Вся электронная библиотека >>>

 Коневодство >>>

 

 

Коневодство


Раздел: Производство

 

ГЛАВА 5 ЛОШАДЬ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОИНЕ

  

 

Лошадь в Красной Армии. Достигнутые во второй половине 30-х годов стабилизация, а затем и рост конского поголовья при значительном улучшении его качества позволили в предвоенные годы бесперебойно обеспечивать укомплектованность Красной Армии лошадьми. Пополнение конского состава шло за счет поставок из военных конных заводов и покупки лошадей ремонтными комиссиями в коневодческих хозяйствах всех зон Советского Союза. Покупали лошадей заводских и лучших местных пород в возрасте от 3 до 8 лет. При правильном телосложении и отсутствии заболеваний и пороков ремонтные лошади должны были иметь высоту в холке не ниже: 147 см — верховые (лошади местных пород — не ниже 142 см), 151 см — артиллерийские, 145 см — вьючные и 136 см — обозные. Обхват пясти у верховых лошадей допускался на менее 18 см, у артиллерийских — не менее 19 см. Принимались лошади всех мастей, кроме пегой.

К началу войны лошадь оставалась важнейшим звеном обеспечения боеспособности войск. Конная тяга была основной в полковой артиллерии и обозах, в большинстве тыловых частей. Еще более важной была роль боевого коня в кавалерии, которая, начиная с гражданской войны и вплоть до конца 30-х годов, была главной маневренной и ударной силой Красной Армии. Эту роль конница выполнила и в начале второй мировой войны во время освободительных походов в Западную Белоруссию и Западную Украину. Кавалерийские соединения составляли основу подвижных групп. Красная кавалерия проявила хорошую подготовку и высокую маневренность. В 1940 г. кавалерийские части активно действовали и при освобождении Бессарабии и Северной Буковины. 2-й кавкорпус совершил форсированный марш из района Львова в Северную Буковину. 5-й кавкорпус, командование которым принял К. К. Рокоссовский, за двое суток прошел около 200 км и, выйдя к реке Прут, выполнил возложенную на него задачу.

Первый опыт военных действий начавшейся мировой войны показал большую уязвимость конницы с воздуха, ее неспособность противостоять крупным танковым соединениям. Кавалерия французской и польской армий потерпела сокрушительное поражение и фактически была уничтожена германской авиацией и танками. Учитывая этот опыт, руководство страны и Красной Армии приняло решение о перестройке состава войск и их обучения, приведения их в соответствие с требованиями современной войны. Еще в 1937—1938 гг. кавалерия была сокращена. В конце 1940 г.. были расформированы многие кавалерийские соединения и начато формирование механизированных корпусов. Бывшие конники переквалифицировались на танкистов и мотострелков; опытные военачальники, командовавшие раньше прославленными кавалерийскими дивизиями и корпусами, были назначены командирами механизированных соединений. В то же время конница, хотя и уступившая роль главной ударной и маневренной силы танковым войскам и уже не такая многочисленная, как прежде, оставалась самостоятельным родом войск в составе Красной Армии.

Перед началом войны кавалерия располагалась в приграничных военных округах. Кавалерийская дивизия состояла из трех кавалерийских и одного механизированного полка, отдельного конно- артилЛерийского дивизиона и других специальных частей и подразделений. По штатам в дивизии должно было быть около 9 тыс. человек и 8 тыс. лошадей; на вооружении она имела танки, бронемашины, артиллерию (в том числе и зенитную для отражения ударов авиации). Фактически же кавалерийские дивизии имели перед войной в среднем по 6 тыс. человек .

Руководство конницей осуществляла Инспекция кавалерии которую сначала возглавлял С. М. Буденный, затем И. В. Тюле- нев, а в 1938 г. О. И. Городовиков. В боевой подготовке личного состава кавалерийских частей много внимания уделялось организации противовоздушной и противотанковой обороны, отработке взаимодействия с артиллерией, танками и авиацией. Кавалеристов учили вести бой в пешем строю, наступать непосредственно за разрывами снарядов. В то же время традиционно велись занятия по конной подготовке и владению шашкой, проводились конноспортивные соревнования.

Уже первые трагические дни после нападения на СССР фашистской Германии и ее союзников принесли жестокое, но неоспоримое подтверждение правоты тех, кто в годы предвоенных пятилеток ратовал за восстановление и дальнейшее развитие отечественного коннозаводства, претерпевшего столь большой урон в Период коллективизации сельского хозяйства.

Кавалерия вступила в бой с гитлеровцами с первых минут войны. В Западном военном округе вместе с пограничниками встретили перешедшего в наступление врага два эскадрона 6-й Чонгарской кавдивизии, направленные в помощь 87-му погранот- ряду еще 19 июня. Вслед за ними вступили в бой и все части этой дивизии, подтянутые к границе за час до начала военных действий —'вЗч ночи 22 июня 1941 года. Кавалеристы стойко отражали атаки превосходящих сил противника. Они несли тяжелые потери, но сдерживали стремящихся в глубь советской территории агрессоров. Такая же картина складывалась и на юго-западном и южном направлениях. Кавалеристы действовали в пешем строю, но при первой возможности совершали дерзкие конные атаки на колонны наступающих фашистов. Так, на Юго-Западном фронте 28 июня 1941 г. в районе г. Дубно Ровенской области конники 76-го кавалерийского полка 14-й кавалерийской дивизии во взаимодействии с танкистами внезапно атаковали мотоколонну противника, которая двигалась без разведки и охранения, и разгромили ее. На Южном фронте успешно действовал 2-й кавкорпус под командованием генерала П. А. Белова. До начала июля он прикры- нал государственную границу, не допуская врага к переправам через р. Прут. В середине июля части 5-й кавалерийской диви- чии в конном строю нанесли поражение 50-й дивизии противника.

Однако, несмотря на упорство в обороне, массовый героизм и отдельные успешные наступательные действия, в первые месяцы нойны кавалерийские соединения вместе с другими частями Красной Армии вынуждены были после тяжелых боев отходить на восток. Тысячи конников погибали. Те, кто остались в живых, но не смогли пробиться через линию фронта, вливались в партизанские отряды. На временно оккупированной врагом территории разгоралась партизанская война против немецко-фашистских захватчиков. Под руководством Коммунистической партии создавались партизанские отряды и соединения, которые освобождали обширные районы, восстанавливая там Советскую власть. Партизаны наносили врагу неожиданные удары в отдаленных от переднего края пунктах, истребляли вражеские гарнизоны, разрушали линии связи и железнодорожные пути, устанавливали мины на мостах и дорогах. К партизанам переходили и рядовые бойцы, и командиры, попавшие в окружение. Раненный в бою командир 6-й Чонгарской кавалерийской дивизии генерал М. П. Константинов попал к партизанам, после выздоровления возглавил крупное партизанское соединение в Белоруссии и командовал им полтора года .

