::

  

Вся электронная библиотека >>>

 Фольклор в Библии >>>

 

 Религия и культура

Фольклор в Библии

 


Разделы: История Древнего Востока

История Востока

Рефераты

 

Глава 2. НАСЛЕДИЕ ИАКОВА, ИЛИ МИНОРАТ

 

 

    Следы минората у евреев.

     О патриархе Иакове сохранилось больше преданий, чем об отце его  Исааке

и о деде Аврааме, и предания эти  богаче фольклором, то есть следами древних

верований  и обычаев. Иаков передал  израильскому  народу свою  кровь и свое

имя,   и   поэтому   естественно,   что    личность   такого   национального

героя-родоначальника окружена множеством воспоминаний и легенд.

     Однако  характер  этого великого родоначальника, каким  он  изображен в

книге  Бытие,   современному  читателю  представляется  малопривлекательным,

составляя  противоположность спокойно-величавой фигуре его  деда  Авраама  и

мечтательно-набожному  образу   отца   его  Исаака.  Если  Авраам  есть  тип

семитического шейха, честного и гостеприимного, приветливого и вместе  с тем

полного  сознания  своего  достоинства,  то  Иаков  соединил  в  себе  черты

семита-торговца,  гибкого,  Дальновидного  и  изворотливого;  он не  упустит

подвернувшегося  случая извлечь выгоду для себя, умеет  добиться  нужного не

силой,  а  хитростью  и  не слишком  разборчив  в  средствах,  всегда  готов

перехитрить и поддеть своего соперника. Это отталкивающее сочетание алчности

и лукавства обнаруживается уже в самых ранних эпизодах из жизни патриарха, в

тех способах, с помощью которых ему удалось  выманить у старшего брата Исава

его  право  первородства  и  отцовское  благословение.  Исав  и  Иаков  были

близнецами,  и  первый  в  качестве  старшего,   по   общему  правилу,  имел

преимущественное  право   получить  благословение  отца  и  наследовать  его

имущество.  Чтобы  отстранить  старшего  брата  от  того  и  другого,  Иаков

прибегнул  к  такому,  мягко  выражаясь,  неблаговидному приему: сначала  он

использовал  голод  Исава  и купил у него  право первородства за  чечевичную

похлебку, а потом, надев на себя одежды брата и обмотав шею  и руки  шкуркой

козленка, чтобы  сделать  их  такими  же  косматыми, как  у  Исава,  получил

отцовское благословение, предназначенное  для брата-близнеца. Правда, вторую

проделку с престарелым отцом юный, но подающий большие  надежды Иаков не сам

придумал;  его  подучила мать,  хитрая  Ревекка,  сумевшая  так ловко надуть

своего  мужа. Однако готовность,  с какой Иаков согласился на  мистификацию,

доказывает,  что  для того, чтобы  одурачить  отца,  у него не хватало  лишь

изобретательности.

     На известной стадии  морального развития общества подобные обманы почти

не вызывают порицания, разве только со стороны тех, кто является их жертвой;

посторонний  зритель  склонен  даже  относиться  к ним  одобрительно  как  к

проявлениям  недюжинного  ума   и   ловкости,   торжествующих   над  честной

посредственностью.  Наступает,  однако,  время,  когда  общественное  мнение

становится  на сторону  честного дурака  против  умного  пройдохи,  ибо опыт

показывает, что всякий  обман,  сколько бы остроумия  и  прозорливости он ни

таил в себе, непосредственно задевает интересы не только отдельных лиц, но и

всего общества, как такового, расшатывая ту связь взаимного доверия, которым

только и держится  всякая ассоциация людей.  Когда  эта истина  проникает во

всеобщее  сознание,  историк  начинает  взвешивать  действия  людей  прошлых

поколений при помощи такого мерила нравственности, которого ни сами те люди,

ни их  современники  не думали применять к  своим поступкам.  Если при  этом

какая-нибудь героическая фигура старого  мира оказывается стоящей много ниже

этого этического стандарта, то милостивый критик, вместо того чтобы признать

ту  пропасть,  которую   прогресс  морали   создал  между  ним   и  прошлыми

поколениями,  пытается  перекинуть  через  нее  мост,  подыскивая  всяческие

смягчающие  обстоятельства  или  даже  полное   оправдание  для   поступков,

признаваемых им самим безнравственными.  Когда  такое  старание  представить

черное  белым  проистекает  просто  от  доброты  сердечной,   а  не  вызвано

тщеславной любовью к парадоксам, то оно является делом похвальным для самого

защитника  и,  может  быть, безвредным для других.  Но  совершенно  обратное

приходится  сказать  о  случаях  противоположных,  когда  бросается  тень на

светлый  характер:  такими   отвратительными,   но   нередко  наблюдающимися

действиями не только  наносится  удар в  спину  невинному,  но вместе  с тем

причиняется  общественный  вред, состоящий  в понижении общего нравственного

уровня, ибо  этим путем  мы  лишаемся  тех столь  редких образцов  доблести,

созерцание которых служит лучшим средством разбудить в нас преклонение перед

идеей добра, чем многочисленные абстрактные трактаты по моральной философии.

     Уже  в  наше время  соплеменник  патриарха  Джозеф  Джекобс  выступил с

защитой нравственной личности Иакова  и  попытался смыть с его имени  пятно,

доказывая, что Иаков,  по существовавшему  древнему закону, имел  фактически

право наследования  в  качестве  младшего сына  и что  уловка,  к которой он

прибегнул,   по  словам  библейского   рассказа,  объясняется   неправильным

толкованием   происшествия,   ложно  понятого  автором.  Не  берусь  судить,

насколько  основательна  эта  остроумная  апология, но верно то,  что  такой

древний  закон  наследования,  какой  предполагает  апологет,  действительно

преобладал у  многих народов, нет причины думать,  что в отдаленную эпоху он

не мог также утвердиться у  предков Израиля. Закон этот  или обычай известен

под  именем  минората,  или  права  младшего  сына  на  наследование,  и,  в

противоположность майорату, предоставляет право наследования младшему  сыну,

а не старшему. В  настоящей главе я намерен  привести примеры этого обычая и

исследовать его происхождение.

     Посмотрим сначала, нельзя ли открыть в Ветхом завете другие  какие-либо

следы минората.  Здесь  прежде всего  приходится  сказать,  что  если  Иаков

отстранил от  наследования своего старшего брата, то он в этом случае сделал

то же самое, что в свое время сделал отец его Исаак до него. Ибо Исаак также

был  младшим сыном и оттеснил своего старшего брата  Измаила от наследования

их отцу  Аврааму.  Того  же принципа, если  это можно назвать  принципом, по

которому Иаков действовал в отношении своего отца и брата, он держался также

относительно своих сыновей  и внуков.  Мы знаем из Библии,  что  Иаков любил

сына своего Иосифа  больше, чем  старших  сыновей,  "потому что он  был  сын

старости его", и  так  резко  проявлял свое предпочтение, что вызвал чувство

ревности у братьев, которые  составили заговор с целью  лишить жизни Иосифа.

Правда, по словам рассказа  в том  виде, в каком мы его теперь читаем, Иосиф

был  не последним, а предпоследним сыном  Иакова,  так как Вениамин  родился

после него. Но  можно  предположить, что в  первоначальной  версии  рассказа

Иосиф является действительно самым младшим сыном. На  это указывает и особое

пристрастие к нему со стороны отца, и разноцветная одежда, вернее, одежда  с

длинными рукавами, отличавшая  его от братьев, и  занимаемое им впоследствии

положение  верховенства  по  отношению  к  братьям.  С  другой стороны,  имя

Вениамин  (младший  сын  Иакова)  означает  "сын  правой  Руки".  Что  такое

наименование  отмечает   его   как   законного  наследника,   подтверждается

замечательным рассказом  о том,  как Иаков, благословляя своих двух  внуков,

сыновей Иосифа, нарочито  отдает предпочтение младшему из них перед  старшим

тем, что кладет свою правую руку на  голову  младшего (Ефрема), а левую - на

голову  старшего  (Манассии),  вопреки  возражению  отца  их Иосифа, который

поставил  своих  сыновей перед  дедом в  таком положении, что последний, как

следовало ожидать, положит правую руку на  старшего, а  левую - на младшего;

старик  был  поэтому  вынужден  скрестить  свои  руки  на  груди так,  чтобы

возложить на  голову  младшего правую  руку,  а  левую - на голову старшего.

Апологет Иакова может поэтому с полным основанием утверждать, что патриарх в

течение  всей  своей  жизни  последовательно  отдавал  предпочтение  младшим

сыновьям перед старшими, а  не держался этого правила лишь  тогда, когда оно

отвечало его личным интересам.

     Есть  и  другие  факты,  свидетельствующие  в  пользу Иакова,  то  есть

удостоверяющие  существование  у  евреев древнего обычая минората, или права

младшего сына на наследование. В книге Бытие мы читаем, что Фамарь, невестка

Иуды, родила двух близнецов  - Фареса и  Зару. Хотя Фарес родился  раньше, в

действительности  он,  согласно  тут  же  рассказанному  странному  эпизоду,

происшедшему  во время  родов, был,  подобно  самому Иакову, не старшим, как

можно  было  бы  думать,  а  младшим  из обоих  братьев.  Эпизод  состоял  в

следующем:  во  время  родов показалась  рука младенца, которую  повивальная

бабка повязала  красной нитью,  "сказав: этот  вышел  первый.  Но он  (Зара)

возвратил  руку свою; и  вот,  вышел брат  его (Фарес)" (Быт" 38, 28-30). Из

самого рассказа не видно, для чего понадобилось автору привести этот эпизод,

но мотив станет  понятным, если учесть, что  Фарес  был  прямым прародителем

царя Давида, что  царь  этот сам был младшим  сыном своего отца Иессея и что

Самуил нарочно  выдвинул его  на царство,  предпочтя старшим  братьям. Таким

образом, цель  автора, изложившего такую, казалось бы, не относящуюся к делу

и  даже,  может  быть,  не  совсем  благопристойную  подробность,  состояла,

вероятно, в том, чтобы подчеркнуть, что царь Давид не только сам был младшим

сыном,  но  еще происходил от младшего из детей-близнецов Иуды. Давид в свою

очередь передал царство одному из своих младших сыновей, Соломону, отстранив

преднамеренно Адонию, одного из старших сыновей, претендовавшего на престол.

Все   эти  факты,  вместе   взятые,  вызывают   предположение,  что   обычаю

первородства, или предпочтения старшего  сына, у евреев  предшествовал более

древний обычай - "право последнего рождения", то есть предпочтение  младшего

сына при наследовании отцу. Такое предположение находит себе подтверждение в

том, что подобный обычай минората преобладал и в других местах земного шара.

