632 гт.) сделали нашивки на одежду, пробив по два дырки .

В результате произведенного в Эрмитаже технологического анализа вещей из Пе- рещепины они разделены на шесть групп. З.А.Львова объединила в четвертую группу золотые ложку, серьгу с бусиной из сапфира, три перстня со вставками из сапфира и тигрового глаза, гарнитур из гривны и двух браслетов со вставками из изумрудов, накладки со вставками из горного хрусталя и аметистов, четыре бляшки со вставками из граната и аметиста, прямоугольные украшения одежды, ожерелье и нашивки из монет, железный меч со съемным перекрестием с инкрустацией золотом, сделанные варварским мастером с использованием одних и тех же технических приемов. Время изготовления перечисленных предметов она устанавливает по ожерелью из монет — не ранее 642 г.  Меч и серьга позволяют уточнить эту дату. В Перещепине инкрустация золотом по железу есть лишь на мече. Такая техника с середины I тысячелетия применялась на Алтае . В Поднепровье так декорированы только стремена первой половины VIII в. из Вознесенки. По форме ромбической крестовины меч подобен мечу из Вознесенки и мечу последней четверти VII в. из Гладос . Тогда же появились в Причерноморье и серьги, однотипные перещепинской . Четвертой группе одновременны византийские золотые обувные пряжка и обоймица и серебряная пряжка с прямоугольными рамкой и щитком . По наблюдению З.А.Львовой, после четвертой группы комплекс пополнился пятой — вещами варварского круга: золотыми деталями ножен меча и кинжалов, бокалами с изображением пальмет, пряжкой и наконечником , связанными по конструктивно-техническим признакам с шестой. Ее составляют золотые прямоугольные пластины . Учитывая дату четвертой группы, изготовление пятой и шестой следует отнести к концу VII в. Такую дату подтверждает и пряжка из пятой группы с кольцом, отлитым с прорезной трапециевидной рамкой, характерная для последней четверти VII в. (типа  XXX,35)11 Последним группам синхронна серебряная круглая бляха с отогнутыми вниз краями, близкая лежавшим в Галиате в катакомбе с монетой начала VIII в.  Очевидно, вскоре комплекс зарыли в землю. З.А.Львова считает прямоугольные пластины из шестой группы облицовкой деревянного погребального сооружения, подобного найденному в Венгрии в Кунба- бони . Однако, в Перещепине не нашли никаких костей. Быть может, комплекс находился в тайнике поминального памятника. Хронология поздних групп вещей позволяет предположить, что Перещепинский комплекс собирали по крайней мере два человека: вначале Куврат. а завершил какой-то знатный тюрок, умерший в начале VIII в.

Сейчас уже трудно установить из могилы или из поминального сооружения происходят два других аналогичных Перещепинскому по составу вещей комплекса, разграбленных местными жителями в Макуховке близ Полтавы ( 74,24) и в низовьях Донца у с. Лимаровка ( 74,/б) .

Неподалеку от поминальных памятников в Днепровской степи на склонах глубоких оврагов в Тарановом Яру и Канцирке открыты крупные гончарные центры. В первом из них раскопана одна обжигательная печь , а во втором изучены 20 обжигательных печей, 6 жилых и производственных помещений и 5 хозяйственных построек. Полагают, что оба центра создали гончары, переселившиеся с Северного Кавказа. Они делали из серой глины одноручные и трехручны^ кувшины с вытянутым сливом и двуручные сосуды с коротким горлом с поверхностью, покрытой лощением, декорированные резными линиями и рельефными валиками и шишечками, аналогичные аланским северо-кавказским конца VII-1X вв.  Другой вид продукции канциркских гончаров — темно-серые лощеные кувшины с отогнутым венчиком, округлым туло- вом с процарапанными вертикальными полосами, овальной ручкой и плоским дном — не типичен для аланской керамики . Они типологически родственны тюркским и киргизским кувшинам. Золотая обкладка сосуда такой формы входит в состав пере- щепинского комплекса . Произведенная в Канцирке и Тарановом Яру аланская и тюркская керамика найдена в погребениях в Келегеях, Ясиново и в Вознесенке на территории поминального комплекса . В более поздний период в Канцирке изготовляли и обычные для салтовской культуры горшки с резным волнистым и линейным орнаментом .

В этом же регионе в ходе разведок А.Б.Горюнов и М.М.Казанский выявили стойбища кочевников ( 14,25-28), на которых собрали обломки керамики канциркско- го типа и амфор с желобчатым туловом и с зональным рифлением . По этим фрагментам трудно судить о форме амфор. Ранние варианты желобчатых амфор в Крыму в Тау-Кипчаке ( 18,64) лежали в хозяйственной яме, засыпанной на рубеже VII- VIII вв.  Амфоры с похожим зональным рифлением встречены в Неаполе в слое конца VII - начала VIII вв. , в Стамбуле в квартале Сарачаны — в слое рубежа VII-VIII в. , на Фасосе — в мастерской начала IX в. , в Херсонесе — в комплексах первой половины IX - первой половины XI вв.  Очевидно, амфоры с таким орнаментом начали производить на рубеже VII-VIII вв. Вероятнее всего, данные стойбища возникли в начале VIII в.

Рассмотренные выше трупоположения и кремации с конями, поминальные комплексы, стойбища являются компонентами одной археологической культуры, связанной с этнически однородными кочевниками тюрками. Их погребения появились в последней четверти VII в. в Северопричерноморских, в том числе и Крымских (Портовое,

Новопокровка), а также в Приазовских степях. Инвентарь могил красноречиво характеризует социальное положение погребенных. В могилах похоронены как рядовые воины, так и тюркская знать. С конца VII в. в степях Поднепровья возникают кочевнические стойбища и поселяются артели аланских мастеров, выходцев с Северного Кавказа, работавшие по заказам тюрков. Памятники тюркской археологической культуры нельзя приписывать прабулгарам Куврата. Как сказано выше, по данным Феофана, Никифора и Армянской географии Анания Ширакаци государство Великая Булгария находилось в Приазовье. Около 679 г. во владения сыновей Куврата вторглись хазары. В уже цитированном письме хазарского царя Иосифа рассказывается о преследовании его предками булгар Аспаруха до самого Дуная. Тогда-то хазары захватили Приазовье и Северопричерноморские степи . Несомненно им и принадлежала археологическая культура, образовавшаяся в начальный период становления Хазарского каганата. Вероятно, в последней четверти VII - первые десятилетия VIII вв. ставка кагана располагалась в степях Поднепровья. В этот период именно там создали погребально-культовые комплексы кремированных правителей каганата. В начале второй хазаро-арабской войны 722-737 гт. резиденция кагана уже находилась в Варачане-Баланджаре, локализуемом в Прикаспии в районе Дербента .

По словам Никифора, около 679 г. преследуя булгар хазары напали на "...все селения за Понтом Эвксинским", то есть на города и поселения на обоих берегах Боспор- ского пролива, "...и достигли моря" . Эту дату подтвердил анализ стратиграфии, зафиксированной мною в портовом районе г. Боспора ( IS,82) на описанном в третьей главе участке в Кооперативном переулке ( 54) и прослеженной В.Ф.Гайдукевичем на Тиритаке ( 78,81) и в Илурате ( 78,80). В Керчи близ церкви Иоанна Предтечи Т.И.Макарова выявила слой пожара, который уничтожил базиликальный комплекс с крещальней и другими постройками. Она связала пожар с вторжением хазар в VII в.  Слой того же пожара ( 54,14Ь) зачищен в Кооперативном переулке (на разрезе к плану обозначен буквой В). От данного пожара погибла вновь отстроенная в конце VI в. усадьба 1 ( 54,1,3). В слое пожара В ( 54,14Ь), образовавшемся поверх слоя D с фоллисом 654-659-х гт. ( 54,72), находились фрагменты краснолаковых мисок LR-C формы 10 ( 55,44)91, фРа™енты амфор типов Якобсон 7 ( 55,41,45)9Н, Зеест 95 ( 55,42) и стенки амфор с зональным рифлением ( 55,43). Найденные в том же слое фрагменты желобчатых стенок амфор из желтой и желтовато-розовой глины близки стенкам амфор типа LR-1 из комплексов конца VI-VII вв. из Херсона . Слой пожара В перекрыт слоем серо- коричневого суглинка Г ( 54,77), в котором выявлены основания стен дома 12, сооруженного после пожара ( 79,1). В результате зачистки стен и полов дома прослежены два строительных периода. В слое, накопившемся в первый строительный период, обнаружены фрагменты амфор из коричневой глины типа Якобсон 7 ( 79,11,7), желобчатых желтоглиняных стенок амфор LR-1 ( 79,11,5,6) и стенок амфор

с зональным рифлением ( 79,11,4). Найденные там же фрагменты лепных серогли- няных горшков банковидной формы с отогнутым наружу венчиком, украшенным ногтевидными вдавлениями ( 79,11,2) близки встреченным в погребениях кочевников второй половины VII в. в Наташино ( 34,9) , Богачевке ( 34,7)  и в одновременных жилищах на поселениях пеньковской культуры . Обломки гончарных сероглиняных горшков с насечкой на венчике ( 79,11,5) подобны извлеченным в Тау-Кипчаке ( 78,64) из хозяйственных ям VIII - первой половины IX вв. , а на Тепсене ( 78,72) - из слоя VIII - начала X в.  Западнее дома 12 в том же серо- коричневом слое Г, немного выше уровня основания стен, лежали полуфоллис Ираклия с соправителем Ираклием Константином, чеканенный в 612-638 гг. и фоллис первого периода правления Юстиниана II (686/687 гт.) . По монетам слой пожара В в центре г. Боспора датируется между 659 и 686/687-ми гг. Как отмечалось в третьей главе, в последней четверти VII в. от пожаров погибли базилика, дома и винодельни в Тиритаке , постройки в Илурате .

Согласно Феофану и Никифору, в начале VIII в. хазару уже полностью контролировали Боспорский пролив — важнейший участок пути из Византии в Приазовье и далее в Азию. В рассказе о попытке убить Юстиниана II оба автора писали о правителях крупнейших городов на берегах пролива — Боспора и Фанагории, как о наместниках кагана. Феофан писал о наместнике в Фанагории Папаце (evxeiAaiisvoc; Па- Ttax^uv, xov sx кроо(х>кои аитои sxeTas ovxa) и архонте Боспора Балгице (BaXyix^iv, ibv ap/ovxa Воскрброи) . Никифор именовал наместника Фанагории "архонтом из единоплеменников" (кагана) (хф ap-/ovn xrov ojioeOvrov) . По словам компилировавшего в XI в. "Хронографию" Феофана Георгия Кедрина, каган поручил убить Юстиниана II своим людям (xoTq auxou) .

А.А.Васильев считал термины о sx лросгсолои и о ap'/rov греческой интерпретацией тюркского титула тудун . В составленном в X в. греческом словаре тудун назван "наместником у тюрков" (TotiSouvoi: Oi толот-тр-гусой jiapa'Toupxoic;) . Титул тудун известен в древнетюркских и китайских источниках (tu-tun — на китайском) . По свидетельству китайского историка, тудун занимал пятое по рангу место в тюркской иерархии . Многие видят и в Балгице хазарского наместника на Боспоре . Слово

BaXyix^ic; тюркское. Его этимологию возводят к тюркскому Bulgi (Bolgi)tsi, Balgichi — "управитель"П6. Так >KeBWLSSY — Булшци в хазарско-еврейском документе X в., хранящемся в Кембридже, назван управлявший азиатским Боспором наместник кагана. Он был и "HMQR-hapaqid". В древнееврейском языке это слово означает "начальник отряда, гарнизона" .