Действия партизанских отрядов и соединений были бы невозможны без лошадей. Руководитель партизанского движения на Украине дважды Герой Советского Союза С. А. Ковпак писал: «Пеший боец-партизан имел ограниченный радиус действия и этим был привязан к территории базы отряда... Посаженные на коня партизаны-бойцы за зиму 1942 г. превратились в грозную силу, способную наносить врагу мощные удары. Стремительный марш в 80—100 километров за зимнюю ночь, а на рассвете налет на вражеский гарнизон, живший до этого тихо и спокойно... В условиях партизанской борьбы никакой двигатель, никакая машина не могут заменить коня. Во-первых, машина требует горючего, а корм для коня можно найти повсюду. Во-вторых, самый совершен

ный глушитель не может заглушить звук мотора, а на коне, обмотав копыта мешковиной, мы проходили в 50—100 метрах от вражеских гарнизонов совершенно бесшумно. В-третьих, для машины нужны дороги, а мы в условиях полнейшего бездорожья в метель, стужу и туман, когда не летали даже самолеты, совершали марши по 50—60 км за ночь» .

В тяжелые месяцы отступления кони были незаменимыми помощниками советских воинов и в регулярной армии. Кончалось горючее, останавливались автомашины и танки, их приходилось взрывать, чтобы не достались врагу. Но конные запряжки до последней возможности продолжали вывозить артиллерийские орудия и повозки с военным имуществом и ранеными.

Из-за больших потерь и недостатка танков уже в июле 1941 г. пришлось расформировать механизированные корпуса и отдельные танковые дивизии. Не осталось и кавалерийских корпусов, основным тактическим соединением конницы стала дивизия. Для того чтобы хоть частично восстановить подвижные ударные силы, резко сократившиеся в результате потерь бронетанковых войск, было решено сформировать новые кавалерийские соединения. К концу 1941 г. были развернуты 82 кавалерийские дивизии легкого типа. В каждой из этих дивизий было по три кавалерийских полка (всего около 3000 человек) и примерно столько же лошадей.

Дивизионной артиллерии, танков, противотанковых и противозенитных средств подразделений связи и саперных, даже тылов у этих дивизий вначале не было. Личный состав был призван из за-1 паса, конский состав — из конных заводов и колхозных ферм. Люди не имели военного опыта, лошади были не подкованы и не втянуты в походы. Вследствие слабой подготовленности, а также из- за недостатка боевой техники, вооружения и боеприпасов новые кавдивизии несли большие потери. Вскоре многие из них были расформированы, другие в начале 1942 г. стали сводить в кавалерийские корпуса. В отличие от некоторых спешно развернутых кавалерийских соединений высокой боеспособностью отличались добровольческие казачьи части, созданные летом и осенью 1941 г. на Дону, Кубани и Тереке. Вначале это было народное ополчение, в которое записывались часто немолодые казаки-ветераны Первой Конной армии и других красных казачьих соединений с сыновьями и внуками. Они имели огромный боевой опыт, приобретенный еще на полях первой мировой и гражданской войн, отлично владели конем и оружием. Из ополченческих подразделений и частей были затем сформированы 12-я и 13-я Кубанские, 15-я и 16-я Донские казачьи дивизии, вошедшие впоследствии в гвардейские кавалерийские корпуса.

Летом 1941 г. кавалерия участвовала в важнейшем Смоленском сражении. В районе Смоленска было сосредоточено девять кавалерийских дивизий. Группа из трех кавдивизий осуществила рейд но тылам противника, она овладела городом Глусском, прорвалась к шоссе Слуцк — Бобруйск и сковала действия двух немецких армейских корпусов. Другая группа в составе двух кавдивизий в начале августа задержала на трое суток выход танковых частей немецкого генерала Гудериана к Рославлю. В эти же дни в распоряжение фронта прибыли с Северного Кавказа 50-я (командир И. А. Плиев) и 53-я (командир К. С. Мельник) кавалерийские дивизии. Из них была создана группа под командованием полковника JI. М. Доватора, получившая задачу ударить по тылам противника в районе Ярцево, чтобы помешать ему усилить свои войска под Ельней. Группа Доватора включала всего 3000 кавалеристов и имела 24 станковых пулемета (артиллерию и обозы в рейд не брали), но она сумела противостоять двум немецким дивизиям с 40 танками и этим помогла войскам Западного фронта, наносившим контрудар под Ельней. Рейд группы Доватора продолжался девять суток. Дивизия прошла по бездорожью 300 км, громя тылы 9-й армии немцев, истребляя их личный состав и боевую технику, захватывая трофеи. Уже в боях под Смоленском проявились лучшие качества кавалерийских частей Доватора: внезапность и дерзость нападения, большая маневренность, умелое использование условий местности. Они обеспечивались талантом и высокой военной подготовкой командиров всех рангов, высокой сознательностью и героизмом личного состава.

Немалую роль сыграли кавалерийские соединения в обороне Москвы, в разгроме фашистских армий, прорвавших в конце сентября — начале октября 1941 г. оборону Брянского, Западного и Резервного фронтов и устремившихся к нашей столице. Во время длившихся весь октябрь боев были окружены многие соединения и части Красной Армии. Попали в окружение и кавалерийские дивизии, которые обеспечивали прорыв линии фронта и выход из окружения общевойсковых соединений. Кавалерийские дивизии, входившие в группу генерала JI. М. Доватора, прикрывали отход армий в направлении Ржева, а затем сами отошли к Волоколамску. В сражении под Москвой наряду с несколькими армиями участвовали 15 кавалерийских дивизий, в том числе группа JI. М. Донатора и переброшенные по железной дороге с Украины 5-я и 9-я дивизии, входившие во 2-й кавалерийский корпус генерала П. А. Белова.

В середине ноября группа Доватора и три отдельные кавалерийские дивизии вместе с частями 16-й армии генерала К. К. Рокоссовского участвовали сначала в нанесении упреждающего контрудара, а затем в отражении поддержанного авиацией наступления фашистских войск, в составе которых действовало более 400 танков. Конники Доватора вместе с танкистами генерала Катукова в тяжелейших боях отразили все попытки противника выйти на Волоколамское шоссе. В те же дни 2-й кавкорпус генерала П. А. Белова, поддержанный танками, нанес контрудар из района Серпухова и вышел на реку Нара, где и перешел к обороне. В конце ноября конники П. А. Белова совершили за сутки 100-километровый марш к Кашире, ликвидировали угрозу Каширской ГРЭС, затем вместе с танкистами разгромили 17-ю танковую дивизию немцев, развили наступление на Сталиногорск, а позже участвовали в ликвидации частей противника, вклинившихся в нашу оборону северо-восточнее Тулы, и в освобождении Калуги. За проявленные в боях мужество, стойкость и героизм приказом наркома обороны от 26 ноября 1941 г. 2-й кавкорпус генерал- майора П. А. Белова был преобразован в 1-й гвардейский кавкорпус, 1-й и 2-й гвардейскими стали входящие в его состав дивизии, которыми командовали будущие командиры гвардейских кавалерийских корпусов В. К. Баранов и Н. С. Осликовский. Тем же приказом во 2-й гвардейский кавкорпус преобразовано соединение генерал-майора Л. М. Доватора. Название 3-й гвардейской получили 50-я кавдивизия генерал-майора И. А. Плиева, а 4-й гвардейской — 53-я кавдивизия генерал-майора К. С. Мельника. Гвардейские знамена были вручены 1-му и 2-му кавалерийским корпусам и входившим в них дивизиям 8 декабря 1941 г. Принимая гвардейское знамя, командир 2-го гвардейского кавкорпуса генерал-майор Л. М. Доватор поклялся пройти под этим знаменем до полной победы над врагом. Уже 11 декабря 2-й кавкорпус начал новый рейд по тылам противника в районе Звенигород — Туч- ково.