 

     Минорат в Европе.

     Одной  из  стран,  где  существовала  и теперь  еще существует  в  виде

обычного права  система  минората, является  Англия. Под  названием "Borough

English"  эта  система  распространена,  или  до   недавнего  времени   была

распространена, в качестве древнего  закона о земле во многих частях страны.

Название  это  местного происхождения  и  заимствовано из  одного  судебного

процесса  времен  Эдуарда  III.   Из   отчета,  помещенного   в  Ежегоднике,

относящемся   к   первому   году  этого   царствования,  мы  узнаем,  что  в

Ноттингемшире  существовали  тогда  две  системы  владения  землей,  которые

назывались "Borough English"  и "Borough French", и  что по первой  из  этих

двух систем обычного  права того времени земля переходила к младшему сыну, а

по второй-к старшему. Утверждают, что еще в  1713 г. Ноттингемшир распадался

на две области действия этих двух  различных порядков  наследования и что до

сих пор подобные обычаи сохранились в этой местности.

     Область действия "Borough English"  в старой Англии была в общих чертах

следующая: она обнимала всю  полосу так называемого "Саксонского берега", от

залива Уош  до  окрестностей Солента,  то есть все  юго-восточные  графства.

Точнее говоря, этот обычай наследования преобладал в Кенте, Суссексе, Суррее

и в ряде поместий, окружавших кольцом старый Лондон, а в меньшей степени был

распространен  в Эссексе и  в  королевстве Восточная Англия. В Суссексе этот

обычай приобрел такое  значение в земельных  правах  копигольдеров, что  его

часто  называли обычным правом этого  графства, а в Льюисе, административном

подразделении  Суссекса,  он  пользуется  почти повсеместным  признанием.  В

Хэмпшире  он встречается редко, но далее к  западу  большая часть  Сомерсета

сплошь  подчинена  "праву  последнего  рождения".  В  центральных  графствах

Великобритании обычай минората мало распространен, не более чем  в двух-трех

поместьях на графство, но зато существует в четырех из пяти крупных "датских

городов", а  именно в Дерби, Стамфорде, Лестере и Ноттингемшире, а равно и в

других  значительных городах,  таких, как Стаффорд и  Глостер. В  графствах,

лежащих  к  северу от линии,  проведенной  между  Хамбером и  Мерси,  обычай

минората оставался неизвестным.

     Но не  в одних  лишь саксонских частях Великобритании мы встречаемся  с

системой  минората;  она существовала  также в  кельтских  местностях,  как,

например, в  Корнуолле, Девоне и Уэльсе. Древний  закон Уэльса предписывает,

чтобы "при дележе  имения между братьями младший получал  усадьбу  (tyddyn),

все постройки  и восемь акров земли, а также  топор, котел и  сошник, потому

что отец не вправе передавать эти три предмета никому  иному, кроме младшего

сына, и, хотя бы они были заложены, никогда не могут быть отобраны". Но этот

валлийский  закон  применялся исключительно к недвижимости,  состоявшей, как

минимум, из одного жилого дома; при разделе всякого иного  имущества младший

сын  не  пользовался  никакими   привилегиями.  В  Шотландии,  по  имеющимся

сведениям,  право  наследования младшего  сына нигде  не утвердилось, но  на

Шетлендских  островах существовал  обычай,  согласно  которому  младшие дети

обоего пола при дележе имущества получали жилой дом.

     В  древнеанглийском   праве  минорат  обычно  находился   в   связи   с

феодально-зависимой формой  крестьянского  держания  земли. По этому вопросу

покойный  профессор  Метланд  писал  мне  следующее:  "Что   касается  сферы

господства минората, то я часто встречал примеры его в английских документах

XIII в. Минорат  считают - правильно или неправильно  - признаком, хотя и не

безусловным,  крепостного  характера  держания, исходя,  очевидно,  из  того

воззрения,  что, строго  говоря,  при таком  держании не  может  быть речи о

"наследовании",  а  только  об  обычае  замены  со  стороны  лорда  умершего

держателя другим из членов его семьи. Выбор  младшего  представляется  здесь

вполне  естественным:  раз не существовало наследования, то  дети, достигнув

зрелого возраста, уходили из дома на все четыре стороны, так  что ко времени

смерти  отца  в доме оставался  только  младший сын.  По  некоторым обычаям,

предписывающим дележ  наследства поровну  между сыновьями,  младший получает

дом.  Я вовсе  не  считаю  доказанным крепостное  происхождение минората, но

достоверно то, что в XIII в. наследование младшим сыном  рассматривалось как

признак крепостного состояния. Я мог бы представить вам много  доказательств

в  пользу  этого  мнения.  Минорат,  например,  приводится  в  связи  с  так

называемым  merchetum, и оба термина весьма часто упоминаются рядом: "Ты мой

виллан, потому что я облагал тебя податью, ты платил мне  пошлину при выходе

замуж твоей  дочери, ты был  младшим сыном  своего  отца  и унаследовал  его

держание".  Merchetum,  mercheta или  marcheta  -  пошлина,  которую  виллан

(крепостной) платил лорду при выдаче своей  дочери замуж. Следует  заметить,

что  в Англии минорат не ограничивается лицами мужского пола.  Есть десятки,

если не сотни, небольших округов, где  право это распространяется на женщин,

и к  наследованию призывается младшая дочь,  младшая сестра или тетка, минуя

других сонаследниц.

     Минорат,  или  обычай  перехода  наследства  к  младшему  члену  семьи,

существовал  также  в некоторых частях  Франции.  Так  "в некоторых  округах

графства Корнуолл в Бретани младшие дети пользовались исключительным правом,

как раз противоположным праву старшинства: младший сын или  дочь наследовали

всю  землю на  правах  арендатора (так  называемого  quevaise) в ущерб своим

братьям  или  сестрам". Такая система наследования называется во французском

праве "mainete". Хотя обычай этот  существовал в некоторых крупных поместьях

Бретани, мы  не  можем,  однако,  считать  его  преобладавшим  здесь:  когда

феодальные  юристы  предприняли  кодификацию  местного обычного  права  этой

провинции,   то  дворянство   протестовало   против  минората,  как   обычая

необщепринятого, и мы знаем, что в XVII в. область его применения чуть ли не

с  каждым  днем   сужалась.  Округа,  где  господствовал  минорат,  включали

Роганское  герцогство,  командорство  Паллакрек  и  владения  Реллекского  и

Бегарского  аббатств.  Как и в  Англии,  в  Бретани  минорат  был  связан  с

зависимым  крестьянским держанием; так же как и во многих местностях Англии,

в Бретани  существовало правило, что если после смерти держателя не осталось

сыновей,  то  наследство переходило к младшей дочери. Далее, обычай минората

существовал,  под  именем "mainete"  и  "madelstad",  в  Пикардии,  Артуа  и

Геннегау, в Понтье и Вивье, в округах Аррас, Дуэ, Амьен, Лилль и Кассель и в

окрестностях  города Сент-Омер. Во  всех этих  округах минорат  применялся в

различном объеме -  от наследования всего имущества до исключительного права

на предметы  домашнего обихода. Такое же наследственное право существовало в

округе Гримберген, в Брабанте.

     Похожие  обычаи  господствовали во  многих местностях Фрисландии. Самый

известный  из  них,  так  называемый  jus theelacticum,  распространялся  на

крестьянские наделы округа Норден, в восточной Фрисландии, недалеко от устья

Эмса. Здесь сидевшие  на земле  крестьяне ("theel-boors") подчинялись вплоть

до  XIX  в. особым, объединенным  в  сложную систему правилам, имевшим целью

предупредить  дробление  участков.   Наследственный   надел   ("theel-land")

считался неделимым и по смерти отца переходил  целиком к младшему сыну, а за

неимением сыновей поступал во владение общины.

     Другими примерами  минората  служат  вытесненные  гражданским  кодексом

прежние местные  обычаи в Вестфалии  и некоторых  частях рейнских провинций,

живших под действием "саксонского права", а также округ Герфорд, близ города

Миндена, где  население  причисляет  себя к  самым  чистокровным  саксонцам.

Здесь, говорят, крестьянство так  крепко придерживается обычая минората, что

"еще до самого последнего  времени никто из старших  детей не претендовал на

обязательную законную долю, все они подчинялись обычаю перехода наследства к

младшему члену  семьи,  даже в том  случае, если  им ничего не  доставалось,

нисколько не помышляя  о том, чтобы предъявить свои неотъемлемые, основанные

на  законе права на  участие в наследстве; даже когда крестьянин умирал,  не

оставив  обычного  завещания,  дети соглашались  на переход всего  имущества

безраздельно  к младшему сыну". Подобное этому обычное право  утвердилось  в

Силезии  и  некоторых  местностях  Вюртемберга,  где  современные  законы  о

наследовании  не смогли  упразднить  освященную временем привилегию младшего

члена семьи, права которого охранялись путем домашнего  соглашения или силой

общественного мнения. Точно так  же в Оденвальде и в малонаселенном округе к

северу  от   Констанцского  озера  существуют  крестьянские   участки,   так

называемые  hofgiiter,  которые  не подлежат  дроблению  на  части  и  могут

переходить по  наследству не  иначе  как  к младшему сыну, а  за отсутствием

сыновей  - к младшей  дочери. Можно  было бы привести  еще немало примеров в

Швабии, швейцарском кантоне  Граубюнден, в Эльзасе  и других германских  или

полугерманских странах, где существовали старинные обычаи этого рода и где и

теперь еще сохранилось их влияние на воззрение крестьянского населения, хотя

они уже не имеют юридической силы.

     В Дании, Норвегии и Швеции не обнаружено существование минората.  Но на

острове  Борнхольм (некогда королевство),  принадлежащем  Дании, младший сын

пользуется преимущественными правами перед остальными. Следы того же  обычая

сохранились на землях прежней республики города Любек.

     В  Южной  и Западной  России происходит  процесс распада  старой  формы

семейного  союза и образования отделяющимися членами семьи своих собственных

хозяйств;  при этом  изба  переходит к  младшему  сыну крестьянского  двора.

Информацией по этому вопросу  я обязан  известному польскому этнологу М.  А.

Чаплицкой:  "Юниорат, или минорат, известен как обычай русского крестьянства

еще  со  времени  "Русской  правды",  первого   русского  сборника  законов,

изданного  при  Ярославе  Мудром.  И   до   сих  пор  он   составляет  очень

распространенное  явление в крестьянском обычном праве,  дающем  возможность

выяснить происхождение  этой формы  наследования. Минорат  -  не  привилегия

младшего  сына,  а естественный  порядок,  обусловленный  тем,  что  старшие

сыновья обыкновенно  отделяются  от  отца,  образуя  собственное  хозяйство,

младший  же сын остается при отце, "с  отцовского корня никогда  не сходит".