С.П.Шестаков, А.А.Васильев и М.И.Артамонов, ссылаясь на текст жития Федора Студита, полагали, что хазары оставили на Боспоре старую систему управления подвластным местным населением во главе с топархом1,к. Житие написано после 868 г. монахом Михаилом со слов приемника Федора Студита Софрония. Известны две редакции жития, в котором осуждаются Константин VI, заточивший жену в монастырь и в 795 г. женившийся на кувикуларии и подражавшие ему правители Лонгобардии, Готии и Боспора. В одной редакции текста последний назван топархом: "...оотох; о irjg Воалброи Tondpxr\q" - "...топарх Боспора" , в другой редакции правителем: "... оотгос; о Воалброи, оитгод о Гбтйод, оитод oi Xoircol tqv sjcapxiSv т)уг|лоУ8с;..." . Титул топарх отсутствовал в византийской служебной иерархии IX-X вв.  Более поздние византийские авторы Кекавмен (XI в.)  и псевдо Кодин (XIV в.)  топархами называли правителей приграничных областей или иностранных народов. Очевидно, в текст жития термин топарх вставлен не ранее XI в. одним из переписчиков. Поэтому нет никаких оснований правителя Боспора VIII-IX вв. называть топархом.

Археологические материалы позволяют предположить, что хазары и их союзники поселились во всех других портовых малых городах и поселениях на азиатском берегу пролива. В конце VII в. в покинутых боспорцами Патрее ( 78,774), Кепах ( 78,775) и Гермонассе ( 78,777) поверх разрушенных построек VI-VII вв. появляются жилища новых поселенцев . В г. Боспоре каган, очевидно, разместил гарнизон. В приморской части города хазары построили цитадель. Т.И.Макарова раскопала две её, идущие параллельно, стены шириной от 1 до 1,1 м. Они поставлены на плитах вы- мостки разрушенной византийской базилики и на снивелированной поверхности снесенных кварталов. К одной из них примыкали две двухпанцирные кладки с забутовкой. Панцири сложены на глине из подтесанных камней ракушечника. Их отдельные участки возведены кладкой в ёлку. В нижнем горизонте связанного с цитаделью слоя лежали обломки краснолаковых сосудов и амфор второй половины VII в., амфор с зонами мелкого рифления, датирующие постройку укрепления концом VII - началом VIII вв.

Неподалеку от цитадели поверх развалин предшествующего периода без регулярной планировки строятся дома из двух помещений. На время сооружения одного из них (дома № 12) указывает найденный в нем описанный выше комплекс керамики конца VII в. с фоллисом Юстиниана II (686/687 гг.) ( 79,11). Невысокое двухпан- цирное основание стен поставлено на цоколь из уложенных на землю камней. Панцирные ряды сложены без раствора кладкой в ёлку из необработанных известняковых плит с забутовкой из мелких камней между ними. Углы в местах стыков не перевязаны. Большая часть стен глинобитная. Земляной пол ниже основания цоколя на 20 см. У входа каменная ступень. В центре жилого помещения находилась обмазанная глиной овальная очажная яма, заполненная углями, золой и костями домашних животных ( 79,1). Малое помещение, видимо, использовали для хозяйственных нужд. По мере необходимости его обогревали очагом-кострищем, окруженным мелкими камнями. Дом аналогичен открытым в городах Фанагории и Гермонассе-Таматархе в слоях конца Vll-VIII вв. пятистенкам из двух помещений с большей частью глинобитными стенами на каменных цоколях. Каменная часть стен двухпанцирная и, также как и в Керчи, сложена в ёлку . Эти дома по планировке, конструкции и технике кладки стен сильно отличаются от более ранних боспоро-византийских. Строители, сложившие стены без фундамента и без перевязи, явно не были знакомы с технологией каменного домостроительства. Прием кладки в ёлку, видимо, привнесен хазарами из Приморского Дагестана . Очаги и небольшие хозяйственные пристройки типичны для жилищ оседающих на землю кочевников . Такие же элементы описанных домов, как каменные цоколи и глинобитные стены, заимствованы из боспоро-византийской домостроительной традиции. В состав найденного в публикуемом доме комплекса керамики, наряду с фрагментами амфор византийского круга ( 79,11,Л4-6), входят и характерные для булгар и хазар кухонные сероглиняные гончарные ( 79,1 \J) и лепные ( 79,11,2) горшки . Скорее всего, новый тип жилища возник в боспорских городах у поселившихся в них хазар и булгар .

При хазарах в городе Боспоре сохранилось и прежнее население — в основном, греки, аланы, готы, евреи и другие, а также их религиозные общины. Боспорская епархия названа в нотации 3, составленной после собора 787 г. и в более поздних нотациях . Эпитафия 757 г. христианина Кириака сына Георгия - Kup(i)axoq uioq Гвооруюи - высечена в церкви Иоанна Предтечи на вторично использованной колонне . Христиан продолжали хоронить на некрополе на горе Митридат в плитовых могилах. В одной из плитовых могил нашли византийские пряжки типа Коринф 2 варианта ( XXXI 1,22) и с крестовидным щитком второй половины VIII-IX вв. (типа  XXXII,/7)  С того же некрополя, скорее всего, происходят и византийские пряжки VIII-IX вв. из Керчи, хранящиеся в разных музеях . В склепах там уже не погребали. В Боспоре и на могильниках Керченского полуострова поздние захоронения в склепах датируются второй половиной VII в.  Судя по тексту письма, написанного около 873 г. патриархом Фотаем архиепископу Боспора, в городе существовала иудейская община . Видимо, к данному периоду следует отнести некоторые найденные в Керчи надгробия с менорами .

В последней четверти VII в. булгары кочевали в степях Приазовья и Северного Причерноморья кровнородственными общинами, названными В.Я.Владимирцовым куренями . Победившие булгар Батбаяна хазары захватили их степные пастбища, некоторые орды булгар мигрировали с территории Великой Булгарии в донские степи, а другие в Крым . Они обосновались в Восточном и Центральном Крыму на незаселенных землях. Булгарские куреня лишились главной кормовой базы — степных пастбищ. Поэтому булгары были вынуждены перейти к пастушеско-земледельческому хозяйству. По мнению С.А.Плетневой, в процессе его освоения из общин-куреней выделялись большие семьи-аилы, владевшие многочисленным скотом .

Принадлежавшие аилам неукрепленные поселения выявлены на Тарханкутском полуострове в Ойрате ( 78,106) и Лазурном ( 78,108) , на Керченском полуострове в Пташкино ( 78,76), Калиновке ( 78,95), Бранном Поле ( 78,96), Ерофеево ( 78,100) и Фронтовом ( 78,101), в Илурате ( 78,#0), Героевке ( 78,78), Тиритаке ( 78,81), в Юго-Восточном Крыму в Кировском ( 78,103) и, вероятно, на холме Тепсень ( 78,72), в Центральном Крыму в Курортном ( 18,63), Ароматном ( 78,65), Цветочном ( 78,66), Меловом ( 78,67), на Ак- Кае ( 78,68), в верховьях реки Зуя в урочище Тау-Кипчак ( 78,64) и др.

В Тиритаке на участке ХШ новые поселенцы вскоре после разрушения византийской базилики устроили в ее развалинах жилище, которое статиграфические наблюдения позволяют отнести к началу VIII в.  Тогда же стойбище с юртами и выложенным камнями основанием возникло рядом с руинами византийских домов Илурата . На склоне холма Тепсень одного из первых поселенцев похоронили в грунтовой могиле с конем с деталями сбруйного набора первой половины VIII в.

И.А.Баранов почти полностью исследовал поселение Тау-Кипчак. На площади 80 га он выявил 34 жилых и хозяйственных помещения, более 50 хозяйственных ям и множество очагов, которые датировал второй половиной VII - первой половиной VIII в. ( 80). Постройки располагались пятью кустами. Каждый из них состоял из трех или девяти групп помещений. Группу составляли два-три строения, расположенных рядом. В каждой группе только одно строение с очагом было жилым. Всего в Тау- Кипчаке жило до 25 семей. По расчетам И.А.Баранова, вначале в урочище осел один курень из девяти семей численностью до 70 человек. Как он полагает, на первом этапе поселение с временными жилищами было полукочевым аильным . По заключению С.А.Плетневой, такие поселения создавались при переходе от кочевой формы хозяйства к оседлой .

Время основания поселения Тау-Кипчак И.А.Баранов определил по отнесенным им ко второй половине VII в. керамическим комплексам из хозяйственных ям 5 и 6 и жилищ I, 2, 23. По его словам, ямы выкопали в начальный период существования поселения и засыпали задолго до разруп ения построек. Амфоры из ям А.И.Баранов разделил на девять типов. Амфоры 1 ( 81,7,#) и 6 ( 81,2) типов он отнес к VI- VII вв., 7 типа ( 81,77) - к VI - середине VII в., 4 типа ( 81,5) - к VII в., 2 ( 81,2) и 5 ( 81,6) типов - ко второй половине VII в., 9 типа ( 81,75) - к середине VII - середине VIII в., 8 типа ( 81,72) - к первой половине VIII в. Однако, хронологию многих типов И.А.Баранов обосновал по неверно подобранным аналогиям . Горло амфоры такой же формы как у амфор 1 типа ( 81,7,#) обнаружено в Керчи в слое последней четверти VI - третьей четверти VII в. ( 55,74). В Пташкино зафиксировано использование такой амфоры в IX в.  Амфоры 2 типа ( 81,2) нашли в Подонье, Подунавье, в Скалистом в склепе 406 середины VII в., на Бакле в слое VI - начала VIII вв. ( 47,77,72) и в Сирии в комплексе конца VII в.  Амфоры 3 типа ( 81,J) подобны содержавшимся в Малой Азии в слоях конца V - начала VII вв. и конца VI-VII вв.  Амфора 4 типа ( 81,5) близка амфорам LRA-1-тип 7 из Сирии и поднятым с корабля, затонувшего в третьей декаде VII в. близ Ясси Ада в Турции . В Стамбуле в квартале Сарачаны имитации амфор LR-1 типичны для VII в.  Амфоры 5 типа ( 81,6) датируются по однотипным из склепа с инвентарем второй половины VII в. из Агойского аула (Черноморское побережье Кавказа) и из синхронных слоев, раскопанных в Сирии и Израиле и из Пташкино из комплекса, сформировавшегося в IX в. ( 81,7) . Амфора 6 типа ( 81,9) аналогична входящей в состав комплекса второй половины VII в. из Реховота в Негеве . Амфоры 7 типа ( 81,77) по форме ручек и тулова типологически родственны амфоре из упомянутого комплекса из Пташкино . Фрагменты амфор с широким горлом 8 типа ( 81,72) происходят из засыпи первой половины IX в. из водохранилища в Херсонесе и с возникшего во второй половине VIII в. поселения Кордон-Оба ( 78,65) . Дату начала производства амфор 9 типа ( 81,7.?) нельзя определять по амфоре типа LR-1 из Ильи- чевки . Амфоры 9 типа найдены близ Херсонеса в гончарной печи первой половины IX в., а на Хиосе - в слое IX в. 

Помимо северопричерноморских амфор второй половины VIII-X вв. в Героевке найдены фрагменты амфор VII в. , во Фронтовом — фрагменты амфор типа Баранов 2 , в Морском — фрагменты амфор типа Якобсон 10, в Ойрате, Лазурном — фрагменты амфор с желобчатым зауженным в средней части туловом  и в одном из жилищ в Пташкино — фрагменты амфор типа Якобсон 7 . Видимо, эти поселения также возникли на рубеже VII-VIII вв.