Конники прошли по бездорожью и глубокому снегу и сорвали намерение противника отвести войска на Рузу. Задача была выполнена, корпус, преследуя отступающие вражеские части, вышел на восточный берег Рузы. Под деревней Палашкино севернее города Руза Лев Михайлович Доватор 19 декабря 1941 г. погиб щ бою. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он был первым из кавалерийских генералов, удостоенных этой награды.

В боях под Москвой успешно действовали и другие кавалерийские соединения и части. Звание гвардейского было присвоено 5-му кавалерийскому корпусу генерал-майора В. Д. Крюченкина и входящим в него 3-й и 14-й кавдивизиям, а также 31-й кавалерийской дивизии, преобразованным в 3-й гвардейский кавкорпус и 7-ю гвардейскую кавдивизию.

Опыт боевых действий во время разгрома немецко-фашистских войск под Москвой показал большую эффективность использования конницы. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение объединить отдельные кавдивизии в корпуса, которые использовать как подвижные группы фронтов. Кроме трех гвардейских, были сформированы три кавкорпуса в составе Южного фронта и по одному в Московской зоне обороны и в составе Юго-Западного, Брянского, Калининского и Волховского фронтов, а также в Средней Азии, на Северном Кавказе и на Дальнем Востоке.

Всего в действующей армии была 31 кавалерийская дивизия, в основном легкие, входящие в состав 11 корпусов (в том числе грех гвардейских), и четыре отдельные кавдивизии. Они приняли самое активное участие в дальнейших боевых операциях. В конце января 1942 г. начался рейд по тылам врага 11-го кавалерийского корпуса Кали пинского-фронта, вышедшего в район западнее Вязьмы, в феврале был начат рейд 1-го гвардейского кавкорпуса в направлении Вязьмы. Правда, город освободить не удалось, но в зоне действия кавалерийских корпусов в Смоленской области был создан обширный партизанский край, во многих районах восстановлена Советская власть, созданы две партизанские дивизии. Рейд оперативной группы генерала П. А. Белова продолжался пять месяцев, только в июне она вышла и соединилась с войсками Западного фронта. В условиях отрыва от тыловых баз, испытывая огромные трудности в обеспечении вооружением, боеприпасами, продовольствием, фуражом и особенно горючим, кавалерийские части использовали оружие и боеприпасы, оставленные нашими войсками летом и осенью 1941 г. при отступлении, и трофейное вооружение, добытое в бою. Без лошадей в этих условиях было бы совершенно невозможно ведение боевых действий, и хотя кормить коней приходилось часто только озимой соломой, давать им ветки деревьев, но и на этом скудном рационе они продолжали служить буквально до последнего дыхания.

Успешно действовали кавалерийские соединения зимой 1941/ 42 года и в боях на Брянском, Юго-Западном и Южном фронтах. Они восполняли, хотя и частично, недостаток бронетанковых войск, создавали напряженную обстановку, нарушали коммуникации во вражеском тылу.

Летом 1942 г. благодаря увеличению производства боевой техники и оружия создалась возможность восстановить в кавкор- пусах артиллерийские подразделения и части, подразделения связи. Кавалерийские соединения были пополнены людьми и конским составом. Это значительно укрепило ударную силу кавалерии. На фронтах воевали 10 корпусов (31 дивизия). Вместе с общевойсковыми соединениями они участвовали в организации стратегической обороны и ведении наступательных операций. Не всегда они проходили удачно. Так, в неудавшемся наступлении войск Юго-Западного фронта в районе Харькова в мае 1942 г. героически сражались конники 3-го гвардейского, 6-го и 2-го кавалерийских корпусов, но в результате контрнаступления войск немецкого генерала Клейста 6-й и 2-й кавкорпуса вместе со многими стрелковыми и другими соединениями оказались окруженными и погибли.

Доблестно сражались летом 1942 г. на Дону, Кубани и Северном Кавказе части 17-го кавкорпуса, сформированные из донских, кубанских и терских казаков. В боях за станицу Кущевскую они в конном строю атаковали румынскую конницу и немецкую пехоту. Казаки 13-й Кубанской дивизии генерала Б. С. Миллерова «...на галопе подлетали к танкам, спрыгивали на броню и бутылками с горючей смесью поджигали машины» .

Непреодолимое сопротивление казаков 17-го кавалерийского корпуса на Туапсинском направлении не позволило вражеским войскам выйти к перевалам западной части Главного Кавказского хребта. За успешные боевые действия 17-й кавкорпус генерала Н. Я. Кириченко был преобразован в 4-й гвардейский Кубанский казачий корпус, гвардейскими стали входившие в него две Кубанские и две Донские дивизии. Впоследствии Донские дивизии были выделены из 4-го гвардейского казачьего кавкорпуса и вместе с присоединенной к ним 63-й кавдивизией образовали 5-й гвардейский Донской кавалерийский казачий корпус.

Кавалерия была использована и в боях под Сталинградом. В составе Юго-Западного фронта сражались 3-й гвардейский и 8-й кавкорпуса, 4-й кавкорпус, переброшенный из Средней Азии, входил в состав Сталинградского фронта. Они активно действовали в начавшемся 19 ноября 1942 г. контрнаступлении двух названных фронтов. 22 ноября 6-я гвардейская кавдивизия в конном строю атаковала отступающего противника. Один из эскадронов 23-го гвардейского кавполка ворвался на полевой аэродром противника. Из 20 готовых к вылету бомбардировщиков только один успел подняться в воздух, а остальные были захвачены кавалеристами. На следующий день в результате конной атаки 5-й гвардейской кавдивизии у хутора Голубинского были захвачены 50 танков, 25 орудий, до 400 автомашин, 600 лошадей и склады немецко- фашистской армии. Части 3-го гвардейского кавкорпуса вышли на берег Дона и создали угрозу окружения трем немецко-фашист- ским дивизиям. Вместе с танкистами кавалерийские соединения отсекли сталинградскую группировку противника от остальных его войск. Были взяты в плен тысячи немецких солдат и офицеров, захвачены большие трофеи, в том числе более тысячи лошадей . В эти же дни конца ноября 1942 г. успешно действовал и 8-й кавалерийский корпус, прибывший на Юго-Западный фронт с Воронежского, где он занимал оборону в районе Касторной. Конники 8-го кавкорпуса совершили марш около 600 км и вышли в район станицы Еланская. После короткого отдыха корпус утром 19 ноября был введен в прорыв, чтобы вместе с 1-м танковым корпусом совершить рейд по тылам 5-го армейского корпуса и 22-й танковой дивизии немцев, 1-й дивизии румын и других войск противника. Преодолевая ожесточенное сопротивление пехоты, Отражая танковые удары и подвергаясь постоянным налетам авиации, конники упорно продвигались вперед. Вместе с частями нашей 1-й гвардейской армии они окончательно разгромили две румынские дивизии.