Если вместе с отцовским двором к младшему сыну переходит и другое имущество,

с излишком против долей, выделенных старшим, то на него возлагаются за это и

особые обязанности: содержать дряхлого отца, покоить старуху мать, а часто и

взять  на свое  попечение незамужних  сестер. Если не  было предварительного

раздела, а последний происходит лишь  после  смерти отца,  то двор достается

младшему  сыну  не  даром:  младший  обязывается  оказать помощь  братьям  в

устройстве новых изб". Цитируется (и притом не вполне правильно) отрывок  из

статьи В.  Н.  Нечаева  "Минорат" в  Энциклопедическом  словаре  Брокгауза и

Ефрона. Здесь  цитата воспроизведена в подлинных выражениях русского автора.

Далее Чаплицкая  сообщает, что  "следы  юниората в других классах  населения

России, кроме крестьянского, не обнаружены и что в крестьянском  быту обычай

этот распространяется только на избу или  же на  избу вместе с приусадебной,

но не общинной землей".

     Таково  распространение  минората  среди  арийских народов Европы.  Что

касается  других народностей, не принадлежащих к индоарийской  семье,  то "в

Венгрии  существовало правило  о  переходе отцовского  дома к младшему сыну,

который   за   подобную   привилегию   обязан   был   компенсировать  других

сонаследников. У северных племен чудь  домохозяин может передать свои  права

старшему  либо  младшему  сыну  и  даже   постороннему  человеку  по  своему

усмотрению, но  изба, в которой он живет, после  его смерти должна перейти к

младшему сыну".

 

     Вопрос о происхождении минората.

     В  таком  виде  представляется  существование минората,  или первенства

младшего сына, в Европе. Спрашивается, каково происхождение столь странного,

на наш взгляд, обычая?  По этому вопросу было выдвинуто много теорий. Начнем

с того мнения, которое высказал  широко эрудированный и основательный Вильям

Блэкстон в своих  знаменитых "Комментариях"  к  английскому праву. Говоря  о

поземельном   владении  в  так  называемых   boroughs,   то   есть  городах,

пользовавшихся  правом  посылать депутатов в парламент, он противопоставляет

этот  род владения  "воинскому  держанию" (military  tenure  или  tenure  of

knight-service)   и  рассматривает  его   как  остаток  древней  "саксонской

свободы", которую сохранили за собой  лица, не потерявшие своего  владения в

пользу короля  и  не обменявшие его "на более  почетное, по  воззрениям того

времени,  но и более отяготительное  воинское держание".  Эта-то "саксонская

свобода",  по  мнению Блэкстона, "объясняет также  те  разнообразные обычаи,

действие которых распространялось на  многих  держателей городских участков.

Главным и  наиболее  замечательным  из этих  обычаев  был "Borough English",

противопоставлявшийся  норманнским  обычаям  и  известный   уже  Глэнвилю  и

Литлтону;  на  основании  этого  обычая городские участки после  смерти отца

переходили по наследству к младшему сыну, а не к старшему. Литлтон объясняет

происхождение обычая тем, что младший сын, по незрелости возраста, в отличие

от остальных братьев,  не может  обойтись  без  посторонней  помощи.  Другие

авторы  приводили  более оригинальное объяснение обычая: будто  бы в старину

феодальный лорд имел  право конкубината с  женой своего  держателя в  первую

брачную  ночь,  отчего  крестьянский  участок переходил по  наследству не  к

старшему,  а  к  младшему сыну, которого с большей  вероятностью  можно было

считать  сыном   держателя.   Однако  мне  неизвестно,  чтобы  такой  обычай

когда-либо  господствовал  в  Англии,   хотя  он,  наверное,  существовал  в

Шотландии (под именем  mercheta или marcheta)  до отмены его при  Малькольме

III.  Возможно,  что  правильное объяснение мы  должны  искать  (правда,  на

далеком от  нас  расстоянии) в  обычном праве  татар,  у которых,  по словам

священника  Дюгальда, также преобладает переход наследства к младшему  сыну.

Этот народ занимается всецело  скотоводством, и старшие сыновья,  как только

становятся способны  вести самостоятельную кочевую  жизнь,  получают от отца

свою  долю стада  и уходят  от него  на  новое кочевье. Младший сын, который

дольше всех остается  при  отце,  естественно,  становится  наследником  его

имущества, так как остальные уже имеют собственное хозяйство. Точно так же и

у многих других северных  народов существовал обычай,  согласно которому все

сыновья  отделялись и  уходили от отца, кроме одного, который становился его

наследником. Не исключено,  что такой обычай везде, где  мы  его  встречаем,

является пережитком  древнего  пастушеского быта  наших предков  - бриттов и

германцев, описанного Цезарем и Тацитом".

     Я  не  нашел у  Дюгальда  места,  на  которое  ссылается  Блэкстон,  но

приводимый им факт подтверждается  современным историком,  который  говорит:

"Еще  более  характерной  чертой  старого  турецкого  и  монгольского  права

является обычай, проливающий яркий свет на историю этих народов,  который я,

за неимением  более подходящего термина, назвал бы  "усыновлением наоборот".

Турецкий обычай устанавливает чрезвычайно оригинальный порядок наследования:

постоянным  наследником,  привязанным в  некотором  смысле  к родной  земле,

является младший сын. У монголов он называется ot-dzekine, у турок - tekiue,

то есть "хранитель очага".  По свидетельству китайских летописцев и западных

путешественников, к  нему полностью переходит  земельный участок,  а старшие

братья  делят  между  собой  движимое  имущество,  в  особенности  то,   что

составляет его главный  предмет, то есть весь  крупный и мелкий скот". Кроме

того, я  обнаружил  существование минората  у  группы монголоидных племен  в

юго-западном Китае  и  прилегающих  частях  Бирмы и Индии.  Исследование  их

социального  положения   может   осветить  интересующий   нас   вопрос.   Но

предварительно я должен заметить, что, вопреки  мнению Блэкстона, ни одно из

этих   племен  не   занимается   скотоводством,   а   все   они   составляют

земледельческое  население  и   добывают  средства  к  существованию   почти

исключительно землепашеством.

 

     Минорат в Южной Азии.

     Начнем с племени  лушеи,  населяющего  обширные горные  пространства  в

Ассаме. Это приземистый,  коренастый  и  мускулистый народ, с широким  лицом

почти  без  всякой  растительности, выдающимися  скулами,  коротким  плоским

носом, маленькими миндалевидными глазами и желтым или коричневым цветом кожи

различных оттенков. Их принадлежность к монголоидной расе, таким образом, не

подлежит сомнению. Об  этом говорят не  только их физические свойства, но  и

язык, составляющий  тибето-бирманскую ветвь  тибето-китайской  семьи языков.

Это - племя  земледельческое, и главный продукт питания у него - рис. Однако

в силу принятого способа обработки земли оно вынуждено вести кочевую жизнь и

редко  остается несколько лет подряд на одном и том же месте. Господствующая

здесь система  полеводства обыкновенно называется подсечно-огневой  системой

земледелия. Лушеи очищают в джунглях участки  земли от бамбука или деревьев,

которые после  высыхания сжигаются, причем зола  служит для удобрения почвы.

Расчищенное  таким  образом  поле  слегка  вскапывается  заступом,  а  когда

появившиеся облака возвещают землепашцам об  окончании сухого времени года и

приближающемся  дождливом  сезоне,  лушеи устремляются  на поля с  корзинами

семян на  плече  и  с  длинным  и  широким  ножом  (dao)  в руке.  Вся семья

приступает к  посеву,  вырывая ножами в  земле мелкие ямки и бросая в каждую

семена. Сеют преимущественно рис, но также маис, просо, горох, бобы, табак и

хлопок. При такой  неэффективной обработке редко приходится снимать с одного

и того же участка больше двух урожаев подряд, после чего земля забрасывается

до  тех  пор,  пока она снова  не  зарастет бамбуком  или  мелколесьем. Если

расчистка  произведена  в бамбуковых джунглях, то  к новой обработке участка

можно приступить через три или четыре года,  а если в  лесу, то посев  может

быть  возобновлен  через  семь-восемь лет. Земля из-под деревьев  дает,  как

говорят, лучшие урожаи, чем из-под  бамбука, но  зато требует гораздо больше

труда для расчистки и раскорчевки. При  таких условиях запасы пахотной земли

вокруг большой деревни быстро  истощаются, приходится переселяться на  новое

место,  выбор  которого  происходит  очень  тщательно.  На  выбранное  место

посылается депутация  старейшин; они  спят на  земле и совершают гадание  по

пению петуха,  которого  для  этой цели берут с  собой в дорогу. Если  петух

громко запоет за час  до рассвета,  то место признается подходящим. В  новой

деревне  придется  прожить от  четырех  до  пяти лет, и  в прежнее время она

ставилась на  расстоянии двух-трех дней  пути от  прежнего  местожительства.

Переселенцы должны таскать на спине  все свое добро, и перспектива частых  и

хлопотливых перекочевываний  с места на место удерживает людей от накопления

имущества  и,  таким  образом,  препятствует  росту  богатства   и  развитию

промыслов.  При  такого  рода переложной  системе  полеводства,  принятой  у

большинства  горных племен этого района, крестьяне не приобретают каких-либо

прочных прав на землю;  даже  вожди племен  не  сознают  себя собственниками

занимаемых  ими полевых  и лесных  участков.  Власть  вождя распространяется

только  на людей его племени,  где  бы  они ни кочевали и где бы временно ни

обосновывались.  Среди некоторых, более  диких племен  труд по  расчистке  и

обработке земли  выполнялся в значительной части людьми, захваченными в плен

во  время  набегов; эти набеги  и  предпринимались главным образом для того,

чтобы обеспечить нападающих рабами, которые облегчили бы им их тяжелый труд.

     Деревни  племени лушеи  обыкновенно  ютятся по крутым  склонам гор. Они

имеют  обширные размеры и часто насчитывают сотни домов. Однако  в последнее

время народ чаще всего  расселяется в  джунглях  небольшими поселками и даже

отдельными  хозяйствами,  далеко  от  деревень.  Замечательной  особенностью

лушейских селений являются общежития (zawlbuk) для холостяков, где  проводят

ночь неженатые мужчины и  молодые парни, достигшие половой зрелости, которым

не разрешается спать в родительском доме. Прибывшие из других деревень также

помещаются в этих общежитиях, которых бывает  по нескольку в  каждой крупной

деревне. Это обычай, общий для горных племен Ассама.