Вероятно, под давлением хазар в Юго-Восточный Крым переселились и сугды. Так византийцы называли низовых прикубанских адыгов. Они основали на побережье ремесленно-торговое поселение Сугдея ( 78,62) . По мнению И.А.Баранова, крепость в Судаке сугды возвели во второй половине VII в. или в его третьей четверти. Аргументируя дату он не публикует раннюю керамику, а лишь упоминает обломки краснолаковых сосудов, амфор, близких западнопонтийским, и ойнохой типа Скалистое . Идентифицированы только амфоры типа Баранов 6 второй половины VII в. (типа  81,9). Как отмечалось выше, в Фаногории и Крыму краснолаковая керамика использовалась и после VII в., а ойнохой — в VII-IX вв. Привлеченные же для обоснования предложенной даты металлические вещи бытовали или до конца VII в. (В-образная пряжка), или очень долго, например, серьги с бусиной на стержне — в последней четверти V1I-IX вв. , либо датированы не верно. Поясной набор из могилы со склона горы Пер чем типичен не для второй половины VII в., а для VIII-IX вв. Опубликованные в статьях И.А.Баранова находки из раскопок в Судаке датируют возникновение города не ранее последней четверти VII в. В письменных источниках Судак впервые упомянут в Космографии Равеннского анонима конца VII в., где он назван Сугдеей "Sugdabon" . Наиболее ранней печатью из найденных в Судаке является моливдовул 696/697 гг. Кириака апоипата и главного лагофета Константинополя . К первой половине VII в. Е.В.Степанова отнесла четыре новых печати из Судака с крестовидной монограммой . Однако, по мнению В.Зайбта*, буквы монограммы на одной из печатей типичны для всего VII в., на другой — для конца VII в., а на двух других — для VIII - начала IX вв. 

Сообщения Феофана и Никифора о событиях, последовавших за ссылкой в Херсон ( 78,7) в 695 г. лишенного трона Юстиниана II, дают основание говорить о захвате хазарами почти всего Крыма. В 704 г., узнав о свержении императора Леонтия, Юстиниан стал заявлять о своих планах возвратить трон. Херсонцы, опасаясь гнева нового императора Тиверия III Апсимара, решили либо убить ссыльного, либо отправить его в столицу. Юстиниан бежал из Херсона и по словам Никифора "...скрылся в крепости, называемой Дорос (Adpog) и лежащей в готской земле" . Там он оказался не только вне досягаемости византийской администрации, но и получил возможность связаться с каганом Хазарии, который скорее всего находился в степях Поднепровья. Каган разрешил Юстиниану II поселиться в Фанагории ( 78J16) и выдал за него свою сестру. Апсимар, узнав о сближении Юстиниана с каганом, попросил либо выдать беглеца, либо прислать его голову. В ответ на просьбы императора Византии каган приказал своим наместникам в Боспоре и Фанагории задушить Юстиниана II. Последний, узнав от жены о приказе кагана, сам задушил присланных убийц и бежал в приморское селение Томы (Tdjjtiv или Tojiiv у Никифора, To\ir\v у Феофана). По мнению А.Грегуара, А.В.Гадло и К.Манго, в этом фрагменте идет речь не о западнопри- черноморском городе Томы, а о расположенном близ Фанагории поселении, которое в нотации 3 (К. де Боора) названо Таматархой (Та^атарха) . Из Томи беглец на корабле приплыл в гавань Символа (Хи^фоХои) ( 78,2), где к нему присоединились находившиеся в Херсоне его сторонники. Вместе с ними он на корабле доплыл до устья Дуная. С помощью хана булгар Тервеля Юстиниан 11 в 705 г. вновь захватил власть в империи. В первые годы второго царствования Юстиниана II каган поддерживал с ним дружеские отношения и возвратил ему жену, родившую сына .

В 711 г. император для наказания жителей Херсона, Боспора "и других архонств - ...хой тоид tg;v aXXcov ap'/ovxirov Xaouq..." (по Никифору) или "других климатов - xai TQV Xoincbv хХщаTCDV" (по Феофану) направил в Крым флот с 100000-м войском под командой патрикия Стефана . В Бревиарии явно преувеличена численность войска. Упоминание городов и архонств дает основание говорить и о другой, быть может, главной задаче военной экспедиции — возвращение империи утраченных городов и крепостей. По Феофану, овладевшие Херсоном византийцы пленили там хазарского "Тудуна - архонта Херсона, бывшего там от лица кагана и Зоилу, первого гражданина по роду и племени" и шестьдесят семь "знатных мужей, протевонов Херсона" . По Никифору, византийцы захватили "Тудуна архонта Херсона и Зоила, называемого протополитом (TouSouvov ог xov Xspacovog ap/vovia xai ZcoTXov прютокоХ(тт}у Xeyofjievov)", сорок семь протевонов и до двадцати "управляющих другими городами - louq ог TG5V exsprov лроататвиоутад rcoAiafxairov avSpaq" . Издатель "Бревиария" патриарха Никифора К. де Боор сохранил почти без изменений содержащуюся в Ватиканском манускрипте неверную форму (ibvSoovov) тюркского термина тудун . К.Манго при подготовке нового издания труда Никифора использовал Лондонский манускрипт, в котором термин "xouSouvov" написан правильно . Протополит Зоила, очевидно, возглавлял городской сенат, состоявший из протевонов . Возможно, они, опасаясь мести Юстиниана II, и пригласили в город хазар. Присланный каганом

тудун управлял городом вместе с протополитом.

Рассказы Феофана и Никифора об уничтожении ромеями всего населения Херсона и всех жителей архонств явно не достоверны. Вряд ли каратели напали на все крепости Дори и дошли до Боспора. Рассмотренные в третьей главе археологические данные указывают только на разгром в начале VIII в. цитадели Баклы ( 78,2$). На могильнике в Баклинском овраге хоронили и после разрушения укреплений. То есть, каратели не уничтожили жителей посада и поселения у подножия Баклы.

С войсками Стефана в Херсон прибыл назначенный императором архонт спафа- рий дорифор (борисрброд) Илья. Для улучшения отношений с каганом Юстиниан II решил вернуть в Херсон тудуна и бывшего главу самоуправления протополита Зоила, а архонта Илью отозвать в Константинополь. Император отправил их в сопровождении патрикия и министра финансов (ygvixoq XoyoOgTiqq) Георгия Сирийца, эпарха города Иоанна и 300 стратиотов под командой турмарха Фракийцев Христофора. Однако, архонты Херсона Илья и Дори, названные Никифором архонтами тех областей "IQV X^POOV TOUTCOV APXOVXGQ XRJQ СРТЦ-ИПС;", не доверяя императору, вновь призвали в Готию хазарские войска. Согласно Феофану, архонт Илья, "херсониты и жители других крепостей - тбте oi Xepaafovog xal iSv XoircSv xaaipcov" отреклись от Юстиниана II и провозгласили императором сосланного в город Вар дана. Херсонцы убили Георгия и Иоанна, а тудуна и протополита Зоилу вместе с турмархом и стратиотами передали подступившим к городу хазарам. Разгневанный Юстиниан II отправил в Херсон флот во главе с патрикием Мавром. Войска ромеев разбили тараном две городские башни. В результате раскопок И.А.Антоновой и А.И.Романчук в портовом районе Херсона выявлены разрушенные во время осады Мавра оборонительные сооружения и жилые кварталы . Подоспевшие войска хазар заставили ромеев прекратить осаду. Патрикий Мавр и его воины отреклись от Юстиниана II и провозгласили новым императором бежавшего к кагану Вар дана, переименовав его в Филиппика. Каган потребовал от ромеев дать клятву верности Вар дану и уплатить выкуп за каждого воина. Вар дан с войском патрикия Мавра на кораблях отплыл к г. Византию, сверг и казнил Юстиниана II .

Описанные события красноречиво характеризуют реальные позиции Византии и каганата на полуострове после 712 г. После уничтожения карателями протевонов, Херсоном управлял перешедший на сторону Вардана архонт спафарий Илья. Примечательно, что херсонцы не позволили возглавлявшему при хазарах местное самоуправление протополиту Зоиле вернуться в город. Хазары признавали принадлежность Херсона империи, но установили свой протекторат над остальным Крымом и не желали мириться с присутствием крупных византийских войск даж%в Херсоне. По мнению У.Тредголда, в 780 г. Херсон, также как и некоторые другие укрепленные приморские города в Греции и Албании, являлся византийским архонтатом . Из города и происходят печати VIII в. представителей византийской военной администрации — ипата и комита Косьмы  и офицера императорского кандидата и комита xtjq xopiT]q Исоя , печать высшего финансового чиновника императорского спафария главного логофета первой половины VIII в.  Правители империи как и прежде ссылали в Херсон идеологических и политических противников. В 776 г. в город выслали участвовавших в заговоре против Льва IV его брата Никифора, нескольких спафари- ев, стратегов и императорских гвардейцев .

Утрата политического и военного контроля над Готией и карательные экспедиции не могли не вызвать в Херсоне кризис экономики, но не привели к полному замиранию экономической деятельности. Не прекращалась торговля с метрополией и Готией. В Херсоне найдена печать с изображением Льва III и Константина V 739-751 гг. архонта влатия и главного коммеркиария, которой опечатывали тюк с произведенными в мастерских Константинополя шелковыми тканями . В VIII в. в город из Византии завозили белоглиняную поливную керамику . В местных бронзолитейных мастерских изготовляли византийские поясные пряжки VIII в. с прямоугольной рамкой ( 73,6), пряжки типа Коринф 2 варианта ( 13,8,9) второй половины VIII-1X вв. и другие. Скорее всего, в них же сделаны и многие обнаруженные на территории Готии однотипные византийские пряжки ( XXXII, 10-12,14-16,24,27), крестики и украшения . Вероятно, через Херсон попали в Скалистое ( 78,29) золотые тре- миссисы Вардана Филиппика (711-713 гт.) и Константина V (741-775 гг.) , а на Баклу — византийские белоглиняные сосуды.

В начальный период хазарского протектората, до выступления против них местных правителей, в этническом составе населения Готии не произошло каких-либо существенных изменений. Продолжали функционировать все возникшие ранее в области Дори города, поселения и некрополи: в Алустоне ( 78,52), Лучистом ( 18,53), Партените ( 18,49), Суук-Су ( 18,48), Гугуше ( 18,47), Артеке ( 18,46), Горзубитах ( 18,43), Гурзуфской котловине ( 18,44), Бал-Готе ( 18,42), Ореанде ( 18,39), Кореизе ( 18,37), Кекенеизе ( 78,35), Симеизе ( 18,36), Скалистом ( 18,29), на плато Бакла и у его подножия ( 18,27), в Фыцках ( 18,26), Баштановке ( 18,24), Малом Садовом ( 18,21), Аромате ( 18,20), Большом Садовом ( 18,16), на Мангупе и окрестных некрополях ( 18,15), на плато Эски-Кермен ( 18,14), в Терновке ( 18,13), на склоне Сахарной головки ( 18,8), в Бобровке ( 18,11), на могильнике Узень-Баш ( 18,6), на Черной речке ( 18,4), на Загайтанской Скале ( 78,3), в Балаклаве и ее окрестностях ( 78,2), в Херсоне и на его хоре ( 78,7), у подножия пещерных монастырей Чилтер-Коба ( 18,17), Шулдан ( 18,10) и Чилтеры (Мармара) ( 78,9). Поселения с керамикой VIII-IX вв. обнаружены в селе Родниковое ( 78,7) южнее могильника Узень-Баш, в Передовом ( 18,12), Пампук-Кае ( 79,79) и Гончарном ( 78,5) . Новые плитовые могильники появились в Семидворье ( 18,51), Малом Маяке ( 18,50). Некрополи фиксируют увеличение населения Эски- Кермена, Чуфут-Кале, поселений, окружающих Мангуп и Баклу ( 18,28) и южнобережных селений.