Кавалеристы 112-го полка в конном строю атаковали расположение штаба 9-й пехотной дивизии, уничтожили около двухсот солдат и офицеров, захватили два знамени, пленных, много военной техники, вооружения и другие трофеи. К началу декабря 1942 г. части корпуса выполнили боевую задачу. Они продвинулись на 100 км вперед и вышли к реке Чир . В дальнейшем кавалеристы 8-го кавкорпуса в тяжелых боях освободили города Чернышковский, Морозовск, Белую Калитву, многие другие города и населенные пункты, вышли к реке Северный Донец и, форсировав ее, захватили плацдарм на правом берегу. После очень короткой передышки 8-й кавалерийский корпус получил приказ наступать на Ворошиловград, а выполнив эту задачу, был направлен в рейд по тылам противника в район города Дебальцево. Действия конников дезорганизовали тылы немецко-фашистских войск, прервали надолго железнодорожное движение. Но и сам корпус, действовавший в отрыве о? тылов без танковой и артиллерийской поддержки, с ограниченным количеством боеприпасов понес тяжелые потери. Был убит командир дивизии генерал-майор М. М. Шаймуратов, практически уничтожен штаб корпуса, а его командир генерал-майор М. Д. Борисов, тяжело раненный, попал в плен. Только героизм и самоотверженность всего личного состава, военное мастерство и решительность командиров всех степеней позволили 8-му кавалерийскому корпусу выполнить сложнейшую боевую задачу. Корпус был переименован в 7-й гвардейский кавалерийский, а входившие н него дивизии — в 14, 15 и 16-ю гвардейские кавалерийские дивизии .

Кавалерия была активной участницей и других победных боев зимой и весной 1943 г. В освобождении Георгиевска, Минеральных Вод, Пятигорска, Железноводска, Кисловодска отличились 4-й Кубанский и 5-й Донской казачьи кавалерийские корпуса, действовавшие в составе подвижной конно-механизированной группы под командованием генерала Н. Я. Кириченко. Продолжая движение на северо-запад, они освобождали станицы и города. 14 февраля 1943 г. был освобожден Ростов-на-Дону. В начале весны в 4-й гвардейский Кубанский корпус поступило пополнение — 8 тыс. казаков-добровольцев и 6 тыс. лошадей из станичных формирований .

На Воронежском фронте кавалеристы 7-го корпуса обеспечивали действия 3-й танковой армии генерала П. С. Рыбалко. Несмотря на сильные морозы и метели, конники, двигаясь по ночам, совершили марш в 300 км от станции Анна на юг до района Кантеми- ровки, а затем повернули на запад и, пройдя за четверо суток еще 180 км, 19 января с хода вступили в бой за город Валуйки. Спешенные кавалеристы сломили отчаянное сопротивление итальянских и немецких частей, оборонявших город, и освободили Валуй- ки, захватив более 3 тыс. пленных. За отличные боевые действия в условиях суровой зимы 7-й кавкорпус был переименован в 6-й гвардейский кавалерийский корпус.

Опыт 1942 — начала 1943 гг. был учтен при организационно^ совершенствовании конницы. Он показал, что кавалерия должна иметь штатную артиллерию, танки и самоходные артиллерийски© установки, тылы на автотранспорте. Благодаря резко изменившейся в пользу Советского Союза военно-политической обстановке и неизмеримо возросшему производству в стране боевой техники и вооружения стало возможным значительно улучшить организацию и усилить мощь кавалерийских соединений. К лету 1943 г.  численность конницы по сравнению с 1941 —1942 гг. сократилась почти в два раза. К 1 мая 1943 г. она насчитывала около 239 тыс, человек и 227 тыс. лошадей. Всего было 26 кавалерийских диви-? зий, каждая из которых при штатном составе около 6000 человек имела три кавалерийских, один танковый и один артиллерийско- минометный полк, зенитный дивизион, эскадроны разведывательный, саперный и связи, дивизионные тылы. В кавалерийские корпуса, кроме кавалерийских дивизий, теперь входили отдельные артиллерийские и минометный полки, а также дивизионы истре- бительно-противотанковый, разведывательный, связи, тыловые подразделения и части, включая подвижной полевой госпиталь. Общая численность личного состава корпуса составляла 21 тыс. человек и 19 тыс. лошадей. Кавдивизии и корпуса превратились в мощные конно-механизированные соединения. В начале июля 1943 г. в составе действующей армии было семь гвардейских кавалерийских корпусов (21 дивизия), две отдельные кавдивизии находились на Дальнем Востоке, а 15-й кавкорпус в составе трех кавдивизий — в Иране*.

Командующим кавалерией в 1943 г. был назначен Маршал Советского Союза С. М. Буденный, был образован штаб кавалерии (начальник генерал П. С. Корпачев).

Кавалерийские соединения участвовали во всех основных операциях Красной Армии в 1943 г. Конники 3-го гвардейского кавкорпуса генерала Н. С. Осликовского сражались за освобождение Смоленска. Конногвардейцы 7-го корпуса генерала М. Ф. Малеева внесли большой вклад в освобождение Чернигова и форсирование Днепра. Воины 2-го гвардейского кавкорпуса генерала В. В. Крюкова с ходу форсировали Десну. Соединения 1-го гвардейского кавкорпуса генерала В. К. Баранова освободили Житомир. Казаки 4-го гвардейского Кубанского кавкорпуса генерала Н. Я. Кириченко совместно с танкистами нанесли решительный удар по Таганрогской группировке противника и освободили

Таганрог, а донцы 5-го гвардейского кавкорпуса генерала А. Г. Селиванова — Мариуполь. Казачьи корпуса вышли к Перекопу. Начиная с лета 1943 г. кавалерия действовала совместно с танковыми и механизированными соединениями, которые стали теперь основным средством развития наступления. В некоторых операциях использовались конно-механизированные группы, включающие и кавалерийские, и механизированные части.

В зимне-весенней кампании 1944 г. конница участвовала в освобождении Правобережной Украины и Белоруссии. В труднопроходимой местности действовали на Белорусском фронте 2-й и 7-й гвардейские кавкорпуса. Они упорно продвигались по тропам Полесья, преодолевали казавшиеся непроходимыми болота и появлялись там, где враг их совсем не ожидал. К середине января 1944 г. был ликвидирован важнейший опорный пункт вражеской обороны и освобождены города Калиновичи и Мозырь. За боевые подвиги пять кавалерийских дивизий получили наименование Мо- зырьских.