     Каждая лушейская  деревня представляет  как бы  отдельное  государство,

управляемое своим вождем. "Каждый сын  вождя по достижении брачного возраста

получал жену на средства своего отца и строил собственную деревню. Здесь  он

управлял как независимый вождь, его успех или неудачи зависели от его личных

административных талантов.  Подати отцу он не платил, но  первый рассчитывал

на его помощь в возможных распрях с соседними вождями племен.  Однако, когда

отец  доживал до  старости,  нередко  случалось, что  сын не  выказывал даже

такого  подчинения.  Младший сын  оставался в отцовской деревне,  и  к  нему

переходила  по  наследству не только  деревня, но и все имущество  отца". Мы

видим,  что  обычай племени лушеи полностью подтверждает теорию  Блэкстона о

происхождении минората, так как у этого племени младший сын наследует просто

потому,  что  он один остается в родительском  доме,  тогда как  все старшие

братья  покидают  отца,  уходят  на  сторону  и основывают свое  собственное

хозяйство.

     Если  бы   такое  доказательство  показалось  недостаточным,  то  можно

привести  в  качестве  дополнительного  довода  недавнюю  перемену,  которая

произошла в быту  этого племени. В последней опубликованной переписи  Ассама

мы читаем,  что  сокращение  размеров селений  у  лушеев  повлекло  за собой

крупную перемену  в  обычае,  по  которому младший  сын наследует  отцовскую

деревню и  имущество. Такая система наследования была  основана на  том, что

старшие  сыновья  после  женитьбы  строили  собственные  деревни.  Для этого

несколько старшин, а также кое-кто из простых поселян выделялись  из деревни

и  сопровождали молодого  вождя, образуя собой ядро нового поселения. Когда,

таким  образом,   оказывалось,   что   все   старшие   сыновья  перешли   на

самостоятельное   положение,  то   младший   сын,  естественно,   становился

наследником отцовской деревни и имущества, на нем лежало попечение о матери.

Но в то время как семьи вождей не обнаруживали признаков сокращения, средний

размер  деревни уменьшился наполовину,  отчего стал  ощущаться  недостаток в

людях, готовых следовать за сыновьями  вождя на новые места. Бывали  случаи,

когда ни одному из них  не удавалось  основать отдельную  деревню. При таких

обстоятельствах  наследство должно,  очевидно, впредь переходить к  старшему

сыну, и такая перемена была охотно принята населением".

     Таким образом,  система минората  у  этого народа фактически заменяется

системой  майората потому  именно, что причины, вызвавшие первую,  отпадают.

Правда, вышеизложенный порядок  наследования  относился к  семьям  племенных

вождей; однако,  по существу, тот же  порядок утверждается и по отношению  к

частной  собственности всего вообще населения. В одном  источнике мы читаем,

что "имущество  делится  между сыновьями,  но младший  из них получает более

крупную долю, а остальные - поровну".  По другому,  более  позднему рассказу

"общее правило предписывает переход наследства к  младшему сыну, но иногда и

старший претендует  на долю". Как в семьях вождей, так и остальных основание

обычая, вероятно, одно и то же. Мы видели, что когда сын вождя уходит, чтобы

основать новую  деревню,  то  он  берет  с  собой некоторых соплеменников  в

качестве  приближенных   к  нему  лиц   и  будущих   подданных.  Естественно

предположить,  что  все  такие переселенцы  отбираются  из  старших  сыновей

различных  семейств, тогда как их  младшие сыновья остаются  на старом месте

при своих отцах и являются будущими наследниками семейного имущества.

     У  ангами,  другого  монголоидного  племени в  Ассаме, обычай  минората

существует  в ограниченной форме.  "Пока отец  жив, сыновья при вступлении в

брак получают  свою долю из его  земельной собственности.  После смерти отца

неженатые сыновья делят между собой  имущество  поровну.  Женившиеся сыновья

покидают отцовский  дом  и строят  себе  собственные  дома.  Таким  образом,

младший сын фактически почти всегда наследует отцовский дом". Здесь мы опять

видим,  что  дом  переходит  по наследству  от отца к  младшему  сыну просто

потому,  что последний остается в семье, тогда как  старшие братья по случаю

женитьбы основали собственное хозяйство. Если ко времени смерти отца в семье

окажется несколько  неженатых  сыновей,  то младший не  пользуется  никакими

преимуществами перед старшими.

     Следует  заметить, что ангами, самое крупное из группы ассамских племен

нага,   не  ведут  кочевой  жизни  и  не  возделывают  землю  примитивным  и

неэффективным  способом,  подобно большинству горных  племен этой местности.

Наоборот, ангами обрабатывают постоянную пашню,  имеющую вид террас, вырытых

по  склонам  гор с большой  затратой  труда  и  весьма искусно.  Террасы эти

орошаются  посредством  искусственных   каналов,   проведенных  на   большие

расстояния  по  отлогим откосам  холмов.  Живут ангами  также  в  постоянных

обширных и укрепленных деревнях; вообще они сильно привязаны к  родной земле

и неохотно расстаются с ней.

     Племя  мейтхеи (в  Ассаме) принадлежит к монголоидной расе и говорит на

тибето-бирманском наречии. Хотя по своему происхождению и языку они близки к

окружающим его диким горным племенам, но по своей  социальной культуре стоят

выше их, образуя оазис относительной  цивилизации и социальной организации в

пустыне  царящего  кругом  варварства.  Мейтхеи живут  оседло в  деревнях  и

питаются  преимущественно  рисом, который  сеют на постоянных  полях.  Таким

образом, племя это переросло стадию  периодических миграций, обусловливаемых

истощением пахотных земель. Что касается наследственных обычаев  племени, то

"манипурские  хроники дают  нам  мало  сведений  по вопросу  о  наследовании

частной собственности, а современные экономические отношения изменяются  под

напором новых  социально-политических  идей. Считается, что  владение землей

полностью регулируется верховной властью штата. По отношению же к движимости

господствующий обычай состоит, кажется, в том, что, пока отец  жив,  сыновья

получают  от   него  все  необходимое,  а   после  его  смерти  единственным

наследником признается  младший  сын,  если  он  во  время  смерти отца  еще

продолжал жить в родительском доме. Если  же он отделился и жил  отдельно от

отца,  то  имущество  делится  поровну между  сыновьями.  Вступление  в брак

связано,  конечно, с выходом сыновей из состава  семьи и служит  поводом для

имущественного выдела их, равно как и дочерей". Итак, у племени мейтхеи, как

и  у ангами  в Ассаме,  наследование  младшим сыном  имеет место лишь тогда,

когда он остался жить  при отце после того,  как  старшие  братья женились и

покинули родительский  дом. Если  же он также женился и  основал собственное

хозяйство, то он не пользуется никакими преимуществами при наследовании, все

имущество  делится  поровну между  братьями. Мы  видим, стало  быть,  что  в

Ассаме,  как и в Англии, минорат сохранился в ограниченной форме после того,

как кочевой  быт населения сменился оседлой  жизнью в  постоянных  деревнях,

одни и те же поля стали обрабатываться из поколения в поколение.

     Племя  качинов, или, как оно себя  само называет, цзингпо, или джингпо,

принадлежит  к монголоидной  расе  и  живет на севере Верхней Бирмы.  Старые

поселения его были расположены по главному течению реки Иравади, откуда  оно

распространилось на  восток  в китайскую  провинцию  Юньнань  и  на запад  в

индийскую провинцию  Ассам. Название цзингпо, или  джингпо, означает  просто

"люди".  Бирманцы называют  их  качины  или кахиен. Это дикие, не затронутые

культурой горцы, распадающиеся на  множество  небольших  общин или  племен с

особым вождем во главе каждого из них. Они  занимаются земледелием и искусно

возделывают почву. Поля их  лежат в глубоких долинах, а  деревни расположены

вверху, на горах, далеко от полей. Едва ли можно  сомневаться в монголоидном

происхождении качинов. По их собственным преданиям, первоначальная родина их

была  где-то  на юге от  пустыни  Гоби,  в  своих  переселениях  они  всегда

устремлялись к югу. Но различия в  цвете кожи и чертах лица, замечаемые даже

в таких местах, куда не могло  проникнуть влияние шанов и бирманцев, говорят

о том, что они частично смешались с вытесненными ими аборигенами страны.

     Наследственное  право  качинов,  как  было  неоднократно  удостоверено,

представляет  сочетание  принципов майората  и  минората.  По словам  одного

автора,  "отцовское имущество делится  между самым старшим и  самым  младшим

сыном;  все  остальные  дети предоставлены  собственной судьбе.  Старший сын

наследует недвижимое имущество, а  младший получает  всю движимость и уходит

из  дома,  подыскивая  себе собственное жилье".  По  существу, то  же  самое

утверждают некоторые  другие  лица, писавшие о  качинах. Такое свидетельство

противоречит  тому,  что  обыкновенно сообщается  о родственных монголоидных

племенах  этой страны, и поэтому можно предположить, что приведенное мнение,

высказанное впервые капитаном Невиллем в 1828 г., основано на недоразумении.

Во  всяком случае,  Джордж Скотт, широко ознакомившийся  с обычаями качинов,

приводит совершенно другие данные об их наследственном праве. Он говорит: "У

качинов  замечалось,   как  и  у  племени  тай,  постоянное   стремление   к

раздроблению, а гористый характер их страны приводил к гораздо более  мелким

племенным объединениям. Такое  раздробление уже в  старое время, несомненно,

объяснялось главным образом необходимостью постоянных переселений вследствие

перенаселенности и неэффективного способа обработки  земли  в горных местах.

Утвердился обычай,  что после  смерти  вождя  наследником  был младший  сын;

старшие же братья уходили на сторону и  основывали  новые  поселения, что  в

случае удачи служило началом  возникновения самостоятельных племен, носивших

имя  основателя. Кентский  закон  о  наследовании  (Borough  English)  есть,

несомненно, пережиток подобного обычая, существовавшего у англов".