В VIII-IX вв. на горнокрымских некрополях выявлены погребальные сооружения семи типов: склепы ( 82,10-16), подбойные ( 82,2,9), вырубные ( 82,6) плитовые могилы (типа  82,3), ямные со стенками, выложенными камнями ( 82,7), грунтовые могилы ( 82,7,5,9) и усыпальницы ( 82,4).

Склепы, подбойные и простые грунтовые могилы по конструкции такие же, как и более ранние. На некрополе Черная Речка с VIII в. в камерах совершали по одному или два захоронения. На всех других могильниках в склепах хоронили представителей нескольких поколений одной семьи ( 82,77). В Скалистом и Херсонесе погребали в деревянных гробах. На склоне Эски-Кермена в бортах дромосов вырубали небольшие подбои для грудных детей ( 82,73). В Горном Крыму на разных могильниках склепы отличаются по набору инвентаря. В Скалистом и у подножия Баклы почти в каждом склепе стояли керамические и стеклянные сосуды. В Лучистом, Суук- Су, на склоне Чуфут-Кале лежали по одному, реже по два сосуда. На склонах Эски- Кермена и Сахарной Головки, у подножия Мангупа, в Малом Садовом, в Узень-Баше в камерах склепов керамика весьма редка. В Херсонесе с VIII в. склепы уже не вырубали. В VIII-X вв. там довольно часто хоронили в позднеримских склепах с лежанками. На склонах Эски-Кермена в самых поздних подбойных могилах содержались серьга с бусиной на кольце  и пряжка типа Бал-Гота 2 варианта ( XXX,56) конца VII - первой половины VIII вв., а в вырубленных в скале могилах с антропоморфным углублением ( 82,6) - пряжка с крестовидным щитком и серьга первой половины VIII в. ( XXXII,77,77). На склоне Эски-Кермена и на Мангупе в скале вырубали и овальные в плане могилы с прямыми или покатыми бортами. Они датируются по пряжке первой половины VIII в. ( XXXII, 14) и стеклянным браслетам и бубенчикам IX-XII вв.

Плитовые могилы аналогичны описанным в третьей главе. В них хоронили в Херсоне и Боспоре, на горнокрымских сельских, монастырских и церковных некрополях ( 78,Ь) в Суук-Су, на Бал-Готе, в урочище Гугуш, в Партените, Малом Маяке, Се- мидворье, Кореизе, Родниковом, Гончарном, на Бакле, в окрестностях Судакской крепости, на Кордон-Обе, на Тепсене, в Тиритаке. Судя по вещам, в таких могилах хоронили и после конца IX в. представители всех этносов. В Суук-Су в VIII-1X вв. погребали только в плитовых или в накрытых плитами могилах. Три плитовые могилы находились в церкви, в которой обнаружили фрагмент белоглиняной поливной чаши VIII-XII вв.  Видимо, церковь на некрополе построили не ранее IX в. Местным жителям принадлежали плитовый некрополь и храмик второй половины - конца VIII-IX вв. у подножия Баклы .

В Скалистом зачищены две могилы с перекрытием из плит и с обложенными камнями бортами ( 82,7) с деталями поясных наборов первой половины VIII в. ( XXXI 1,7-.?). Однотипные могилы с первой половины VI в. сооружали на Северном Кавказе .

Грунтовые могилы второй половины VIII-IX вв. делятся на два типа: 1 — с заплечиками с перекрытием из плит ( 82,7), 2 — с вертикальными бортами ( 82,5.Л'). В могилах всех типов скелеты ориентированы черепами на запад или северо-запад. В могилах 1 типа в раннее средневековье погребали со второй половины VII в. Они выявлены в Скалистом среди склепов и в Бал-Готе, Суук-Су, Партените, на Бакле . На склоне Эски-Кермена в могиле с заплечиками 243 найдены украшения, обычные для салтовской культуры ( XXXII,2/,34,35) и Приуралья . В могилах 2 типа из Скалистого, Узень-Баша, Родникового, со склонов Сахарной Головки, Эски-Кермена и Чуфут-Кале почти отсутствовал инвентарь. На Эски-Кермене они выкопаны в почвенном слое, перекрывающем склепы, вырубные и подбойные могилы. В могиле 206 погребенный накрыт черепицей IX-X вв. В Лучистом в таких могилах лежали височные подвески со штампованным изображением птиц второй половины IX в., пряжки и серьги (типа  XXXI I,5J), характерные для салтовской культуры .

Усыпальницы разделены на два варианта: 1 — с камерами и короткими дромоса- ми, вырубленными в материковой скале на Эски-Кермене и Мангупе ( 82,4)Ш, 2 — с камерами, сложенными из известняковых блоков в ямах, выкопанных в грунте у подножия Баклы и в Судаке . По инвентарю ранние захоронения в усыпальницах обоих типов датируются IX в.

С начала VIII в. в Юго-Западном Крыму под влиянием христианства уже не погребали в традиционных для алан подбойных могилах. Связи с Хазарией проявились в инвентаре. В это время аланы и готы наряду с вещами крымско-византийского круга носили популярные в хазарском каганате украшения и детали поясных наборов уральского типа ( XXXII,1,3,6-9).

Сельские жилища, зачищенные в Передовом, Гончарном, Родниковом и Бобровке, состояли из жилого и хозяйственного помещений со стенами глинобитно-жердевой конструкции, сооруженными на каменном цоколе, и соломенной крышей. В жилом помещении имелся открытый очаг. Глинобитные полы слегка заглублены.

Находки из жилищ свидетельствуют о доминировании земледелия и скотоводства в экономике Готии. В хозяйственных помещениях обнаружены пифосы, ручные круглые жернова, зернотерки, обломки серпов, скопления культурной ржи и мягкой пшеницы, кости домашних животных - быка, барана, овцы, козы, лошади, свиньи. На полу жилищ также лежали пряслица, использовавшиеся при прядении шерсти .

Около середины VIII в. в Северо-Западном, Восточном и Центральном Крыму возникают десятки новых поселений, некрополей и гончарных центров: на Лебяжьих островах ( 78,704), Калос-Лимене ( 78,705), в Тарпанчи ( 78,7(97), Беляусе ( 78,7(99), Евпатории в санатории "Чайка" ( 78,770), Саках ( 78,777), Песочном ( 78,772), на мысе Чауда ( 78,74), на горе Опук ( 78,75), над руинами Китея ( 78,77), Мирмекия ( IS,S3) и Зенонова Херсонеса на мысе Зюк ( 18,84), в Заветном ( 18,78), Алексеевке ( 18,85), Чистополье ( 18,86), Репьев- ке ( 18,87), Слюсарево ( 18,88), Зеленом Яру ( 18,89), Песочном ( 18,90), Азовском ( 18,91), Мысовом ( 18,92), Семеновке ( 18,93), Семи Колодезях ( 18,94), Королёво ( 18,97), Кирово ( 18,98), Луговом ( 78,99), Птичкино ( 18,102), в Юго-Восточном Крыму в окрестностях Феодосии в Дальних Камышах ( 18,73), в Тихой бухте ( 78,77), Щебетовке ( 18,70), на холме Кордон-Оба ( 78,69), на мысу Ай-Фока ( 78,67), в Морском ( IS,60), Чабан-Куле ( IS,59), Приветном ( 78,57), на дороге из Приветного в Белогорск ( IS,58), в Канакской балке ( IS,56), Рыбачьем ( 78,55) и Малореченском ( 18,54), на границе степи и гор на Петровских скалах ( 78,34), в Лозовом ( 78,33) и Фонтанах ( 78,32), Почтовом ( 78,J7) .

В Тиритаке, на холмах Кордон-Оба ( 82,3) и Тепсень исследованы принадлежавшие жителям поселений некрополи с плитовыми и грунтовыми могилами вариантов 1 — с заплечиками и перекрытием из плит, 1а — с заплечиками и перекрытием из дерева и 2 — с деревянными гробовинами. Выявленные на Кордон-Обе и Тепсене грунтовые могилы 1 варианта такие же, как и известные в Крыму со второй половины VII в.  На Тепсене в могиле № 14 лежал солид Константа V Копронима, чеканенный в 741-751 гг. и обычные для салтовской культуры серьги второй половины VIII- IX вв.  Грунтовые могилы вариантов 1а и 2 близки булгарским из Нижнего Подонья, бассейна Северского Донца, Поволжья и Южного Приуралья .

Плитовые могилы Тепсеня, Кордон-Обы и Тиритаки И.А.Баранов датировал первой половиной VIII в. и приписал бежавшим в Крым грекам иконопочитателям . Вряд ли могилы оставлены греками. В них зафиксирован такой же погребальный обряд, что и в раскрытых на этих некрополях грунтовых могилах. Предложенная И.А.Барановым дата слабо аргументирована. Из названных могил на Кордон-Обе извлекли типичные для салтовской культуры серьги, украшения и детали поясных наборов второй половины VIII-IX вв. ( XXXII,20,21,29,38,46,47)Т. На Тепсене в плитовой могиле 16 найдены солид Константа V с арабским динаром времени ал- Мансури 138 г.х. (755/766 гг.) .

Основываясь на материалах названных поселений А.В.Гадло и И.А.Баранов разработали типологию жилищ осевших на полуострове булгар. Первые поселенцы в Тау-Кипчаке и Пташкино сооружали бесстолбовые полуземлянки с очагом в центре. Они перекрывались многоскатной крышей, опиравшейся на землю или плетневую обмазанную глиной стенку . Рядом располагались хозяйственные ямы и помещения с тарной и кухонной керамикой и другим инвентарем. Аналогичные описанным землянки второй половины VIII-IX вв. зачищены на холме Кордон-Оба и в Евпатории . На склоне Кордон-Обы на полу землянки лежала салтовская поясная бляшка, типичная для комплексов двенадцатой и тринадцатой групп IX в.  После того как землянку оставили жители, ее превратили в мусорную яму. Одновременно сооружали землянки, в которых по верхнему краю котлована из камня и сырцового кирпича выкладывали стены. На 0,5 м над уровнем пола возвышалась печь-каменка с дымоходным отверстием. Подобные печи нашли в боспорских сельских и городских домах предшествующего периода. В Тау-Кипчаке двускатная крыша жилищ лежала на четырех столбах, а в Героевке — на трех .

Первые наземные постройки с полом, заглубленным в землю на 0,25 м, и стенами, сложенными из мелких плоских камней и сырцовых кирпичей в ёлку, по планировке не отличаются от полуземлянок. Углы стен не перевязаны. Борта котлованов выложены камнем . В последний период в Тау-Кипчаке строят дома из двух помещений с заглубленными в землю полами и печью , близкие раскрытым в Кооперативном переулке в Керчи ( 79,7), в Героевке, Пташкино, с амфорами и кувшинами VIII-X вв. и салтовским перстнем со стеклянной вставкой и четырьмя лапками второй половины VIII-IX вв.  На поселениях Тиритака и Илурат , в Алексеевке  и на холме Тепсень такие дома строили в IX в.  На Кордон-Обе на полу одного погибшего от пожара дома  нашли салтовскую поясную бляшку IX в. (типа  XXXII,3 7), высокогор- лые кувшины второй половины IX-X вв. и фрагменты белоглиняного поливного блюда. На холмах Кордон-Оба, Тепсень и в Мирмекии во второй половине VIII-IX вв. сооружали дома из одного помещения. В Тау-Кипчаке стены домов сложены из камня в ёлку без раствора. На других поселениях стены имеют невысокий цоколь, на котором на глиняном растворе в ёлку уложены два ряда лицевой кладки с забутовкой из мелких камней. В некоторых домах стены на стыках закруглены. В их конструкции имеются элементы, характерные для домостроения византийских городов Боспора: дверные откосы из хорошо подогнанных плит и каменные пороги .