На 1-м Украинском фронте в боях за освобождение г. Ровно отличился эскадрон тувинских добровольцев, действовавший в составе 8-й гвардейской кавдивизии. В то время Тувинская Народная Республика еще не входила в СССР, но молодые тувинцы, пожелавшие участвовать в борьбе с фашизмом, получили разрешение отправиться на фронт. Из них в 1943 г. был сформирован эскадрон численностью в 208 человек. В боях под Ровно взводы старшего лейтенанта К. Оола и М. К. Торжу уничтожили десятки фашистов, многих захватили в плен. В освобожденном Ровно одна из улиц получила имя Тувинских добровольцев .

Умело действовали казаки 5-го гвардейского кавкорпуса при разгроме войск противника, окруженных под городом Корсунь- Шевченковский. При жестоком морозе и сильном буране, которые затрудняли действия других родов войск, кавалеристы в конном строю настигали и уничтожали прорвавшиеся из окружения и поспешно отходящие колонны противника.

Маневренность кавалерии, ее подвижность и способность двигаться по бездорожью были в полной мере использованы во время весенней распутицы 1944 г. На 3-м Украинском фронте большого успеха добилась конно-механизированная группа под командованием И. А. Плиева. Несмотря на крайне неблагоприятную погоду, из-за которой остановились весь автотранспорт и артиллерия на автотяге, конники совершали марши, форсировали реки и вели бои с противником. Операция завершилась освобождением Одессы и выходом наступающих частей Красной Армии к Государственной границе СССР, а затем и вступлением их на территорию Румынии. Во время этой операции кавалеристы не раз атаковали противника в конном строю. Так, конной атакой, поддержанной артиллерийским огнем и танками, был взят вражеский опорный пункт на станции Раздельная и захвачены стоявшие там эшелоны противника с артиллерией и танками . Видный советский кавалерийский военачальник Исса Александрович Плиев был удостоен за эту операцию звания Героя Советского Союза.

Летом 1944 г. в важнейшей Белорусской операции, в результате которой была разгромлена группа немецких армий «Центр», завершено освобождение Белоруссии и начато освобождение Польши, самое активное участие приняли четыре гвардейских кавалерийских корпуса. Они действовали в составе конно-механи- зированных групп, которые вводились в прорыв линии фронта и, быстро продвигаясь вперед, преследовали и уничтожали разбитые части противника. На 3-м Белорусском фронте 3-й гвардейский кавкорпус вышел на реку Березину — важный водный рубеж, памятный русским людям по событиям Отечественной войны 1812 года. Конники 6-й гвардейской кавдивизии генерала П. П. Бри- келя первыми форсировали Березину на участке, где когда-то переправлялась отступающая армия Наполеона . Быстрое продвижение кавалерии вперед позволило перерезать железные дороги, идущие от Минска на Вильнюс и на Барановичи, и ускорить освобождение столицы Белоруссии.

На 1-м Белорусском фронте конно-механизированные группы, включавшие 2-й и 7-й гвардейские корпуса, в числе первых подошли к Государственной границе СССР и, форсировав Западный Буг, вступили на землю Польши. Они освободили города Люблин, Седлец и к концу июля вышли к Висле.

Две конно-механизированные группы действовали и в составе 1-го Украинского фронта. Они наступали, постоянно маневрируя, нанося удары противнику, создавая угрозы его тылам. Разгромив Бродскую группировку противника, кавалерийские соединения вместе со стрелковыми и танковыми устремились к Львову, а затем уже на польской территории продолжали громить отступающие немецко-фашистские войска и, преследуя их, вышли на правый берег Вислы.

В задачу нашей книги не входит подробное освещение всех боевых операций, в которых участвовала во время Великой Отечественной войны советская кавалерия. Мы лишь кратко упомянули некоторые из них для того, чтобы показать, что значение кавалерии было большим не только в первые годы войны, когда Красная Армия испытывала недостаток в боевой технике, не могла по причине этого развернуть достаточного количества танковых и механизированных соединений и поэтому вынужденно использовала кавалерийские корпуса и дивизии для отражения ударов врага и в качестве главной маневренной и ударной силы. Боевой опыт, накопленный в первые годы войны, позволил и в дальнейшем успешно применять кавалерию в сочетании с танковыми и механизированными корпусами. Знаменательно, что конница одерживала победы не только в условиях бездорожья и экстремальных погодных условий. Ее последние успешные действия проходили весной 1445 г. на территории Польши, Венгрии, Чехословакии и Германии с хорошо развитой дорожной сетью, И здесь высокая маневренность и наступательный порыв кавалерийских соединений были умело использованы и в Висло-Одерской и Восточно-Прусской операциях, и во взятии Будапешта, и в освобождении Праги, Братиславы, Брно, других городов Чехословакии. В этих и других операциях участвовали все семь гвардейских кавалерийских корпусов. На территории Венгрии произошло одно из последних кавалерийских сражений, в котором казаки двух полков 5-го гвардейского корпуса в конном строю атаковали два полка 4-й кавалерийской дивизии СС. В этой атаке были убиты около 150 вражеских кавалеристов и захвачено более 100 оседланных лошадей . Четыре кавалерийских корпуса участвовали в заключительной Берлинской операции, закончившейся безоговорочной капитуляцией фашистской Германии. 22 апреля 1945 г. части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, действовавшего в составе 1-го Украинского фронта, вышли к Эльбе и захватили плацдарм на ее берегу. В районе г. Риза были обнаружены работники и лошади крупнейшего советского конного завода «Восход», который был захвачен немцами в 1942 г. и вывезен в Германию. Кавалеристы освободили их, и летом 1945 г. завод был возвращен на Родину .

В конце апреля и начале мая 1945 г. смогли напоить своих коней водой из Эльбы кавалеристы 2, 3 и 7-го Бранденбургского гвардейских корпусов.

После разгрома фашистской Германии и ее союзников Советский Союз в августе 1945 г. вступил в войну против империалистической Японии. В освобождении Манчжурии очень важную роль сыграла конно-механизированная группа советско-монгольских войск под командованием генерала И. А. Плиева. В нее входили наряду с мотострелковыми, танковыми и артиллерийскими соединениями и частями одна советская и четыре монгольские кавалерийские дивизии. Марш проходил в тяжелейших природных условиях пустыни Гоби при изнуряющей жаре, длительных песчаных бурях, при постоянном недостатке воды, которую и люди, и кони получали по очень урезанным нормам. Но, несмотря на все это, кавалерия продолжала упорно продвигаться вперед по старому караванному пути — узким тропам, выбитым ногами верблюдов в Гобийском песке. Шли и днем и ночью, преодолевая в сутки в среднем по 70 км, а иногда и более 100 км. За шесть суток было пройдено более 400 км. После небольшого отдыха группа двинулась дальше. На этом этапе ей пришлось действовать в таежных отрогах Большого Хиигана, преодолевая бурные горные реки, вода в которых сильно поднялась после прошедших дождей. Внезапное появление большой группы советско-монгольских войск из района, считавшегося непроходимым, застало противника врасплох. Кавалеристы атаковали японские войска там, где они не ожидали удара. Этим они внесли существенный вклад в разгром Квантунской армии японцев и тем самым в победоносное окончание войны на Дальнем Востоке.