     В другом месте тот  же Джордж Скотт сообщает  нам интересные сведения о

двух  различных  системах  собственности, общинной и личной,  существовавших

соответственно  в  горах  и  в  долинах.   Различие  это  зависит   от  двух

неодинаковых методов обработки  земли, применяемых  в горах и в долинах.  Он

говорит,  что  "в условиях горного  земледелия (taungya)  личная поземельная

собственность не признается, а земля рассматривается как принадлежащая целой

общине,  представленной в лице ее вождя (duwa);  принятая система земледелия

исключает возможность постоянного  использования одного и того же земельного

участка. Иначе обстоит дело в долинах,  где  сеют рис на  влажной почве: там

допускается  право  частной собственности  на землю с тем лишь ограничением,

что она  не может  быть передана  чужеземцу. Как внешнее  выражение  идеи  о

принципиальной  принадлежности всей  вообще земли вождю  племени  существует

правило, что последний ежегодно получает с каждого дома одну или две корзины

риса.  Земля переходит по наследству к семье,  как таковой, и обрабатывается

общими силами ее  членов на  их общую  пользу. Те  из  них, которые покидают

семью, теряют свою долю. Если семья распадается с общего согласия, то раздел

имущества производится по-разному, если  не считать того,  что  младший  сын

всегда получает большую долю, а также родительский дом".

     В  этом сообщении  проводится резкая  грань между  нагорными землями  с

кочевым  землепользованием и долинами с постоянным  земледелием: в горах рис

сеют  на  неполивных  землях, а  в долинах  применяют  орошения.  Совпадение

богарной системы  с  кочевым  землепользованием не  случайно, потому что она

допускает  временную  обработку  земли,  а  искусственное  орошение  требует

прочного  ее   освоения.   Богарная   система   земледелия   -  возделывание

сельскохозяйственных  культур без  полива в  зоне орошаемого земледелия.  На

Яве, например,  где  культура риса  доведена до высокой степени совершенства

благодаря  искусственному орошению, имеются места, где с незапамятных времен

ежегодно  снимается  два урожая  в  год.  Поэтому весьма показательно, что у

качинов земли,  эксплуатируемые временно, состоят во владении  общины, тогда

как   на   участки  постоянного   пользования  установилось  право   частной

собственности.  Мы уже видели, что у кочевого земледельческого племени лушеи

не  существует  индивидуальной  поземельной   собственности.  Причина  этого

понятна: прочное освоение земли  необходимо для права частной собственности,

но   не   является   непременным  условием   для   общинной   или  племенной

собственности. И  так  как  в  истории человечества кочевая  жизнь охотника,

скотовода  и   бродячего  пахаря  предшествует  оседлой  жизни  земледельца,

освоившего  более совершенную систему землепользования, то  отсюда  следует,

что  право  частной  собственности на землю  развилось позднее  общинной или

племенной собственности и что оно не могло быть признано законом раньше, чем

возникло   оседлое  земледелие.   Словом,  общинное   землевладение  древнее

индивидуального,  переход  к  последнему  связан  с  прогрессом  в  сельском

хозяйстве, который в свою очередь, подобно всякому экономическому прогрессу,

зависит от поступательного движения общества в целом.

     Подобно  своим бирманским соплеменникам, китайские качины применяют обе

формы землепользования - кочевую и оседлую. Если окинуть взглядом  их страну

с  вершины высокой  горы, то,  насколько  хватает глаз,  со  всех  сторон вы

увидите  море холмов,  одетых лесом  на вершине  и по  скатам, с  небольшими

просветами,  обозначающими  места,  где  раскинулись  деревни,  или  горными

ущельями,  на дне  которых  извиваются  реки.  Деревни всегда  расположены у

непересыхающих горных рек, обычно в защищенной долине или по отлогим склонам

холмов, растягиваясь иногда на целую милю.  Дома  обращены обычно фасадом на

восток и построены все  по одному  плану - из бамбука, имея 150-200  футов в

длину и 40-50  футов  в ширину.  Первая комната  в каждом из таких  обширных

многосемейных  домов  предназначена  для  приема  гостей;  остальные  служат

помещением  для нескольких семейств, связанных между собой кровным  родством

или свойством и ведущих вместе общее хозяйство. Выступ крыши, поддерживаемый

столбами, образует  навес,  под которым днем люди работают  или  отдыхают, а

ночью помещаются буйволы, мулы, лошади, свиньи и домашняя птица.

     При доме  находится небольшой  огороженный  участок, где разводят белый

мак, бананы и индиго; рис и маис растут рядом по горным склонам и холмам, на

которых  нарезаны  аккуратные террасы полей, амфитеатром опускающиеся  вниз.

Река  бывает запружена  почти  у самых истоков, и вода  так  направлена, что

орошает  террасы, а ниже, в долине, собирается в общее русло. Иногда вода по

бамбуковым  трубам  подводится  к рисовым полям  или  к  наиболее отдаленным

домам. Ежегодно расчищают  новые  участки, вырубая  и сжигая лес по  склонам

гор. Возле каждой деревни  можно видеть  заброшенные дорожки, проложенные  к

прежним порубкам, и  проведенные вдоль  них  небольшие  каналы.  Расчищенный

лесной   участок  взрыхляют  простой   киркой,   но  террасы  обрабатываются

деревянными  плугами. Не столько засухи, сколько чрезмерные дожди составляют

самое страшное зло для этих примитивных земледельцев. Но обычно естественное

плодородие  почвы  вознаграждает  их  труд обильными  урожаями риса,  маиса,

хлопка и табака -  все отличного качества.  Вблизи деревни имеются фруктовые

сады,  где  растут персики,  гранаты  и гуайява. Леса  изобилуют  каштанами,

сливами, вишнями и разными сортами  дикой ежевики. По более  высоким склонам

растут дубы и березы;  большие пространства покрыты коричными  деревьями, из

которых добывается коричное масло. Тысячи этих деревьев ежегодно  вырубаются

для  расчистки новых  участков под пашню, и сваленные стволы и ветви  тут же

сжигаются.

     О монгольском происхождении  этих китайских  качинов свидетельствуют их

физические  признаки,  но   среди  них  различаются   два   типа.   Наиболее

распространенный тип характеризуется круглым лицом, низким лбом, выдающимися

скулами, широким  носом,  толстыми выпяченными  губами,  широким  квадратным

подбородком и слегка косыми, широко расставленными глазами. Некрасивые черты

лица искупаются  добродушным  выражением. Волосы  и глаза обыкновенно бывают

темно-коричневого,  а кожа - грязновато-желтого  цвета. Другой  тип отличают

более  тонкие  черты,  напоминающие женские  лица из племен качари и лепча в

Сиккиме.   Он  отличается  более  ярко   выраженным   косым  разрезом  глаз,

продолговатым,  почти  овальным  лицом  с  заостренным подбородком,  орлиным

носом,  выдающимися скулами, а цвет кожи настолько светлый, что иногда можно

принять  этот тип за  европейский. Такие черты  указывают  на примесь  крови

бирманцев и  шанов.  Рост  у качинов  ниже среднего,  конечности тонкие,  но

правильной формы; впрочем, ноги непропорционально коротки. Несмотря на слабо

выраженную мускулатуру, они отличаются силой и ловкостью. Они приносят с гор

огромные  охапки  дров, которые  обыкновенный  европеец с трудом поднимет, а

молодые  девушки прыгают как  лани  по горным  тропинкам  так, что их черные

волосы развеваются на ветру.

     Среди этих  горцев доныне  повсюду  сохранилась патриархальная  система

управления.  Каждый  клан  управляется наследственным  вождем,  при  котором

состоят  также  наследственные помощники. Любопытно,  что,  в  то время  как

должность помощника  неизменно  переходит к старшему сыну, "должность  вождя

наследуется младшим сыном, а  за неимением  сыновей - младшим братом.  Земля

передается в наследство  по тому  же закону,  то есть всегда  младшему сыну;

старшие  сыновья уходят  из дома и расчищают себе отдельные участки".  Таким

образом, мы видим, что у  качинов, как и у племен лушеи, минорат основан  на

обычае  ухода на сторону старших сыновей,  предоставленных самим себе, тогда

как младший сын остается дома при родителях.

     Подобное  же  правило  наследования, обусловленное одинаковым  обычаем,

засвидетельствовано Джоном Андерсоном у племени шанов  в Китае,  живущего по

соседству  с  качинами в провинции Юньнань.  "У шанов, - говорит он, - вождь

при содействии совета предводителей осуществляет в  подчиненных ему областях

всю  полноту  патриархальной власти,  разрешая  всякие  дела,  гражданские и

уголовные. Вождь является  номинально  собственником всей земли,  но  каждая

семья владеет  определенным  участком, который  она обрабатывает,  и  платит

вождю  десятину  натурой.  Такой  уклад  жизни  редко  нарушается,  и  земля

переходит по наследству к младшему  сыну;  старшие  же  братья, если участок

оказывается недостаточным, ищут себе земли в другом месте или принимаются за

торговлю.  Поэтому  шаны охотно эмигрируют  и обосновываются на  плодородной

земле, например в Бирме". Большинство китайских шанов занимаются земледелием

и, как земледельцы, могут быть поставлены в ряд с бельгийцами. Каждый вершок

земли  использован. Главная культура  -  рис, который  растет  на  небольших

прямоугольных полях, окаймленных низкими насыпями, с межами и заслонками для

орошения.  Во  время  засухи  вода  из  ближайшего  источника  отводится  по

бесчисленным  каналам, так  что каждое  поле  может  быть  во  всякое  время

орошено. В начале  мая вся долина из  конца  в конец представляет собой одну

огромную залитую водой рисовую плантацию, сверкающую на солнце, причем русло

реки наполовину обнажается из-за отвода воды.

     Шаны или,  правильнее,  таи  составляют самую многочисленную  и  широко

распространенную народность на Индокитайском полуострове - от Ассама в глубь

китайской  провинции  Гуанси и от Бангкока до  центральной части  Юньнаня. В

настоящее время Сиам - единственное самостоятельное государство шанов. Народ

этот обнаруживает большое  сходство с китайцами как по физическим признакам,

так и по языку. По  своей  грамматической структуре  и корням слов китайский

язык  и шанский  являются родственными, сильно отличаясь  от  бирманского  и

тибетского, и тем  не  менее  считаются принадлежащими  к  одной общей семье

языков;  лингвисты называют  ее  тибето-китайской.  Хотя  значительная часть

территории шанов  представляет  горную страну, они, однако, не признают себя

горцами и  стремятся селиться  на  ровных  наносных долинах  или в  обширных

лощинах  между  горами.  Но  везде  они - трудолюбивые  земледельцы. Широкие

равнины изрезаны  сетью оросительных каналов,  а в более узких  вода из  рек

посредством  шлюзов  отводится  в желоба, обводняющие  горные склоны, или же

устраиваются бамбуковые колеса, которыми вода подается к полям в тех местах,

где речной берег достаточно высок  и равнинной  земли имеется столько, чтобы

оправдать  труд  и расходы.  Если, однако, негде  бывает получить участок на

равнине,  то  молодежь  иногда  уходит  подальше  от  деревни,   в  джунгли,

расположенные в горах. Места там много, но  для выращивания риса земля здесь

не  годится, на  ней  разводятся фруктовые  либо  банановые сады.  Интересно

отметить следы сохранившегося древнего обычая минората у такого сравнительно

культурного народа, каким являются шаны.