В IX в. почти на всех перечисленных поселениях стали возводить усадьбы с жилыми помещениями с глиняными полами и каменной печью, отдельно стоящими хозяйственными постройками и с огражденным двором ( 83). Стены сложены в ёлку либо целиком из камня, либо из саманных кирпичей на каменном цоколе .

Описанные могилы и жилища, найденные в них лепные и гончарные сероглиня- ные горшки с волнистым и линейным орнаментом, котлы с внутренними петлями, кувшины с вытянутым носиком, лощенной поверхностью и резным декором, инвентарь некрополей характерны для крымского варианта' салтовской культуры второй половины VIII-IX вв.  Рассмотренные поселения, также как появившиеся в начале века, принадлежали булгарам.

Очевидно, вторая миграция булгарских племен в контролируемый хазарами Крым была вызвана разгромом, учиненным арабами во время второй арабо-хазарской войны (722-737 гг.) на территории Хазарского каганата в Предкавказье в 730-е гг.  По мнению С.А.Плетневой, тогда многие аланы и булгары бежали из разоренных набегами регионов . И.А.Баранов утверждает, что на холмах Тепсень и Кор- дон-Оба и в соседних Отузской и Коктебельской долинах в "иконоборческую досал- товскую эпоху" возникли укрепленные монастыри и поселения византийцев- иконо- почитателей с домами со стенами на известковом растворе и черепичной крышей, а также плитовые некрополи. По его словам, новые булгары вторглись в Таврику из Поволжья около 740 г. и уничтожили в Восточном и Центральном Крыму булгарские

аилы и поселения византийцев . Эмиграция иконопочитателей на полуостров могла начаться лишь в 730 г. после отставки патриарха Германа , то есть спустя около трех десятилетий после появления первых булгарских селищ. По И.А.Баранову, менее чем через десять лет памятники иконопочитателей погибли в результате второго вторжения булгар. Поскольку И.А.Баранов не издавал какие-либо материалы с якобы выявленных в ходе его разведок в названных долинах 15 византийских поселений, созданных и разрушенных в пределах одного десятилетия, то невозможно определить их дату и этнос жителей. Тем же византийским эмигрантам он приписал дом с черепичной крышей и застекленными окнами, раскопанный В.П.Бабенчиковым на холме Тепсень. Однако, дом построен не раньше IX в. после разрушения одной из Тепсень- ских базилик. В стене его ограды вторично использована известняковая капитель колонки, взятая из развалин базилики. Да и стены дома сложены обычной для булгар и хазар кладкой в ёлку . Как сказано выше, приписанные иконопочитателям плитовые могилы второй половины VIII-IX вв. Кордон-Обы и Тепсеня датированы И.А.Барановым не верно. На Тепсене они зачищены в большой базилике. Некоторые могилы выкопаны после разрушения базилики. Они выложены плитами с остатками штукатурки, взятыми из руин храма . Раскопки на обоих поселениях не выявили следы какого-либо нападения на них около 740 г. Никак не обоснованна и дата гибели около 740 г. первых булгарских селищ. Судя по уже рассмотренным поздним комплексам с Тау-Кипчака, селище погибло в более поздний период в IX в. Как убедительно показал А.В.Гадло, в Героевке и Пташкино полуземлянки и дома раннего типа жители забросили задолго до гибели поселения, соорудив рядом дома нового типа с двумя помещениями или усадьбы с дворами. Оба поселения погибли на рубеже IX-X вв.  Скорее всего, вновь переселившиеся в Восточный и Северо-Западный Крым булгары мирно осели на свободных землях.

В Крыму булгары освоили земледелие и новый тип скотоводства. В окрестностях Тау-Кипчака И.А.Баранов выявил признаки полеводства. Перед распашкой в пойме реки и на склонах лес был вырублен с выжигом. В раннем жилище обнаружена каменная зернотерка, а в более поздних — жернова от ручных мельниц, ступы для лущения проса. Жернова лежали почти во всех домах в Тиритаке, на Илурате, на холмах Кордон-Оба и Тепсень и на других поселениях. Пара жерновов с Кордон-Обы изготовлена из зеленого трасса, добытого рядом в горном массиве Кара-Даг. Мастерские по их производству известны на Керченском полуострове и близ Судака. В Тау- Кипчаке, на Тепсене и Кордон-Обе найдены железные серпы. Почву обрабатывали тяжелыми мотыгами, подобными применявшимся в Византии при подготовке поля под посев и при прополке сорняков . Из Героевки происходят зерна ячменя, ржи и пшеницы, а с Кордон-Обы — зерна проса. Остеологические материалы свидетельствуют об изменении состава стада. Преобладали кости коровы, свиньи и овцы. Количество лошадиных костей не превышало четверти. Как полагает И.А.Баранов, в процессе оседания булгары создали продуктивное сельское хозяйство, которое давало возможность не только удовлетворять собственные потребности, но и вывозить продукты на продажу .

На поселениях булгар развивались прядение, производство лепной и гончарной кухонной керамики, ткачество и другие ремесла. С холма Тепсень происходят формы для отливки из цветных металлов салтовских украшений и деталей поясных наборов. На Тепсене и на Кордон-Обе функционировали кузни . В Коктебельской бухте у обрыва Тепсеня мною найдены обломки бракованных красноглиняных северопричерноморских амфор 2 типа. Боспорские гончары создали крупные центры на берегу Черного моря между Судаком и Алуштой. В Чабан-Куле и Канакской Балке раскопаны большие печи, состоявшие из топочной (длина до 5,2 м, ширина до 5,6 м ) и обжигательной камер, с кирпичным сводом. Они сложены из сырцового кирпича, обожженного в процессе функционирования печей. В печах обжигались как подобные северопричерноморским 1 и 2 типов амфоры и красноглиняные кувшины, так и обычные на салтовских поселениях фляги. Печи для обжига амфор известны в других прибрежных селах: в Рыбачьем, Морском, Малореченке . В результате петрографического анализа установлено, что амфоры из них использовались не только на местных поселениях, но и вывозились на поселения салтовской культуры в Подонье . Из Ха- зарии поступили найденные на Тепсене арабские монеты VIII в.  В Героевке, Пташ- кино, Тиритаке, на Кордон-Обе и Тепсене многочисленны фрагменты аналогичных византийским рюмок и лампадок.

В первой половине VIII в. благодаря динамичному росту экономики Восточного Крыма Сугдея стала важным хазарским торговым портом региона. Вероятно, в начале столетия они создали в городе таможню. В акватории порта найдено свыше 400 византийских печатей VIII-XII вв. Опубликованные В.С.Шандровской упомянутая печать Кириака и печати главных коммеркиариев апотеки Онориады, Пафлагонии и побережья Понта императорского волнитора Анастася и ипата Иоанна периода совместного правления Льва III и Константина V 720-741 гг., "императорских коммер- кий епархий богохранного императорского Опсикия" 745/746 гт.  говорят о ведении Сугдеей прямой торговли с Константинополем и другими византийскими портами Малой Азии.

Сугдейцы хоронили в обычных для христиан плитовых могилах и в земляных склепах. В одном из склепов лежали типичные для салтовской культуры перстень второй половины VIII - первой половины IX в. ( XXXII,21) и пуговицы.

После инцидента с Юстинианом II Византия смирилась с потерей почти всех своих владений в Крыму и поддерживала дружественные отношения с Хазарией. Император Лев III (717-741 гг.) в 732-733 гт. направил посольство к кагану и женил своего сына, будущего императора Константина V (741-775 гг.) на его дочери, "...обратив ее в христианство и назвав Ириной" . Каган, относясь благосклонно к христианам, не препятствовал образованию на территории Хазарии новых епархий.

В.Г.Васильевский, А.Л .Бертье-Делагард и А.В.Гадло, основываясь на тексте жития Стефана Сурожского, считают, что при патриархе Германе (715-730 гт.) в Сугдее была создана епархия, которою при Константине V Копрониме (741-775 гг.) возглавил епископ Стефан . Самое раннее сообщение о Стефане содержится в Минологии, составленном в конце X или в начале XI в. при Василии II Болгаробойце. Там, после рассказа о мученичестве Стефана Нового, сказано о высылке в Сугдею Стефана. В.Г.Васильевский датировал это событие 767 г.  По его мнению, тот же Стефан присутствовал на Никейском соборе 787 г., на котором временно победили иконопочита- тели. Подпись Стефана есть в протоколе пятого заседания: "Itscpavog, ava^ioq kniaxonoq JioXgcoq louySdoov, — Стефан, недостойный епископ города Сугдайско- го" . В синаксаре с заметками XII-XV вв. по истории Сугдеи из Халкинской библиотеки (окрестности Константинополя) изложена краткая греческая версия жития святого Стефана Сурожского. В нейтмного несообразностей. Патриарх Герман, отправленный в 730 г. в отставку Львом Исаврийским, назван современником Льва Армянина (813-820 гг.). Если по более достоверному тексту Минологии Стефана, обличавшего императора-иконоборца Константина, вначале заточили в тюрьму, а потом изгнали в Судак, где он стал епископом, то в греческой версии Стефан сперва занял уже существовавшую в Сугдее епископскую кафедру, затем прибыл в Константинополь для борьбы с иконоборцами . Славянская версия жития еще менее достоверна. По меткому определению В.Г.Васильевского, она является компилятивным произведением русского книжника XV в. Анализируя ее текст, В.Г.Васильевский выявил в нем большие заимствования из Духовного Луга Иоанна Мосха (VII в.), житий Иоанна Златоуста и Петра митрополита, искажения исторических событий и измышления автора. Например, в житии говорится об убийстве Львом Исавром в 730 г. сына императора Феодосия III. Тогда как по Феофану и Никифору Феодосий в 717 г. отрекся от престола и вместе с сыном принял посвящение в клир . Жена Константина Ирина названа Феодорой, дочерью Керченского царя . Скорее всего, авт< р славянской версии вымыслил и эпизоды о тархане Юрии и походе спустя несколько лет после смерти Стефана в Крым князя Новгорода русского Бравлина. Оба эпизода отсутствуют в греческой редакции. Да и город Новгород в то время еще не существовал. Как мне любезно сообщила М.-Ф.Озепи, учитывая сообщение синаксаря об изгнании Стефана в Сугдею после смерти в ноябре 765 г. Стефана Нового , данное событие она датировала 766 г. В Минологии Стефан Сурожский не назван епископом. Если, согласившись с В.Г.Васильевским, считать, что подпись под протоколом собора принадлежала епископу Стефану, именовавшемуся после канонизации святым Стефаном Сурож- ским, то, вероятно, его рукоположили в епископы между 766 и 787 гг.

Предложенную В.В.Кропоткиным локализацию Фул на плато Тепсень подтверждают результаты археологических исследований. Там раскопана одна из крупнейших на полуострове трехнефных базилик (длина 37,6 м, ширина 12,4 м). Ее возвели в третьей четверти VIII в.  Тогда же маленький храм построили на поселении булгар на холме Кордон-Оба . К 750-780 гг. А.В.Гадло приурочил создание христианских храмов на других булгарских поселениях в Героевке и Пташкино. Для обоснования датировки второго храма важна стратиграфия, зафиксированная в раскопе в Пташкино. При подготовке участка под небольшую трехнефную базилику были засыпаны полуземлянка и хозяйственная яма первого строительного периода с амфорами типа Якобсон 7, изготовленными до начала VIII в. и северопричерноморскими 2 варианта, которые производили со второй половины VIII в. В третий строительный период северный неф разрушенной базилики приспособили под хозяйственное помещение. На его полу найдены как амфоры типов Баранов 5 ( 81,7), 7 и амфора, подобная обнаруженной в Кесарии (Израиль) в доме, заброшенном в результате арабского завоевания ( 81,70) , так и амфора ( 81,4), аналогичная найденным в слое начала IX в. в Стамбуле  и на Хиосе в слое IX в. , северопричерноморские амфоры 1-3 вариантов и фрагмент высокогорлого кувшина с плоской ручкой, сделанного не ранее середины IX в.  Судя по керамике, второй строительный период (время функционирования базилики) следует отнести ко второй половине VIII - первой половине IX вв.