Боевые кони были основой успешных действий кавалерии. Но на фронтах Великой Отечественной войны лошадь использовали не только в коннице. Более того, лошади кавалерийских соединений составляли меньшую часть конского состава Красной Армии, штатная численность которого равнялась приблизительно 1,9 млн голов. Конная тяга была основной в стрелковых частях. В каждом стрелковом полку по штату полагалось иметь около 350 лошадей. На них перевозили артиллерийские орудия и минометы, имущество подразделений связи, саперных, химических и др. Конные повозки были основным транспортом и в полковом тылу. На них доставляли продовольствие, боеприпасы и другое имущество. Нельзя не упомянуть и о полевых кухнях на конной тяге, которые всюду сопровождали войска, чтобы накормить бойцов горячей пищей. Специальные санитарные повозки были и у полковых медиков, на них везли укладки с медикаментами, инструментарием и другим имуществом полковых лазаретов, эвакуировали в дивизионный тыл раненых. Немало штатных лошадей было и в различных других частях и тыловых учреждениях. Их количество значительно увеличивалось в период снежных заносов, весенней и осенней распутицы, когда отказывал мототранспорт. Многие командиры старались обеспечить свои части дополнительным конным транспортом за счет трофейных или бесхозных лошадей, которых можно было найти в зоне боевых действий. В некоторых стрелковых частях общее количество лошадей порой доходило до шестисот, почти вдвое превышая штатную численность.

Военно-ветеринарная служба. Боевые действия сопровождались неизбежными потерями конского состава от ранений и контузий, а также от заболеваний и травм, вызванных неимоверно тяжелыми условиями работы лошадей, часто при недостаточном кормлении. Погибших лошадей надо было заменять другими. Всего за годы войны в Красной Армии было около 3 млн лошадей. Потребность в них была бы еще больше, если бы не возвращалось в строй подавляющее большинство раненых и заболевших лошадей. На фронтах Великой Отечественной войны действовала четко организованная военно-ветеринарная служба. В каждом полку: кавалерийском, артиллерийском, стрелковом — были ветеринарные лазареты. В кавалерии ветеринарные специалисты были даже в подразделениях: эскадронах, батареях, а полковые лазареты были большими по численности персонала и обеспеченности инструментами, медикаментами, перевязочными материалами, чем в пехоте.

Первостепенной задачей войсковой ветеринарной службы были сбор раненых лошадей на поле боя, оказание им первой помощи и эвакуация в тыл. Для этой цели в кавалерии, например, во время наступления передовые ветеринарные пункты находились непосредственно в районе действия эскадронов. Четко действовала эффективная система этапного лечения. Заболевшие и раненые лошади поступали в полковой лазарет (ПВЛ), размещенный в нескольких километрах от переднего края. Здесь им оказывали врачебную ветеринарную помощь, лошадей, нуждавшихся в кратковременном лечении, оставляли, а остальных забирали расположенные вблизи ПВЛ эвакоотделения дивизионных ветлазаретов (ДВЛ) и отводили их в дивизионный тыл. Здесь после оказания помощи в полном объеме лошадей снова сортировали. Тех, которые могли свободно передвигаться и выздороветь за 2—3 недели, оставляли в ДВЛ, а лошадей, что нуждались в длительном стационарном лечении, отправляли в армейские или фронтовые лазареты. Эвакуационные отделения АВЛ — армейских ветеринарных лазаретов, а также эвакуационные ветеринарные лазареты (ЭВЛ), которые эвакуировали лошадей во фронтовые лазареты (ФВЛ), располагали автотранспортом для перевозки больных и раненых животных, не способных передвигаться своим ходом. Большая часть лошадей, которых удалось вернуть в строй (в кавалерии до 70 %), были вылечены в полковых и дивизионных ветеринарных лазаретах. Благодаря высокой квалификации и самоотверженному труду ветеринарных специалистов армейских и фронтовых ветлазаретов выздоравливали после сложных операций и порой многомесячного лечения тяжело раненные и больные лошади. За годы войны были возвращены в строй 86,9 % раненых и 93 % больных лошадей. Это составило 2,1 млн голов . Большую работу провела ветеринарная служба по профилактике и лечению заразных заболеваний животных. Все лошади, поступавшие на пополнение, проходили осмотр и обследование с обязательной маллеинизацией (проверкой на сап). Особо тщательно проверяли отбитых у противника трофейных лошадей. Всех подозрительных в заражении изолировали в ветеринарных лазаретах и только после прохождения карантина передавали в войска. В случаях появления заразных болезней заболевших лошадей лечили и одновременно проводили эффективные противоэпизоотические мероприятия, не допуская широкого распространения инфекций. Благодаря этому было обеспечено устойчивое благополучие в зоне боевых действий и в тылу, особенно по зоонозам — болезням, общим для животных и человека. В этом также заключается немалый вклад военно-ветеринарной службы в общее дело победы над врагом.

Потери лошадей за годы войны. На временно оккупированной немецко-фашистскими войсками территории СССР оставалось около 12 млн лошадей. С Украины и Северного Кавказа, где было много конных заводов, особенно верхового направления, не успевших эвакуироваться, немцы вывезли ценное племенное поголовье в Германию. Ими были захвачены крупнейшие Дубровский и Деркульский конные заводы на Украине, «Восход» в Краснодарском крае, многие другие племенные хозяйства. Но оккупанты расхищали не только породных лошадей. За счет местных конских ресурсов они покрывали свои потребности в войсковых лошадях. В армиях нацистской Германии и ее союзников были кавалерийские части, были и большие конные обозы. По данным военно- исторического ведомства ФРГ, опубликованным В. Цигером , немецкий вермахт имел в 1939 г. по штатам мирного времени свыше 180 ООО лошадей и мулов, еще 393 ООО были получены в пределах Германии при мобилизации. Всего же за время войны в немецко-фашистской армии было использовано свыше 2,75 млн лошадей, три четверти из них — на Восточном фронте. Недостаток горючего и бездорожье увеличивали потребность оккупантов в гужевом транспорте, и они конфисковали лошадей у местного населения, забирали их из колхозных и совхозных конюшен. В. Цигер сообщает, что для пополнения потерь и новых формирований вермахта было изъято на оккупированных территориях 2,18 млн лошадей. По официальным же советским данным, немецко-фашистские захватчики уничтожили и похитили за годы войны на территории СССР, подвергавшейся оккупации, около 7 млн лошадей.