     Обычай минората соблюдается также у чинов, обитающих в горах на границе

Бирмы и  Ассама. Их  расовое происхождение еще точно не установлено, но  они

принадлежат, очевидно,  к монголоидной расе и  говорят на  тибето-бирманских

наречиях. Они подразделяются на  множество мелких кланов, совершающих  часто

набеги  друг  на  друга  или  на  соседние  бирманские деревни.  Средства  к

существованию  они  добывают преимущественно земледелием: сеют  рис,  просо,

горох, бобы, кунжут  и  табак.  Но  места  их обитания мало приспособлены  к

земледелию, так как  покрыты джунглями и мелколесьем  и изрыты оврагами. Все

же  вблизи  деревень  небольшие  участки   расчищаются   под   пашню.  Среди

существующих у них любопытных законов  о браке и  наследстве имеется обычай,

предоставляющий  мужчине  преимущественное   право  жениться  на  двоюродной

сестре, а  также правило, что "имущество  семьи  переходит  по наследству  к

младшему сыну, который обязан  остаться в  доме и заботиться о  родителях  и

сестрах".  Однако  у племени  гака, одного  из  группы  племен  чин,  обычай

минората в настоящее  время заменился  или заменяется майоратом, хотя в двух

семьях или  кланах (кенлавт и  кларсеовсунг) младший сын  все еще  постоянно

наследует родительский дом,  разве только он откажется добровольно от своего

права,  или  же поссорится  с  отцом,  или  заболеет проказой, или, наконец,

лишится рассудка. Раньше у всех кланов племени  гака существовало неизменное

правило,  что к  младшему сыну  переходит  двор, но некий Лиен-Нон  из клана

сангте завещал  свой  дом  не  младшему,  а  старшему  сыну,  и  с  тех  пор

большинство   кланов  усвоило  новый  порядок  наследования.  "Что  касается

земельной  собственности, расположенной  в  пределах  владений гака, то  две

трети ее получает старший сын и одну треть - младший".

     У  ками,  или кхами,  горного  племени  в Аракане,  на  границе  Бирмы,

наследование происходит по следующему правилу: "если после умершего осталось

два сына, то имущество делится  между ними поровну; если же число оставшихся

сыновей больше  двух, то старший и  младший  получают  по две доли каждый, а

остальные  -  по одной". Такое  правило представляет,  очевидно,  компромисс

между  двумя системами - правом первородства и  правом  последнего рождения:

старший  и младший сын пользуются одинаковым преимуществом  перед остальными

братьями. Возможно, что этот компромисс знаменует собой переход от  минората

к майорату.

     Обычай  минората  отмечен  также  у  лоло.  У  них,  по  словам  одного

английского  путешественника,   "существует  странный  порядок  наследования

имущества и должности вождя: наследником является обыкновенно младший сын, а

после него - старший".

     До  сих  пор мы  говорили  о  монголоидных племенах,  у которых главным

наследником имущества является  младший сын. Перейдем теперь к двум племенам

-  кхаси  и гаро в  Ассаме, где  главной наследницей является младшая  дочь.

Происхождение и  расовая принадлежность кхаси не  вполне  выяснена. Язык, на

котором они говорят, в отличие от наречий всех смежных с ними племен, отнюдь

не  принадлежит к монгольской  семье  и,  по-видимому,  является родственным

индокитайской группе языков, известной под названием мон-кхмер; эта группа в

свою очередь, как это считается теперь признанным, составляет  ветвь большой

южной семьи языков, на которых  говорят от  Мадагаскара на западе до острова

Пасхи на  востоке и от Новой Зеландии  на юге до Пенджаба на севере. Отсюда,

однако, нисколько не следует,  что сами кхаси  не принадлежат к  монгольской

расе,  ибо  если  какой-нибудь  язык  не  зафиксирован  в  письменности,  то

говорящий  на  нем  народ  всегда  может  утерять  его  и  заменить  другим,

заимствованным  у господствующей  народности, с которой  он  непосредственно

соприкасается.  Поучительные примеры таких  легких и  быстрых  переходов  от

одного  языка  к другому  наблюдались  и  отмечались в новейшее время  среди

бирманских  племен,  говорящих  на  многих различных  наречиях и  диалектах.

Физические  признаки  и   характер   кхаси   указывают  на   их  монгольское

происхождение, и, по словам Вильяма Гентера, их монгольский тип не оставляет

никакого  сомнения. Это народ низкорослый,  мускулистый,  с хорошо развитыми

икрами ног, широкими выдающимися скулами, плоским носом, жиденькой бородкой"

черными прямыми  волосами, черными или темными, косо  поставленными глазами,

хотя и не в такой  степени, как у китайцев и некоторых других монголоидов, и

цветом  кожи, переходящим, смотря по местности, из  желтовато-коричневого  в

темно-коричневый. Нрав у них живой, веселый, добродушный, они весьма склонны

к шутке. Все эти черты, несомненно,  говорят за то, что кхаси принадлежат  к

монгольской, а  не к южной  и преимущественно тропической  семье народов,  с

которой они связаны общностью языка.

     Как бы то ни было,  по своему образу жизни и общему  культурному уровню

кхаси   мало   отличаются   от   монгольских   племен  Юго-Восточной   Азии,

придерживающихся   системы  минората.  Они  живут  в   постоянных  деревнях,

переселяются  Редко  и   существуют  главным   образом  земледелием,  будучи

усердными   земледельцами,  хотя  применяют  несколько  примитивные  способы

обработки. Подобно большинству горных племен этой  местности, они превращают

в  поля  лесные участки,  вырубая  лес  и  сжигая  деревья. Их главную  пищу

составляют рис и сушеная рыба.

     Социальный строй  кхаси основан на  матрилинейности,  то есть на обычае

вести свою родословную  исключительно по женской линии.  Каждый клан считает

своих членов потомками одной общей прародительницы, а не общего прародителя,

и каждый  человек  в  отдельности  ведет свой род от матери,  бабушки  и так

далее, а не  от отца,  деда и так далее.  Как  и родство,  наследование идет

только  по  женской  линии,  а  не по  мужской, причем  наследницей является

младшая дочь, а не старшая;

     если  она  умирает  при  жизни матери,  то ее место занимает  следующая

младшая дочь и так далее. За отсутствием дочерей имущество женщины переходит

к младшей дочери сестры,  которой в свою очередь наследует ее младшая дочь и

так далее Правда,  после смерти матери остальные дочери приобретают право на

долю  в ее имуществе, но младшая дочь получает  наибольшую долю, куда входят

семейные  драгоценности  и  родовой дом вместе  с большей  частью  домашнего

имущества.  Правда,  она  не вправе продавать дом без  общего  согласия всех

старших сестер, которые со своей стороны обязаны  чинить  его  за свой счет.

Что касается земельного надела, то  он принадлежит только младшей дочери, но

старшие дочери имеют  право на часть продуктов для своего  пропитания. Почти

всюду  бабушка со  своими дочерьми  и их женское потомство живут  вместе под

одной крышей или в смежных домах за общей оградой, и, пока бабушка жива, она

считается главой  дома.  В такой женской  семье мужчина  представляет  собой

ничтожную фигуру. Если это сын или брат, то  он не  идет в счет, потому что,

женившись, он уйдет из дома  и станет жить  в семье своей жены. Если это муж

одной  из женщин, то он опять-таки не идет в счет, так как не состоит членом

семьи и не имеет доли в наследстве. Он играет роль  производителя, и только.

Всякое  имущество,  которое он  приобрел  личным  трудом,  после  его смерти

переходит к жене, а после нее  -  к детям, причем младшая дочь,  как всегда,

получает самую крупную долю. Пока он жив, он является  чужаком  в доме своей

жены,  а  когда умирает,  то даже прах  его не должен  покоиться  рядом с ее

прахом в семейной могиле.

     Обычай, в  силу которого родство и  наследование устанавливаются  общим

происхождением  от  женщины, а  не от  мужчины,  свойствен  нецивилизованным

народам,  происхождение его  основано, вероятно, на  том, что в  первобытном

обществе, допускающем  широкую свободу в отношениях между полами,  отцовство

представляется  неизвестным,  тогда  как  материнство известно. Мы  не будем

касаться этого капитального и трудного вопроса, который завел бы нас слишком

далеко.  Но  у племени кхаси вышеупомянутый  обычай, каково бы  ни было  его

происхождение  в отдаленном прошлом,  в  настоящее  время находится  в явной

связи с тем  правилом, по которому все дочери  остаются дома, тогда как  все

сыновья уходят на сторону и  вступают в семью своих жен. При  таком  порядке

вещей  одни  только женщины  остаются  пожизненными  членами семьи,  потому,

естественно,  дом и домашнее имущество остаются в их  руках, а не  у мужчин,

покидающих  дом  или вступивших  в него  по случаю брака  и,  следовательно,

проживающих в нем только в течение  определенного периода своей жизни. То же

самое  можно  сказать  и  относительно  земельной  собственности, если земля

находится  недалеко от дома, а сыновья после женитьбы уходят к  родне жены в

другую  деревню.  При  таких  обстоятельствах  легко  понять, почему  именно

дочери, а не сыновья наследуют семейное имущество, движимое и недвижимое.

     Но  если,  таким  образом, естественно предпочтение, отдаваемое дочерям

перед сыновьями в  наследственном праве, то почему же младшие  дочери  имеют

преимущество  перед  старшими?   Сами   кхаси  объясняют   привилегированное

положение  младшей дочери  возложенными на  нее  религиозными обязанностями.

Она,  как выражаются  кхаси, хранит  религию.  Это  значит,  что  она должна

совершать семейные религиозные  церемонии  и заботиться о снискании  милости

предков.  В   таком  случае,  принимая  во  внимание  исполняемые  ею  столь

ответственные семейные  функции, ей полагается самая крупная доля имущества.