После смерти в 780 г. Льва IV Хазарина в Константинополе стали благосклонно относиться к сторонникам иконопочитания. Императрица Ирина разрешила Иоанну посетить столицу, где он встречался с патриархом Павлом (780-784 гг.). Иоанн отсутствовал на Никейском соборе 787 г., восстановившем иконопочитание. В подписях участников первого и третьего заседаний собора упомянут монах Кирилл, наместник епископа Готии Никиты: "KupiAXoq [jtovaxog xai тояот'пртуст]^ Ntxrjxa елисгхбяои Гот Stag" . Решение четвертого заседания о почитании икон монах Кирилл подписал за епископа Готии Иоанна: "KupiA-Aog ^ovaxog xai sx кроосшои Icodvvou гкСахокои ГбтЭооу, svTpaupsu; xotq ajtoaxoXixoTc; x-npt5y|j,aai xat x(hv яахерол/ JiapaSoasai xai xa vuv rcpoysypa^sva Se^aiievoc; блгурафа" . На седьмом заседании в подписи Кирилла представляемый им епископ назван Никополем: " KupiAAoc; afiapxcoXbg jaovaxoq xai xov xorcov 8JT8XCOV NixojtoAecoc; miaxonou ToxSiaq OIJUXOCK;". В латинском переводе Анастасия имя епископа исправлено на Niceri . По справедливому предположению В.Г.Васильевского, в подписи по ошибке вместо имени епископа Никиты написали название города .

Текст жития объясняет причину отсутствия Иоанна в Никее. В 786 или 787 гг. возникло противостояние между местными властями и хазарским каганом. Он ввел в крепость Дорос хазарский военный отряд. Не желая с эти мириться, Иоанн вместе с "господином Готии и его архонтами (х65 хорео Tox&iag xai xoTg apxouai аохои)" и её жителями восстали, изгнали хазар из Дороса и овладели елисурами (клисурами) - горными проходами. Жители одного селения предали архирея. Каган пощадил господина Готии, но казнил семнадцать "рабов" (крестьян). Иоанна же отправили в хазарскую тюрьму в Фулы, из которой он бежал в Амастриду . По мнению А.А.Васильева, упоминание в актах двух епископов отражает существовавшую в Готии ситуацию. По его словам, поскольку плененный хазарами Иоанн не смог прибыть на собор, то его представлял монах Кирилл. Но вскоре Никита вместо Иоанна занял епископскую кафедру в Готии. У Никиты было достаточно времени, чтобы прибыть в Константинополь и принять участие в соборе . По предположению М.- Ф.Озепи, подписи в актах фиксируют двух епископов Готии — Иоанна и Никиту . Никиту официально рукоположил в епископы иконоборческий патриарх, но его не приняла паства, которая избрала епископом иконопочитателя Иоанна. Рукоположенного же в Грузии Иоанна не признавал Константинопольский патриарх.

Как явствует из текста жития, в ходе антихазарского восстания боевые столкновения происходили в основном в Доросе. Тогда и был спрятан на Мангупе в поврежденной стене клад монет-подражаний византийским солидам . Хазары, возможно, после усмирения восставших вновь разместили на Мангупе небольшой гарнизон. На плато зачищены грунтовые могилы, близкие по обряду открытым на салтовских могильниках в Подонье. По наблюдению А.Г.Герцена, в конце VIII в. .на Мангупе ремонтировались оборонительные стены. Значительное сокращение на плато заселенной площади свидетельствует о существенном уменьшении числа жителей поселения . Исследователи, локализовавшие Дорос на Эски-Кермене, утверждали, что хазары сильно разрушили на плато дома и уничтожили его оборонительную систему или в 787 г., отвоевывая город у восставших (Н.И.Репников и Е. В. Веймарн) , или в 804 г. (И.А.Баранов) . Н.И.Репников и Е.В.Веймарн свой вывод аргументировали фактом вырубки в конце VIII в. у главных ворот пещерных храмов, которые облегчали противнику подход к укреплениям. Однако, по самым ранним вещам из храмовых усыпальниц (браслетам из синего стекла и украшениям конца IX-X вв.) сооружение храмов датировано концом IX в. Да и расположены они в нижней части основного массива скалы и на площадках подъемной дороги. Скорее всего, храмы вырубались с учетом безопасности оборонительной системы. Приведенные факты опровергают мнение об уничтожении хазарами в 787 г. укреплений города . Утверждение И.А.Баранова основано на опубликованном Д.А.Хвольсоном тексте приписки на полях Пятикнижья из коллекции А.С.Фирковича. В ней написано об уничтожении хазарами в 804 г. главной крепости Готии . Еще А.Я.Гаркави убедительно показал, что приписки сделаны в новое время . Проведенное по инициативе хранителя коллекции А.С.Фирковича исследование техническими средствами некоторых рукописей из ее состава выявило наличие в них многочисленных исправленных дат, приписок, сделанных в новое время, подтверждающих правоту А.Я.Гаркави .

С хазарским разгромом Е.А.Паршина связывает пожары, уничтожившие усадьбы первого строительного периода в Партените. Извлеченные из накопившегося в них слоя северопричерноморские амфоры 1-3 типов второй половины VII 1-Х вв., гончарные фляги и византийские монеты Михаила I (811-813 гг.), Василия I с соправителем Константином (869-879 гг.) документируют гибель усадеб в более позднее время .

Тексты житий и письмо Федора Студита, характеризуют административную систему, образовавшуюся в Готии в VIII в. после установления над ней хазарского протектората. В житии Иоанна Готского упомянут господин Готии (хирюд). Данный термин не являлся официальным титулом правителя. Напомню, что в другой главе господином (хирюд) назван наместник кагана в Фулах. А.Куник и А.А.Васильев, ссылаясь на процитированную выше редакцию текста жития Федора Студита, применяют для обозначения титула правителя Готии термин топарх, имеющийся и в "Записке Готского топарха". Однако, они неточно переводят цитату из текста жития, где сказано: "оитсо yap о xrjq Aoyyi(3ap8iaq рт]Е„ ovтсод о xrjq Готбсад, оитсод о xrjq Воапорои толархл^" — "таким был король Лонгобардии, король Готии, топарх Боспора". Топарха находится в единственном числе и связан только с Воалброо . Выше уже отмечалось, что этот термин, очевидно, вставлен в текст жития переписчиком не ранее XI в. "Записка Готского топарха" оказалась фальшивкой. Как установил

И.И.Шевченко, она изготовлена в новое время . Игнатий (умер вскоре после 845 г.) в житии патриарха Никифора (808-815 гг.)  возмущался поведением правителя народа (g'Qvoug r)Y8|xoviav) Таврических климатов (xaO ' gv irov TaupixSv xXiixaxoov) . Патриарх Никифор встречался с правителем Готии в 808 году в Константинополе . В житиях Иоанна Готского и патриарха Никифора испо тьзованы термины "господин" и "правитель народа Таврических климатов", отсутствующие в византийских табелях о рангах.

В житии Иоанна Готского речь шла и об архонтах. Именно о них, о "архонтах тех областей - ТЙУ /СОpSv TOUTOOV ap/ovigq xrjq ФТ|Ц.Т|<;М писал Никифор . Как отмечалось выше, Феофан и Никифор знали в Крыму три самостоятельные административные единицы: Херсон, Боспор и другие "архонтии" или "климаты", или города (jioXta^tairjov) или крепости (xaaxpa). В письме Федора Студита, относимом к 808 г., автор, негодуя по поводу возвращения в клир эконома, венчавшего императора Кон- стантантина VI со второй женой, писал о Готии и ее климатах (ГотбСа xai xoiq xXtj-taaiv aoxrjq) . В "Чудесах святого Евгения Трапезунтского" говорится о "Херсоне и тамошних климатах Готии - xrjQ XgpaSvoq xal icov SXSIGS хХщатооу Готбьад" . В цитированных текстах климаты локализованы в Готии, а в житии патриарха Никифора — в Таврических (Крымских) горах. Безусловно, климатами или архонтиями называли административные районы Готии, имевшие крепость или городок с резиденцией архонта . Таковыми являлись крепости на плато Мангуп (Дорас), Эски-Кермен, Чуфут-Кале, Тепе-Кермен, Бакла и, возможно, некоторые другие. Очевидно, архонта архонтии Дорас каган и назначил правителем Готии.

Правитель Готии до подавления восстания выпускал собственные монеты. Из них состоял клад медных монет, обнаруженный в оборонительной стене Мангупа. По определению В.А.Сидоренко, семь монет имитировали византийские солиды Льва III 725-732 гг., а восьмая литая выпущена в период соправительства Льва III и Константина Vb 717-741 гг. В.А.Сидоренко привел веские доводы в пользу легальной чеканки на Мангупе монет-подражаний. По его мнению, поскольку монеты не позолочены, то они являются браком, предназначавшимся для переплавки . Находка в склепах Чуфут-Кале позолоченных подражаний солидам Константина V 741-751 гг.  подтверждает предположение об их использовании в местном обращении. Сам факт выпуска и обращения имитаций солидов говорит о независимости Готии от Византии .

По свидетельству археологических материалов, после ликвидации восстания булгары, пользуясь покровительством хазар, селятся в Готии. На Главной гряде на Бас- манском хребте обнаружен скотоводческий комплекс, состоявший из пещеры с культурным слоем с салтовской керамикой и загона для скота ( 1&,44) . В Поворотном ( 78,22) , в балке Горный Ключ ( 78,23) , на плато Кыз-Кермен ( 78,25)  возникли поселения с типичными для салтовской культуры горшками с врезным волнистым или линейно-волнистым орнаментом. На поселении Горный Ключ раскрыты огороженные дворами усадьбы с домами, состоящими из жилого помещения с открытым очагом и хозяйственной постройки. В торжище Партениты зачищены дома со стенами, сооруженными кладкой в ёлку . Возведенные без фундамента стены в углах не перевязаны . На плато Кыз-Кермен , в Передовом, на плато Пам- пук-Кая , на посаде городища Бакла  и на Загайтанской Скале  раскопаны дома из двух или трех помещений со стенами на каменном цоколе, с глинобитными или земляными полами и со стропильным перекрытием с соломенной крышей. Стены некоторых домов сложены в ёлку. У многих домов цоколи являлись основанием легких турлучных конструкций, состоящих из тонких вертикальных стояков, соединенных плетнем и обмазанных толстым слоем глины. В жилых помещениях находились открытые очаги. Эти дома по планировке, технике кладки стен, форме очага и другим признакам аналогичны описанным выше булгарским домам из Восточного и Центрального Крыма. Очевидно булгары теснили в Юго-Западном Крыму аланские и готские общины.

Возникновение в конце VIII в. в Горном Крыму в условиях наступившей стабильности новых поселений способствовало росту основных отраслей экономики Готии: земледелия, виноделия и скотоводства. Гончарную керамику для населения области изготавливали в созданных в Трудолюбовке ( 78,30), Ялте ( 78,47), Ливадии ( 78,40), Мисхоре ( 78,38) новых крупных производствещшх центрах. Там делали и обжигали в печах фляги, черепицу и северопричерноморские амфоры 1 типа второй половины VIII-IX вв., известные в Херсонесе в комплексах с начала IX в.