На фоне этих потерь еще более существенной выглядит помощь, оказанная Монгольской Народной Республикой. За годы войны из МНР было поставлено в СССР несколько сот тысяч лошадей, из них 32 тыс. переданы безвозмездно в дар Красной Армии. Это облегчило в определенной степени обеспечение Красной Армии лошадьми. Маленькие, но неприхотливые и выносливые монгольские лошади, сохранявшие работоспособность даже при перебоях в обеспечении кормами, высоко ценились командирами и бойцами. При возможности выбора их зачастую предпочитали крупным трофейным лошадям — более красивым и сильным, но быстро терявшим упитанность при напряженной работе и недостатке овса и очень медленно ее восстанавливающим. Монгольских лошадей использовали иод седлом, в обозах и даже в запряжках легких артиллерийских орудий .

Военные конные заводы в дни войны. Гитлеровцам удалось захватить не все конные заводы, находившиеся на территории, которая подверглась временной оккупации. Некоторые из них были своевременно эвакуированы в глубь страны. Например, старейший Хреновской конный завод, все племенное поголовье которого было эвакуировано сначала в Саратовскую, а затем в Курганскую область. В трудных условиях эвакуации работники завода смогли сохранить большую часть производящего состава и молодняка, продолжить племенную работу, тренинг и испытания на Свердловском ипподроме рысистых лошадей.

Удалось сохранить и поголовье военных конных заводов. Об их судьбе в годы Великой Отечественной войны подробно рассказал на страницах журнала «Коневодство и конный спорт» один из видных деятелей советского военного коннозаводства Е. JI. Давидович . Уже в начале августа 1941 г. в соответствии с мобилизационным планом военные конные заводы сдали для формирования кавалерийских частей 9000 верховых лошадей. Удачно прошла эвакуация чистокровных арабских лошадей военного Терского конного завода из Львова, где они скакали на ипподроме. За 19 дней лошади прошли своим ходом 1200 км и без потерь прибыли в Провальский военный конный завод в районе города Дебальцево в Донбассе. К сожалению, эвакуация лошадей других конных заводов с Львовского ипподрома проходила не так организованно. Высококровные и чистокровные верховые лошади не выдержали марша и пропали, затерявшись на оккупированной территории. В конце июля пришлось эвакуировать с Украины два военных конных завода. Полукровные лошади Украинского конного завода перешли в городе Запорожье Днепр и своим ходом дошли в Провальский завод. Ценнейших племенных чистокровных лошадей Александрийского конного завода отправили по железной дороге в Ростовскую область в военный конный завод имени Первой Конной армии.

Дальнейшее продвижение фашистских армий заставило осуществить в ноябре 1941 г. эвакуацию военных конных заводов в Западный Казахстан. Эвакуационный поход был начат 22 октября. Лошади Терского и Александрийского заводов были отправлены по железной дороге, остальные двигались походным порядком к Волге. Переправа началась 28 октября в районе села Никольское Астраханской области, в 60 км южнее Сталинграда. Переправлялись на баржах до 13 ноября. Потом река встала, а когда лед достаточно окреп, оборудовали по нему дорогу и перевели остававшихся на правом берегу Волги лошадей. К началу декабря Управление военных конных заводов расположилось в поселке при железнодорожной станции Верхний Баскунчак (Астраханская обл.), а конские табуны — на землях Урдинского конного завода, окружающих колхозов и других хозяйств Уральской области Казахской ССР. Всего было эвакуировано около 40 000 лошадей, а также 8000 голов крупного рогатого скота и 100 000 овец из всех военных конных заводов, кроме Карачаевского, который остался на месте (в случае прорыва гитлеровцев на Северный Кавказ его планировали увести через перевалы в Грузию). Зимовка на новом месте была очень тяжелой. Местные хозяйства смогли выделить из своих очень ограниченных запасов лишь менее половины необходимого для эвакуированного поголовья сена. Некоторое количество зернофуража удалось получить из госрезервов. Это помогло сохранить в условиях крайне суровой зимы весь маточный состав и ремонтный молодняк, свести потери до минимума. В спасении лошадей и скота велика была заслуга всех работников конных заводов, особенно же табунщиков, конюхов, гуртовщиков и чабанов, героически трудившихся в морозной и вьюжной степи. Весной 1942 г. в конных заводах смогли организованно начать случную кампанию, провели выжеребку, сдали еще 9000 ремонтных лошадей в действующую армию. Успех наших войск на фронтах позволил начать полевые работы на землях ростовской группы конных заводов. Туда отправили технику, а затем переправили обратно на правый берег Волги и разместили на территории Дубовских конных заводов часть табунов. Однако новое наступление гитлеровцев, вторично захвативших Ростов-на-Дону и прорвавшихся к Сталинграду, вынудило срочно эвакуировать переправленные табуны конных заводов им. С. М. Кирова и им. М. В. Фрунзе, а также Карачаевский конный завод в Грузию. В размещении их на новом месте и обеспечении условий для работы большую помощь оказал командующий Закавказским фронтом ветеран Первой Конной армии генерал армии И. В. Тюленев.

Летом 1942 г. пришлось вторично эвакуировать и остальные военные конные заводы, так как под Сталинградом сложилась крайне тяжелая обстановка. Вскоре после того, как Управление военных конных заводов переехало в район г. Уральска, станция Верхний Баскунчак, где оно размещалось до того, была полностью разрушена бомбардировкой с воздуха. Конные заводы ушли без потерь. Перегон табунов в глубь Западного Казахстана начался в конце июля и закончился в середине сентября. Заводы разместились в Уральской области от поселка Урда на западе до Джамбей- тинского района за рекой Урал на востоке. Многотысячные табуны конных заводов им. С. М. Буденного, Терского и Зимовниковского переправились вплавь через Урал у села Чапаево, где в 1919 г. погиб легендарный герой гражданской войны.

Вторая зимовка в эвакуации также была нелегкой, но закончилась она вполне удовлетворительно. За весну 1943 г. лошади на пастбищах хорошо поправились и без потерь перенесли длительный перегон обратно в освобожденные Красной Армией районы Ростовской области и Северного Кавказа. Ровно через два года после начала первой эвакуации, в октябре 1943 г., все военные конные заводы, кроме украинской группы, вернулись на свои старые места. Лошади пришли хорошо упитанными и здоровыми, в эвакуации были сохранены весь маточный состав и жеребцы- производители (кроме единичного отхода). В середине октября 1()43 г. командующий кавалерией Маршал Советского Союза С. М. Буденный посетил военные конные заводы и был поражен прекрасным состоянием многотысячных табунов золотисто-рыжих дончаков и англо-донских лошадей.

За сохранение в условиях эвакуации ценнейшего поголовья породистых лошадей и овец более 100 работников военных конных заводов были награждены орденами и медалями СССР.