По той же самой причине  если  она принимает другую веру или святотатственно

нарушает табу, то она теряет свои привилегии, которые переходят к  следующей

за нею младшей дочери, как будто  бы  она умерла. Едва  ли, однако, подобное

объяснение  привилегированного  положения младшей дочери может  быть принято

всерьез,   ибо  возникает  вопрос:  почему  младшая  дочь  признается  более

способной  отправлять  обязанности, связанные с культом предков, чем старшие

ее сестры?  На этот  вопрос  мы  не  найдем  удовлетворительного ответа.  Мы

видели, что у других  племен  причина предпочтения младшего сына  в качестве

наследника состоит в том, что он  остается жить  в родительском доме,  тогда

как его старшие братья уходят на сторону; но  это объяснение неприменимо  по

отношению  к кхаси, так как у  этого  племени  все  дочери  остаются дома  и

продолжают  жить в родительском доме вместе со  своими мужьями. Между тем мы

вправе  предполагать,  что  привилегия  младшей  дочери,  как  и  привилегия

младшего  сына, имеет  под собой  аналогичные  основания.  А  потому  всякая

теория, объясняющая лишь один случаи и не распространяющаяся на другой, едва

ли может быть признана удовлетворительной.

     Другое племя в Ассаме, усвоившее обычаи матриархата и минората в пользу

младшей дочери, - это гаро, обитающие в покрытых густым лесом, но  невысоких

горах,  носящих  название этого  племени.  Они,  несомненно,  принадлежат  к

монголоидной  расе и  отличаются  невысоким  ростом, крепкими  конечностями,

деятельным характером и ярко выраженными китайскими чертами лица. Язык  их -

тибето-бирманский, относящийся  к  тибето-китайской  семье;  недаром  у  них

сложилось вполне отчетливое предание об их переселении из Тибета на равнины,

лежащие  у подножия  Гималаев, о  дальнейших  странствованиях к  востоку  до

долины Брахмапутры  и о последующем возвращении назад, пока они не пришли на

равнины, простирающиеся  между этой  рекой  и горами, в которых  они  теперь

живут. Здесь они  осели на время и двинулись дальше в горы, где  обрели свою

нынешнюю родину. Огромные девственные леса, некогда покрывавшие  холмы Гаро,

были  большей  частью  вырублены,  а  земли  обращены  под  поля.  На  месте

заброшенных полей разрослись бамбук  и мелколесье, так  что почти вся страна

оказалась  покрытой  густыми  джунглями,  кроме  участков,  расчищенных  для

земледелия.  Гаро - по преимуществу  земледельцы. Обработка земли - это труд

всей  их жизни, и  они  отдаются этому занятию  со  всей энергией,  на какую

только способны.  Способ обработки -  первобытный. Облюбовав себе в джунглях

участок, обычно по склону холма, каждый расчищает его в холодное время года,

которое  длится с  декабря  по  февраль. Срубленные  деревья или  бамбук (во

многих  местах  эти  горные  джунгли   состоят  исключительно  из   бамбука)

загромождают землю до конца марта, когда их сжигают на месте. Сев происходит

в апреле или мае после первых ливней. Землю не мотыжат и тем более не пашут;

вместо этого  заостренной  палкой  выкапывают небольшие  ямки,  куда бросают

немного  рисовых семян.  Просо сеют просто  пригоршнями  на  золе  сожженных

деревьев.  Поля,  отвоеванные таким образом у  джунглей,  обрабатываются два

года  подряд,  а потом  их забрасывают, и они отдыхают по  крайней мере семь

лет.  Деревни строятся  обычно  в  долинах  или  в горных  ложбинах, богатых

проточной водой.  Кругом,  куда ни посмотришь, тянутся бесконечные  джунгли.

Дома, построенные на сваях, очень  длинные (многие имеют свыше  100  футов в

длину),  без  окон,  внутри темно  и неприветливо.  Большую часть  постройки

занимает общая комната для всей семьи, где незамужние женщины спят  на полу;

для замужних с  их мужьями  отгорожены отдельные  комнаты.  Холостые мужчины

спят не в родительском доме, а в особом  помещении, предназначенном для всех

неженатых  мужчин  деревни. Здесь же помещаются  гости, а  также  происходят

собрания деревенских старшин.

     У гаро, как и у кхаси,  господствует система матриархата. Жена -  глава

семьи,  и  от  нее  все  имущество  семьи  переходит  к  наследникам.  Племя

подразделяется на множество родственных групп,  или "материнских родов". Все

члены  одного  "материнского  рода" (machongs) ведут свое  происхождение  от

общей  прародительницы, и все дети семьи принадлежат материнскому роду, а не

отцовскому;  последний   почти  не   пользуется  признанием.  Точно  так  же

наследование идет по тому же закону и ограничивается женской линией. Мужчина

не  обладает  иным имуществом,  кроме того,  которое  он  нажил  собственным

трудом; наследовать  имущество он  не может ни  при  каких  обстоятельствах.

"Наследственное  право  может  быть  вкратце  выражено  следующей  формулой:

имущество, раз поступившее в материнский род, не может уйти от него. Так как

дети от одной матери все принадлежат к ее роду, то казалось бы, что и сын ее

удовлетворяет основному  требованию  наследственного права.  Но  сын  должен

жениться на женщине другого клана, причем дети его будут принадлежать к роду

их  матери, а потому  если  бы  он унаследовал  имущество  своей  матери, то

таковое во втором поколении ушло бы от ее рода. Вот почему наследует дочь, а

после  нее  ее дочь, или же, за отсутствием  женского потомства,  наследство

переходит  к другой  женщине  того же  клана  по  назначению  некоторых  его

членов". Однако, хотя в глазах  закона движимое и недвижимое имущество семьи

принадлежит жене, фактически муж в течение всей  ее  жизни сполна пользуется

тем и другим, хотя и  не может передавать его в  чужие руки, в остальном  же

власть мужа над этим имуществом  признается  бесспорно. Например,  земельные

участки  деревни  принадлежат, строго говоря,  жене  деревенского  старшины;

однако  его  всегда  считают  и  называют  их  хозяином.  Хотя  он   владеет

исключительно  от  имени  жены, последняя на самом деле  игнорируется, разве

только дело доходит до  тяжбы; тогда ее имя фигурирует на суде. Выходит, что

практически  жена  является  не  более  как  орудием,  при  помощи  которого

совершается переход  имущества  от поколения к поколению  главным  образом в

пользу мужчин.

     В приведенных  до сих пор цитатах  говорится о том  предпочтении, какое

закон оказывает дочерям перед  сыновьями  у  племени гаро,  но ни  словом не

упоминается  о предпочтении младшей  дочери остальным.  В самом деле,  майор

Плэйфер, автор ценной монографии об этом племени;  не делает даже  намека на

подобное предпочтение, из чего  можно было бы заключить, что обычай минората

у гаро уже  вышел  или  в настоящее время начинает выходить из употребления.

Однако мы имеем сведения, что он  существовал здесь по меньшей мере почти до

самого конца XVIII в.: один англичанин, посетивший  и изучивший племя гаро в

1788 г., отметил этот обычай. Описав  виденную им брачную  церемонию у гаро,

автор  продолжает:  "С  брачными  обрядами  племени   гаро  я   ознакомился,

присутствуя на свадьбе Лунгри, младшей дочери вождя Удасси, вышедшей замуж в

возрасте   семи   лет   за   Буглуна,  23-летнего   сына  одного  заурядного

представителя этого племени;  и я должен  сказать, что этот брак, столь мало

соответствующий  возрасту  и  общественному  положению  невесты,  был весьма

счастливым для  Буглуна, который унаследует должность и имущество вождя, так

как у гаро всегда наследство переходит к младшей дочери. Если  бы ко времени

смерти вождя  оказались  налицо еще другие  старшие  дети, то  они ничего не

получили бы. Но,  что еще  более странно, после смерти Буглуна Лунгри должна

будет выйти замуж за одного из его  братьев, а за отсутствием  таковых -  за

его отца;  если же  последний к тому времени окажется слишком старым, то она

откажется от него и вступит в брак с другим по собственному выбору".

     Итак,  мы  констатировали   обычай   минората   у  целого  ряда  племен

юго-западного Китая и прилегающих местностей  Бирмы и Ассама. За исключением

возбуждающих  некоторые  сомнения  кхаси,  все  эти  племена  принадлежат  к

монголоидной  расе.  Их  первоначальная  родина находилась, как  полагают, в

северо-западном   Китае,  между  верховьями   Янцзы  и  Хуанхэ,  откуда  они

разбрелись во все стороны. Держась в своих переселениях речных долин, они по

рекам Чиндуин,  Иравади и  Салуин  проникли  в Бирму, а по  Брахмапутре -  в

Ассам. Три волны таких переселений монгольских  народов прокатились одна  за

другой. Последними тронулись с места качины, или джингпо, движение которых в

самом разгаре  было  приостановлено  британским завоеванием  Верхней  Бирмы.

Долины крупных  рек  Брахмапутры и Иравади послужили воротами, через которые

отважные  воины хлынули с севера из своей более  холодной и мрачной родины в

Средней  Азии  в теплую  и богатую страну, лежащую  на  юге. Пользуясь  этой

широкой естественной дорогой, они обошли  сбоку длинную, почти  непроходимую

цепь  Гималаев,  представляющую  прямой и  кратчайший путь  для вторжения  в

Индию.  Но в  своем стремлении к югу  эти  дикие орды ни разу не переступили

через суровые и лесистые, орошаемые обильными дождями горы Ассама. Здесь они

остановились и продолжают жить до  сих  пор.  Отсюда этот  авангард  великой

монгольской армии с  высоты прохладных  горных вершин и  плоскогорий смотрит

вниз на расстилающиеся зеленым ковром знойные долины и  равнины, уходящие  в

безбрежную даль, где они сливаются  с  горизонтом  или преграждаются  синими

горами. Жаркий  климат  Индии  служил  для нее, по-видимому, лучшей  защитой

против вторжения с севера, чем слабые  армии ее мирного населения: северному

пришельцу  свободно  дышалось среди  дубов,  каштанов и сосен своих гор,  он

боялся спуститься вниз, в страну пальм и папоротников.

     Однако обычай  минората,  или предпочтения  младшего сына  либо дочери,

существует  не только у  названных  монгольских  племен. Так,  у  небольшого

племени мро,  живущего в горах  между Араканом и Читтагонгом,  "если в семье

сыновья и дочери  вступили в брак, то отец остается жить с младшим  из своих

детей, к  которому после смерти отца переходит все его имущество". Племя это

высокого роста, сильное и  смуглое,  без каких-либо монголоидных  признаков.

Мро сеют  рис,  употребляют в  пищу молоко, а  также  мясо  коров  и  других

животных.  По  характеру своему это  мирный,  робкий  и простодушный  народ:

всякие споры решаются обращением  к духам, а  не  силой. Женившись,  молодой

человек в виде платы за невесту должен отработать три года в доме отца своей

жены, но более богатые могут откупиться, уплатив 200-300 рупий.