Несмотря на ведущую роль в восстании епископа Готии, ка^ан н<^препятствовал деятельности Константинопольской патриархии в традиционно христианских регионах Хазарии. На одном из вновь основанных в низовьях р. Бельбек поселений (в Поворотном) в конце VIII в. строится новая трехнефная базилика ( 84,II) . В схолии в нотации времени патриарха Никифора (806-815 гг.) среди принадлежавших патриархии областей упомянуты Херсон, Хазария и все северные Климаты . Сведения о епархии Готии имеются в написанном между 821 и 826 гг. ответном письме Федора Студита архимандриту Готии САрхьцаубрьтт) ГотбСад) по поводу раздоров с архиереем соседней епархии. Там же Федор Студит сообщил, что одновременно отправил письмо и другому архиерею — "и боголюбезнейшему отцу и архиерею господину Филарету" — "xai тй бгофьАгататф яатр\ xat apxiepeixopuo ФьАаргтой" . По мнению В.Г.Васильевского и А.А.Васильева второе письмо было адресовано иерарху Сугдейской епархии . В нотациях IX в. упомянуты только Херсонская и Боспорская епархии, а Готская и Сугдейская вновь названы лишь в нотациях 901-907 гг.  Археологические исследования вполне определенно указывают на ликвидацию христианских приходов на булгарских поселениях на территории Сугдейской епархии. Там были снесены храмы . Видимо, в самом конце VIII-IX вв. в связи с потерей сельских приходов Су- гдейскую епархию присоединили к расположенной неподалеку Боспорской. Скорее всего, в письме Федора Студита идет речь о раздорах между иерархами Готии и соседней Херсонской епархии.

Интересен сам факт обращения архимандрита Готии с просьбой разрешить спор к опальному во второй период иконоборчества духовному вождю иконопочитателей. В том же письме Федор Студит обличал нарушителей правил монашеской жизни в монастырях Готии . Бесспорно, после новой победы иконоборцев в Константинополе, епископ и паства Готии остались иконопочитателями. В житии поборника иконо- почитания Стефана Нового, написанном в 816 г. , Готая названа среди областей, в коих после собора 754 г. Стефан Новый советовал монахам искать убежище . Многие используют данные свидетельства для доказательства массовой эмиграции мона- хов-иконопочитателей в Готию в период иконоборчества. Как показала М.-Ф.Озепи, текст жития Стефана Нового весьма приблизительно отражает ситуацию времени его написания . Достоверно известно только о создании во второй половине VIII в. монастыря в Партенитах. Ранняя же датировка пещерных монастырей в Инкермане, Шулдане, Качи-Кальоне и других вызвала сомнения .

При хазарах на Южном Берегу в Алустоне и Партените поселяются евреи. Там найдены надгробия с изображением меноры, возможно, VIII-IX вв.

В 820 г. в Херсон выслали Иоанна Психаита. Е.Арвейлер, ссылаясь на текст жития Иоанна Психаита, писала о том, что хазары в 820 г. угрожали владениям империи в Крыму . Ее утверждение распространилось в современных публикациях по истории Крыма. Однако, в тексте жития нет каких либо сведений ни о хазарах, ни об их угрозе Херсону .

Обстановка в Херсоне в первой половите IX в. охарактеризована в содержащемся в сочинении Константина Багрянородного докладе Петроны Каматара императору Феофилу (829-842 гг.): "Если ты хочешь всецело и самовластно повелевать крепостью Херсоном и местностями в нем и не упускать из своих рук, избери собственного стратега и не доверяй их протевонам и архонтам. Ведь до василевса Феофила не бывало стратига, посылаемого [туда] из этих мест, но управителем являлся так называемый протевон с так называемыми отцами города (naxepcov irjg лоХесод)" . Из доклада следует, что Херсон оставался византийским городом, которым управляли архонт и возглавлявшие органы самоуправления протевон и отцы города. А.Ф.Вишнякова считала владельца печати ипата и кира Херсона Исаака отцом города, занимавшим должность эпарха (градоначальника) . По предположению издателя вновь найденных печатей ипата и кира Херсона Льва, ее владелец являлся местным чиновником, "защищавшим интересы города", Византии и хазар . Как отмечалось выше, автор жития Иоанна Готского назьюал киром хазарского наместника Фул и назначенного хазарами правителя Готии. Никифор и Феофан неофициальным титулом кир (хирюа) именовали булгарских ханов Кубрата и Тервеля, других варварских правителей . Должности кира города нет в византийских табелях о рангах. Владельцы херсонских печатей имели 1реческие имена и византийский чин ипата. Как отмечала И.В.Соколова, до очистки на одной стороне печати Исаака отчетливо виднелись такие же, как на моливдовулах коммеркиариев, следы оттиснутой буллотирием ткани . Видимо, кир был одним из руководителей контролируемого византийцами городского самоуправления, наделенный правом опечатывать товары.

По мнению И.В.Соколовой, слова "их архонты" свидетельствуют о праве херсон - цев избирать из числа граждан архонта, исполнявшего указы императора . Однако, на найденных в Херсоне печатях, датированных издателями второй половиной VIII в. или концом VIII - первой четвертью IX вв. архонт Херсона имел византийский чин ипата или стратора или спафария . Скорее всего, их назначали из Константинополя. Происходящие из Херсона печати первой половины IX в. византийских офицеров спафарокандидата и турмарха Константина и комита xr\q xopxr\q позволяют говорить о присутствии в городе византийского воинского контингента . Судя по одновременным печатям финансовых чиновников магистра и главного лагофета Сергия и анфипата и коммеркиария, Херсон выплачивал империи налотп и торговые пошлины . Печать второй четверти IX в. ипата и комита Иерона Косьмы свидетельствует о поступлении в Херсон товаров, ввозимых в Черноморские порты через Иерон .

В 839 г. отношения между Византией и Хазарией улучшаются. Продолжатель Феофана сообщает о прибытии в Константинополь через год после избрания патриархом Иоанна Грамматика (838 г.)  хазарского посольства с просьбой построить для них в месте наибольшего сближения рек Волги и Дона крепость для защиты от варваров, угрожавших хазарским землям . По поручению императора Феофила туда через Херсон отправилась экспедиция во главе со спафарокандидатом Петроной Ка- матиром. Под его руководством византийцы возвели там зимой 840/841 гг. для хазар крепость Саркел . Вернувшись из Саркела, Петрона в цитированном выше докладе предложил Феофилу создать фему в Херсоне. По мнению К.Цукермана, решение о создании фемы было принято летом 841 г.  Как писал Константин Багрянородный, император присвоил Петроне ранг протоспафария и назначил его стратегом новой фемы "...повелев тогдашнему протевону и всем [прочим] повиноваться. С той поры до сего дня стало правилом избирать для Херсона стратигов из здешних" . В Тактиконе Успенского ее называли фемой Климатов, а ее стратиги должны были иметь звание патрикиев . Чиновнику этой фемы приписывали печать, хранящуюся в коллекции Дамбартон Оке, с надписью "...пяти Климатов - TQV KSVTS К>лцат((ОУ) . Ha другой печати К.Цукерман восстановил иное название "Климатов и Херсона - TOOV KX(i|iaTcov) (xal) Xgpa(Svoq). Очевидно, спустя некоторое время после создания в название фемы Климатов включили Херсон . Климатами Константин Багрянородный, также как и упомянутые выше авторы, именовали примыкавший к Херсону горный регион, в котором находились крепости Готии . Вероятно, Византия в результате заключения с хазарами договора о стратегическом союзе вернула эти крепости под свое управление. Другие районы полуострова остались под контролем хазар.

После учреждения фемы император ограничил полномочия городских органов самоуправления, подчинив протевона стратигу, и упразднил должность кира. Согласно Тактнкону Успенского (842-843 гг.) в начальный период существования фемы сохранилась должность архонта Херсона с чином более высокого класса — спафаро- кандидата . Правда, на отнесенных к данному периоду печатях архонты имели чин спафария .

С середины IX в. реконструируются куртины и башни Херсонеса, поврежденные войсками Юстиниана II . Во второй половине IX в. перестраиваются кварталы в Северном и Портовом районах. В цитадели возводятся два прямоугольных здания и храм, замыкавший пространство между ними. Двор между зданиями с востока и запада ограждали стены. По предположению И.А.Антоновой, эти здания соорудили для военной администрации фемы .

Быть может с организацией фемы связаны перестройка цитадели Баклы и обороны Мангупа, строительство новой крепости в долине р. Бельбек на высоком плато Сюйрень у села Малое Садовое ( 18,18).

На Бакле в цитадели утолщается ранняя куртина. В 30-40 см от нее на скале из хорошо отесанных каменных блоков (0,9x0,5x0,4 м) на известняковом растворе возводится новая облицовочная кладка. Промежуток между ней и стеной заполнен бутом и залит тем же раствором. На юго-восточном фланге стены у обрыва зачищено высеченное в скале полукруглое основание башни или боевой площадки. Внешний и наружный панцири второй куртины сооружены на материковой скале из хорошо отесанных блоков от 0,4x0,4x0,3 м до 0,6x0,4 м на известняковом растворе. Ее ширина 2,5 м.

В северном углу цитадели в месте стыка обеих куртин находились калитка или ворота и прямоугольная башня с фундаментом из плит и стенами, сложенными так же, как и утолщение и новая куртина . Утолщение и вторая куртина перекрыли засыпанные цистерны. В их заполнении содержались фрагменты северопричерноморских амфор, красноглиняных ойнохой VII-IX вв. (типа  85,2) и горшков с венчиками с насечкой ( 85,23,24) и с туловом со сплошным линейным и волнистым декором ( 85,25)  второй половины VIII-X вв., типичные для салтовской культуры . Д.Л .Талис, указав на отсутствие в заполнении цистерн фрагментов высокогорлых кувшинов с плоскими ручками и белоглиняных поливных сосудов, отнес извлеченную из них керамику к первой половине IX в.  Из слоя, накопившегося в период функционирования перекрывших цистерны оборонительных сооружений, извлекли фрагменты высокогорлых кувшинов с плоскими ручками второй половины IX-XI вв. ( 85,/) и гончарных горшков с волнистым орнаментом ( 85,J), похожие на имеющиеся в составе комплекса первой половины IX в. из водохранилища из Херсона . Из того же слоя происходят фрагменты белоглиняных поливных монохромных сосудов, однотипных обнаруженным в квартале Сарачаны как в слоях второй половины VIII - начала XII в. ( 85Д 77) , так и в слоях второй четверти X - начала XII в. ( 85,5-/0,72-20) , и белоглиняных полихромных сосудов ( 85,27) конца Х-Х1 вв.  По керамике рассматриваемый слой датируется серединой IX - началом XII вв. Скорее всего, стены цитадели восстановили около середины IX столетия .

О времени сооружения на плато Мангуп в Лагерной балке новой куртины А в какой-то степени дает представление женское захоронение с салтовскими серьгами второй половины VIII-IX вв., зачищенное в ее строительной траншее .

На плато Сюйрень оборонительные сооружения отделяют от его остальной части оконечность ограниченного обрывами мыса Куле-Бурун ( 86,7). Укрепления состоят из двух двухпанцирных куртин и двухэтажной башни между ними ( 86,2-4). К западу от башни находится калитка, а к востоку — ворота. На разрушенных участках западной куртины сохранились высеченные в скале постели. Кладка панцирей выполнена из хорошо обтесанных блоков на известковом растворе с примесью речного песка. Узкий промежуток между ними заполнен бутом ( 86,5). Башня выложена идентичной кладкой ( 86,6) вперевязь с панцирями стен. На каждый этаж вела лестница, начинавшаяся от калитки. В стене первого этажа сделаны три бойницы, а в стене второго — три окна ( 86,7). На плато выявлен тонкий культурный слой с керамикой второй половины VIII-XIII вв.