После возвращения военные конные заводы не только за относительно короткое время наладили нормальную работу, но и оказали помощь пострадавшим за время оккупации конным заводам Наркомзема. В частности, были переданы на укомплектование конных заводов «Восход» и Стрелецкого полностью сохраненные в эвакуации чистокровные верховые лошади Александрийского военного конного завода.

К исходу 1943 г. положение в коневодстве оставалось очень напряженным. Поголовье продолжало снижаться. На 1 января 1944 г. оно составило всего 7,7 млн голов — меньше на 0,4 млн, чем в предыдущем году, и почти в три раза по сравнению с 1941 г.  Если в первые годы войны потери были связаны с оккупацией значительной территории страны вражескими войсками, то теперь основной причиной убыли лошадей стали чрезмерная эксплуатация, бескормица и совершенно недостаточное воспроизводство. Уже в первый год войны резко снизилась механизация сельского хозяйства. В 1942 г. в деревне было тракторов 66 %, комбайнов 77 %, а грузовых автомашин лишь 20% довоенного количества, но даже и для остававшихся машин не хватало горючего. Снова пришлось выполнять большую часть работ на живом тягле, на лошади — исконной помощнице и кормилице крестьянина. Можно без преувеличения сказать, что в годы войны без лошади не только невозможно было вести боевые действия, но и нельзя было бы обеспечить армию и тыл хлебом, другими продуктами питания. Между тем лошадей повсеместно не хватало. Наиболее работоспособные были мобилизованы в армию, а остальные из-за непосильной работы и скудного кормления часто преждевременно заболевали и погибали. Заменить их было нечем, так как подрастающего молодняка почти не было. Слишком мало было жеребцов- производителей и кобыл, годных по возрасту и состоянию здоровья для получения потомства. Да и опытных конюхов, табунщиков, зоотехников и ветеринаров, которые могли бы правильно организовать воспроизводство лошадей в колхозах и совхозах, почти не оставалось.

Вопросам восстановления коневодства было посвящено специальное постановление Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 12 мая 1943 г. В постановлении отмечалось, что «...за время войны с немецкими захватчиками колхозы и совхозы полностью обеспечили и продолжают обеспечивать потребности Красной Армии в хороших и выносливых лошадях» .

В 1944 г. уменьшение поголовья лошадей прекратилось, начался его постепенный рост. На 1 января 1945 г. в стране насчитывалось уже 9,9 млн лошадей. Прирост за год на 2,2 млн, т. е. на 30 %, объяснялся прежде всего полным освобождением от оккупации всей территории СССР. Однако обеспеченность лошадьми сельского хозяйства освобожденных республик и областей была совершенно недостаточной, так как большая часть поголовья была расхищена оккупантами или погибла. Предстояла большая работа по восстановлению коневодства в стране. Постепенно стала налаживаться деятельность вернувшихся из эвакуации конных заводов; в первую очередь военных. Было начато восстановление многих конных заводов Наркомзема.

Возобновились прерванные войной испытания чистокровных верховых и рысистых лошадей на Центральном московском ипподроме. В начале войны тренотделения были эвакуированы из Москвы. Все годные к военной службе мужчины призывного возраста — жокеи, наездники, тренеры, конюшенный персонал — ушли в Красную Армию, их заменили женщины, старики и подростки. Испытания чистокровных верховых лошадей по очень сокращенной программе проходили в 1941 г. на ипподроме конного завода «Лава» (Ульяновская обл.), а в 1942 и 1943 гг. — на государственном ипподроме в Свердловске. Здесь были разыграны и традиционные призы. Рысаков испытывали на ипподромах Куйбышева, а позже, как указано выше, Свердловска. В 1944 г. традиционные призы, в том числе Большой Всесоюзный, снова были разыграны в Москве. Началось восстановление Пятигорского и Ростовского ипподромов. В Пятигорске летом 1944 г. уже возобновились скачки, были испытаны 24 чистокровные верховые лошади.

Насколько большое значение придавалось восстановлению в стране коневодства, видно из того, что в постановлении Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 5 апреля 1945 г. «О государственном плане развития сельского хозяйства» целый раздел был отведен задачам коневодов. Выполнение этих задач проходило уже в мирное время после победного окончания Великой Отечественной войны.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ:  История российского коневодства

 




Смотрите также:

             

КАК ИЗ ЛОШАДИ ДЕЛАЕТСЯ КОЛБАСА. Лошадиная колбаса

Как из лошади делается колбаса. Дегтярев был плотный, немного сутуловатый и мешковатый, но.
Решающие сражения Великой Отечественной войны. Наступательные операции 1944-1945 годов. ВОЙНА НАРОДНАЯ.

 

...Волге и одним из крупных полководцев Великой Отечественной войны

Разделы: Русская история. Рефераты по Великой Отечественной войне.
отсюда прочь! В тот же момент статная горячая лошадь незнакомца затанцевала на месте, и всадник нагнулся, чтобы успокоить коня.

 

Великая Отечественная война 1941-1945 годов

Так началась Великая Отечественная война. Основные периоды Великой отечественной войны. Первый период (22 июня 1941 г.–18 ноября 1942 г.) от начала войны до начала наступления советских войск под Сталинградом.

 

...искусство 1941–1945 годов времен Великой отечественной войны....

С началом Великой Отечественной войны художники принимают самое активное участие в борьбе с врагом. Часть из них ушли сражаться на фронт, другие – в партизанские отряды и народное ополчение.

 

...сил на военных фронтах. Итоги Великой Отечественной войны

Партизанское движение в Великой Отечественной войне, как составная часть вооруженной борьбы советского народа против фашистских
В сельском хозяйстве было разграблено или уничтожено 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, десятки миллионов свиней...

 

Подвиг советского народа в великой отечественной войне

Война против агрессоров стала Великой Отечественной войной советского народа за свою свободу и независимость, за освобождение народов других стран от ига «коричпевой чумы».

 

...Украины фашистами во время Великой Отечественной Войны

Как из лошади делается колбаса. Мне очень везет в жизни, я не знаю, кого уж за это благодарить. Третья часть.
Начало Великой Отечественной войны. Bоehho-политическое противостояние СССР и германии.

 

Главное управление кадров Министерства обороны

Разделы: Русская история. Рефераты по Великой Отечественной войне.
кольцевого здания валялись туши убитых лошадей. Здесь находились конюшни. пограничников, и во дворе перед ними стояли длинные бревна коновязей.

 

ПОДПОЛЬЩИКИ, советское подполье, партизаны

Брестская крепость. Разделы: Русская история. Рефераты по Великой Отечественной войне.
К сожалению, история нашего антифашистского подполья в годы Великой. Отечественной войны в большей своей части еще остается нераскрытой

 

Тяжелые испытания выпали в годы Великой Отечественной войны...

Ведь каждая доска, каждый гвоздь, каждый кирпич были величайшей ценностью. Нам помогали женщины, старики
В моем дневнике тех лет есть запись: «Никогда не думала, что придется пахать землю. Надо засеять два с половиной гектара, а лошадь наша отощала, не встает.