По конструкции и характеру кладки упомянутые стены Баклы и Сюйрени отличаются от хазарских, но аналогичны куртинам и башням, возводившимся в Херсоне и других регионах Византии с IX в.

По мнению Е.Арвейлер и Д.Оболенского, хазары обратились за военной помощью к Византии, опасаясь венгров . Они вторглись в степи Северного Причерноморья в середине 830-х гг. По предположению К.Цукермана, создание византийско- хазарского союза и предпринятые обоими государствами усилия по укреплению своей обороны были направлены против венгров . По словам Константина Багрянородного: "Народ турков (венгров) в старину имел жительство вблизи Хазарии, в местности, называемой Леведией...". Через три года они под давлением печенегов бежали в Ателкузу — в междуречье Днепра и Серета .

Венгры совершали набеги в Крым. Возможно, в Центральном Крыму они уничтожили поселение Тау-Кипчак. Напомню, что там в сгоревших жилищах 1 и 2 найдены амфоры типов Баранов 7 и 8 ( 80,77,72) конца VIII-IX вв. и северопричерноморские 2 типа. В Готии в низовьях р. Бельбек (в Поворотном) в слое разрушения жилищ и византийской базилики обнаружены фрагменты ойнохой и северопричерноморских амфор 3 тепа. Однако, на обоих поселениях в развалинах построек отсутствовали производившиеся с середины IX в. высокогорлые кувшины с плоскими ручками и белоглиняная поливная керамика . Эти комплексы фиксируют гибель поселений около середины IX в.

И.В.Соколова, опираясь на разработанную ею типологию и хронологию печатей стратигов Херсона (атратт)уос; Xgparovog), предположила, что в 70-е гг. IX в. фему Климатов преобразовали в фему Херсона . Н. и В. Зайбт обоснованно выделили раннюю серию печатей стратигов Херсона с крестообразной монограммой, обращением и тетраграммой на лицевой стороне. Причисленные к данной серии печати стратигов Херсона ипата Зоилы, императорских спафариев Фоки и Константина отнесены к 50-м гг. IX в. Печати другого стратига Херсона Никифора с так называемым нимбированным крестом датированы 860-880 гт. На одной печати у Никифора был ранг императорского спафарокандидата, а на второй — императорского протоспа- фария . Ему же принадлежали еще две вновь найденные в Херсонесе печати . По Клиторологии Филофея стратеги фемы Херсона так же должны были получать чин протоспафария . Важный аргумент в пользу такой даты печатей содержит созданная в 880 г. латинская редакция текста херсонской легенды о переносе мощей св. Климента. К.Цукерман обратил внимание на то, что в ней среди участников происходившей зимой 860/861 гг. церемонии упомянут vir nobilis Niceforus, eiusdem civitatis dux . Латинский титул дука является переводом греческого титула стратег — атратт)уЬд. Как полагает К.Цукерман, печати стратига Херсона принадлежали участнику церемонии дуке Никифору. По словам К.Цукермана, рассмотренные печати говорят о переименовании около 850 г. фемы Климатов в фему Херсона. Реорганизация фемы произошла в связи с неспособностью империи эффективно контролировать территорию за пределами Херсона .

Новая обстановка на полуострове отразилась и в житии Константина-Кирилла

Философа, возглавлявшего в 860-861 гг. миссию, отправленную из столицы империи через Херсон к хазарскому кагану. Прибыв в Херсон он узнал о нападении хазар на один из христианских городов и отправился на переговоры с "воеводой" хазар, осадившим город. Вряд ли бы дружественные Византии хазары совершили набег на ее фему. На обратном пути в Херсон на Константина напали мадьяры . В 860-е гт. Анастасий Библиотекарь направил письмо епископу города Веллетри в Италии, в котором со слов сосланного в окрестности Херсона патриархом Фотием митрополита Смирны Митрофана рассказывал об открытии Константином-Кириллом Философом мощей папы Климента. Анастасий охарактеризовал обстановку в Херсоне, названном пограничным с хазарской землей, и на его хоре — Гераклейском полуострове, где локализуют место погребения папы Климента . По словам Анастасия Библиотекаря: "... место опустело и сделалось необитаемым, храм разрушился, и вся та часть Херсонской области была почти покинута, так что видно было, что епископ Херсона с очень немногочисленным народонаселением оставался внутри того города, да и те казалось были скорее жители тюрьмы, чем города, из которого не смели выходить" . Житие Константина-Кирилла Философа и Анастасий Библиотекарь указывают на многоэт- ничностъ населения Херсона и его округи. Константин изучал в городе хазарский и еврейский языки. Об обитателях Гераклейского полуострова Анастасий писал: "Все жители того места не туземцы, а пришельцы из разных варварских народов" . Как вполне обоснованно отметил А.Л.Якобсон, житие и письмо свидетельствуют о соседстве хазар с областью Херсона, то есть с его климатами .

С созданием фемы активизировалась экономическая деятельность в Херсоне. Выше уже сказано о производстве в городе значительных строительных работ. При Феофиле возобновляется выпуск местных монет. На них и монетах Михаила III (842- 867 гт.) изображены буквы П с омикрон - П°, означающие rcoXiq - полис. Некоторые монеты Михаила отлиты с буквами П и X, читаемые как rcoXig X&pacoovoq - полис Херсона . Херсон являлся важным византийским ремесленным и торговым центром в Северном Причерноморье. Именно там для экспедиции Петроны были подготовлены легкие гребные суда каматиры, предназначенные для плавания по рекам  и каботажа. В городе производились амфоры, вывозившиеся в Готию, и столовая и кухонная посуда. Во второй половине IX в. близ Херсона сооружаются гончарные печи .

Городища и многие поселения Климатов, заселенные аланами, готами и булгарами, пережили нападения мадьяр и хазар. Связанные с ними некрополи функционировали до конца IX в. ( XXXII,47-56) и позднее .

Согласно легенде, возвращаясь из Хазарии Константин Философ узнал о том, что народ Фул совершает языческие обряды. Он направился в Фулы, в Восточный Крым и убедил местных жителей принять христианство . С этим известием хорошо согласуются материалы археологических исследований на плато Тепсень и других поселениях булгар. На них раскопаны храмики со стенами, сложенными традиционной для булгар и хазар кладкой в ёлку. Следует отметить, что многие храмики построены во второй половине IX в. на уцелевших фундаментах византийских храмов, разрушенных после восстания Иоанна Готского . Напомню и то, что на болгарских некрополях не ранее второй половины VIII в. начали хоронить в плитовых могилах.

В то время как булгары Восточного Крыма вновь стали христианами, хазары в 861 г. приняли иудаизм . Видимо, спустя некоторое время венгры изгнали хазарскую администрацию из Восточного Крыма , уничтожив гарнизон Боспора. По наблюдению Т.И.Макаровой, хазарская цитадель города погибла в третьей четверти IX в. от большого пожара . В раскопе в Кооперативном переулке руины хазар о-булгарских построек конца VII - третьей четверти IX в., в том числе и описанного выше дома №12 ( 79,1), перекрывал слой, содержащий кувшин с врезным орнаментом ( 87,6), однотипный происходящим из Херсона  и из хазарского слоя конца IX в. - 965 г. из Саркела , фрагменты салтовских горшков ( 87,7-9) и лощеных кувшинов ( 87,2), высокогорлых кувшинов ( 87,3-5) и белоглиняных поливных сосудов второй половины IX-XI вв., красноглиняных амфор ( 87,7), аналогичных имевшимся в комплексе из Пташкино  и в двух комплексах второй половины IX в. из Херсона , а также амфорам конца IX-X в. из Саркела . Судя по керамике, слой, перекрывавший разрушенные постройки, образовался не ранее второй половины IX в. Более точно на дату ликвидации хазарского правления в городе указывает упомянутое выше письмо патриарха Фотия, отправленное в 873 г. архиепископу Боспора. В нем выражена поддержка стремлению последнего крестить всех евреев Боспора . В городе, принадлежавшем хазарам, никто и не помышлял бы о такой акции. В последней четверти IX в. город уже принадлежал Византии.

В его портовом районе к концу IX в. перепланировали весь квартал. У церкви Иоанна Предтечи раскрыты пять обычных для византийских городов домов и две улицы с двухслойным мощением. На основании стратиграфических наблюдений также датируется постройка большого храма Иоанна Предтечи . Новые жилые и хозяйственные помещения сооружаются в квартале, исследованном в Кооперативном переулке. Мадьяры беспрепятственно торговали на рынке Боспора. Ибн-Рустэ, рассказывая о событиях происходивших до 889 г., в сочинении созданном около 912 г. , писал: "Воюя славян и добывши у них пленников, отводят они (мадьяры) этих пленников берегом моря к одной из пристаней Румской земли, которая зовется Карх (Керчь)... А как дойдут мадьяры с пленниками своими до Карха, греки выходят им навстречу. Мадьяры заводят торг с ними, отдают им пленников своих и взамен их получают греческую парчу, пестрые шерстяные ткани и другие греческие товары" . По сообщениям Константина Багрянородного и хроники Регино в 889 г. печенеги изгнали венгров из Северного Причерноморья .

Согласно Кембриджскому документу, в годы правления Романа 1 Лакапина (920- 944 гг.) хазары, в отместку за нападение подстрекаемого византийцами князя русов Хелгу (HLGW) на хазарский город Самкерц (Тмутаракань), совершили последний отмеченный в письменных источниках набег на византийские владения в Крыму . А.Мошин отнес это событие к 943 г. , тогда как О.Прицак отождествил поход Хелгу с описанным ал-Мас'уди рейдом русов и датировал его 925 г.  По мнению А.П.Новосельцева, в труде ал-Мас'уди речь шла о рейде русов на Каспий, состоявшемся между 909 и 914 гг., то есть задолго до начала правления Романа I. А.П.Новосельцев считал, что в Кембриджском документе какой-то крымский еврей описал действительно происходившие в Самкерце события, связанные с гонениями евреев в Византии при Романе I .

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Этника Крыма

 

Смотрите также:

 

ХАЗАРЫ. История хазар, хазарского каганата....

Хазары. История хазарского каганата. Смотрите также: Русская история и культура.
Взлет и Крушение Хазар. Аттила. Раскопки хазарских городов.

 

Кем были хазары и куда они исчезли

Все говорят о хазарах, и только хазары ничего не рассказывают о себе. Почему?
Международное значение Хазарского каганата нередко чрезмерно преувеличивалось.

 

Хазарский каганат. Каганат имел последовательно три...

Хазарский каганат. Восточными соседями славян были хазары. Основное ядро их царства размещалось между Черным и Каспийским морями.

 

ХАЗАРИЯ Хазарский каганат. Конец Хазарии

Хазары обычно ждали прихода руссов по воде с Азовского моря, с берегов Дона.
Руссы спустились вниз по Волге и вошли во владения Хазарского каганата.

 

ХАЗАРИЯ. Через Хазарию на Восток

В руках Волжской Булгарии и буртасов — сателлитов Хазарского каганата
Хазары пропускают русское войско на восток, выполняя Свои древние союзнические...

 

ХАЗАРСКИЙ ПОХОД князя Святослава

Для множества людей, населявших соседствующие с Хазарским каганатом земли, Итилъ был жестоким городом. Сюда их приводили хазары в оковах и на невольничьих...

 

Кем были хазары. История хазар. Страна хазар народа...

Европу. Темнокожие хазары Истахри, как и многое другое из того, что написал.
существования Хазарского каганата с маршрутами хазарских кочевий.

 

РУСЬ. Славяне и их враги. Хазары. Печенеги. Половцы....

государство - Хазарский каганат.
хазары были одним из замечательных народов той эпохи. Первоначально их.