     Далее,  обычай  минората преобладает среди  племени хо,  или  ларка-кол

(лурка-кол), в округе Сингбхум Юго-Западной Бенгалии. Племя  это принадлежит

к смуглому коренному населению Индии и по своему физическому типу похоже  на

дравидов, хотя говорит на совершенно ином языке, составляющем, как полагают,

ветвь великой южной  семьи,  куда входит  и наречие  кхаси  в Ассаме. Народ,

часть которого составляет племя кол, раньше назывался коларийцами, но теперь

обычно называется мунда, по имени одного из племен. Хо, или ларка-кол, чисто

земледельческое  племя,  дошедшее  уже  в  своем  развитии  до  употребления

деревянного  плуга с железным  наконечником.  Его  первоначальная  родина  -

Чхота-Нагпур, большое изолированное плоскогорье, к  северу от теперешней  их

территории, где  еще и  поныне живет родственное ему  племя мунда.  Хо  сами

признают  свое  родство  с  этим  племенем  и  сохранили  предание  о  своем

переселении   из  Чхота-Нагпура.  По  словам  ораонов,  другого,  еще  более

первобытного  племени того же плоскогорья, они некогда при своем вторжении в

Чхота-Нагпур вытеснили отсюда племя хо, которое  вынуждено было  искать себе

новую родину на юге. Однако представляется мало вероятным, чтобы хо уступили

свою землю такому слабому и  невоинственному племени, как ораоны.  Как бы то

ни  было,  теперь  хо  населяют  страну  еще  более  дикую  и  гористую, чем

живописные холмы и долины Чхота-Нагпура, где жили когда-то их предки. Страна

эта,  известная  под  именем  Колган  или  Колеган,  представляет  волнистую

поверхность, изрезанную базальтовыми  жилами, выступающими  в форме неровных

буроватых  каменных глыб.  По всем направлениям горизонт  скрывается от глаз

горными цепями  до 3 тыс.  футов вышиной. Наиболее плодородная, населенная и

обработанная часть территории - это низменность, расположенная вокруг города

Чаибасы.   К  западу  протянулась   страна  холмов   и   обширных  Джунглей,

перемежающихся  кое-где  плодоносными  долинами,  а  на  крайнем  юго-западе

возвышается множество  суровых, одетых лесом гор (так  называемое Saranda of

the Seven Hundred Hills), где жалкое население нескольких бедных и  одиноких

деревушек,  гнездящихся  в  глубоких  оврагах,  ведет  постоянную  борьбу  с

тиграми, бродящими  в чаще джунглей. Население этих уединенных горных мест -

более  дикое и непокорное,  чем их  соплеменники  на равнинах;  и земледелие

ведется здесь первобытным способом. В окружающем  деревню лесу  или джунглях

расчищается  несколько полос, и  хотя  отличный чернозем  первое  время дает

обильный урожай, но из-за практикуемого у хо грубого способа обработки почва

быстро  истощается,  и  через  три-четыре  года  они  вынуждены приступать к

расчистке новых участков и строить себе новые хижины в другой части обширной

и  пустынной  страны.  В случае  голода  оставшиеся  без  всяких  средств  к

существованию  дикие горцы  совершают набеги  на соседей  и  с  награбленной

добычей возвращаются в свои неприступные горы. Лучше живут  их  соплеменники

на  севере,  занимающие  более  открытые  и плодородные  земли.  Здесь часто

попадаются  живописные деревни,  расположенные на холмах, господствующих над

террасообразными  рисовыми   полями  и  волнистыми  плоскогорьями.  Красивый

ландшафт еще более оживляется старыми величественными тамариндами, к которым

примешиваются  манговые,  хлебные  деревья   и  бамбук.  Просторные,  прочно

построенные  дома, крытые  тростником, с уютными верандами стоят не в ряд, а

каждый на  своем особом участке,  образуя  вместе  с  надворными постройками

четырехугольник  с  большой  голубятней посредине.  Деревенский  зеленый луг

усеян   большими  каменными  плитами,  под  которыми  "спят  суровые  предки

поселян".  Здесь под скорбной сенью деревьев  после  трудов и зноя минувшего

дня любят собираться старики, чтобы поболтать и покурить на каменных плитах;

здесь со временем они  также найдут себе  под камнями  вечный покой рядом со

своими отцами.

     Каждая  деревня  племени хо  управляется  старшиной (мунда),  а  группа

деревень,  числом от шести до двенадцати,  -  вождем (манки). Любопытно, что

порядок  наследования должности  вождя один, а  его имущества  -  другой,  а

именно:  в первом  случае применяется  система  майората,  а в  последнем  -

система  минората. Такой различный  порядок  удостоверен  Вильямом Дунбаром,

который говорит:  "У  племени кол  существует странный  обычай  наследования

имущества, с  которым я  ознакомился в связи с фактом, касавшимся одного так

называемого  манки, чьи деревни  находятся  по  соседству с военными постами

Чайбасы. Хотя под его начальством  находилось  немалое  число деревень и  он

считался   могущественным  человеком  среди  людей  своего  ранга,  но  я  с

удивлением  узнал, что он  жил в жалком домике,  тогда как его  младший брат

занимал в том  же  месте самый большой дом,  ранее принадлежавший  покойному

манки,  их общему отцу.  Путем расспросов выяснилось, что после смерти  отца

младший  сын  неизменно получает самую крупную долю  "личного"  имущества  в

строгом  значении этого слова и что поэтому манки хотя и унаследовал от отца

должность и  патриархальную власть  начальника, но должен был  отказаться от

всего имущества в пользу  младшего брата". Дунбару не было известно, что  за

несколько  лет  до  него лейтенант  Тиккель  отметил  то  же  самое  правило

наследования личного  имущества  у  племени хо,  или ларка-кол,  в следующих

выражениях: "Младший из детей мужского пола наследует отцовское имущество на

том  основании, что  он после смерти  отца  оказывается в более  беспомощном

положении, нежели его  старшие братья, которые  при  жизни  родителя  с  его

помощью устроили  свою судьбу".  Причину различного  порядка наследования не

приходится,  пожалуй,  искать  далеко: если после  смерти  вождя его  личное

имущество  может  быть  без особого риска передано младшему сыну, хотя  бы и

несовершеннолетнему, то здравый смысл требует,  чтобы общественная должность

вождя перешла в более опытные руки старшего сына.

     Система минората в  ограниченной  форме была зафиксирована у  бхилов  в

Центральной  Индии.  Это  смуглые люди,  невысокого  роста, жилистые,  часто

коренастые  и весьма  выносливые. Название  их, как  говорят,  произошло  от

дравидского  слова,  означающего "лук", их  любимое оружие. Они утеряли свой

первоначальный язык, принадлежавший, вероятно, к наречию народа мунда или же

к дравидской семье языков. Недавно они еще бродили  по лесам в родных горах,

занимаясь  охотой,  но  теперь  прекратили  хищническое  истребление  дичи и

опустошение лесов. В настоящее время многие из них живут в открытых местах и

поступают на  службу к  фермерам батраками.  Некоторые арендуют землю, очень

редко владеют собственными участками.  В округе Барвани (Центральная Индия),

например, они  еще очень  мало приобщились  к  цивилизации  и  находятся  на

довольно примитивном уровне.  Постоянных деревень они не имеют. Кучки хижин,

носящие  название  деревень,  при  малейшей  тревоге  пустеют;  лишь  только

пронесется  слух о приближении  белого, все население убегает.  В  самой так

называемой  деревне  хижины   стоят  обыкновенно   отдельно:  каждый  боится

какого-нибудь  подвоха  со  стороны  соседа, покушения на свою жену. Бхил  -

отличный охотник. Он знает все тропинки в  горах, умеет пробираться по самым

непроходимым  дорогам, бесстрашно поднимается на  крутые скалы,  ни разу  не

поскользнувшись.  В  старых  памятниках  санскритской  литературы  он  часто

называется Venaputra,  то есть "дитя леса", или Pal Indra  - "владыка горных

проходов".  Эти  названия  верно  передают его характер. Ибо  страна  бхилов

сообщается с внешним миром узкими горными проходами  (pal), и в старое время

никто  не  мог  сквозь  них  пробраться  без  разрешения  бхила.  Он  всегда

самовольно взимал поборы с путешественников, и  даже в настоящее время он не

прочь сорвать плату с проезжающих местных жителей, считая это своим законным

правом. Как охотник, бхил ловок и смел. Он знает все логовища тигров, пантер

и медведей, умеет их выслеживать и убивать. Вооруженный одними мечами, отряд

бхилов идет на леопарда и рубит его на куски.

     У   бхилов,  живущих  в  западной  части   области  Малва  и   в  горах

Виндхьян-Сатпура,  в  Центральной  Индии,  существует  обычай,  регулирующий

наследование. Из всего имущества половина идет младшему сыну, который обязан

покрыть   все  издержки  погребального  пиршества,  справляемого  обычно  на

двенадцатый день после смерти  отца.  Он также должен заботиться  о сестрах.

Другая  половина наследственного имущества делится между старшими сыновьями.

Но если все  сыновья  живут  вместе, что бывает весьма редко,  то они  делят

между  собой наследство  поровну. Здесь мы  видим  опять, что  предпочтение,

отдаваемое при наследовании младшему сыну, объясняется тем,  что он остается

один  при своем отце ко времени смерти последнего; но если бы оказалось, что

в этот момент все сыновья живут вместе  со своим отцом, то младший из них не

пользуется никакой привилегией и получает одинаковую с остальными долю.

     Далее,   минорат   в   ограниченном   виде   преобладает   у    бадага,

земледельческого племени, которое  вместе с другим земледельческим  племенем

кота и чисто  пастушеским племенем тода населяют горы Нилгири в Южной Индии.

По этому поводу Риверс сообщает: "По словам Брикса, у тода существует  будто

бы обычай, согласно которому дом переходит по наследству к младшему сыну. Но

на самом  деле  это совсем  неверно,  подобный обычай совершенно  неизвестен

племени  тода.  Зато у  бадага он  действительно  соблюдается,  и,  как  мне

говорили,  здесь  обычай  этот утвердился  благодаря  тому, что  возмужавшие

сыновья  после  женитьбы покидают родительский кров и строят себе  отдельные

дома. Только младший сын обязан  жить при родителях  и поддерживать их, пока

они  живы,  а  после  их  смерти  он  остается жить  в родительском  доме  и

становится его владельцем".

     Очень незначительные следы минората  замечены  у  малайцев.  В  Рембау,

одном  из  штатов  Малаккского  полуострова,   все  родительское   имущество

переходит к дочерям. Если в семье имеется несколько дочерей, то  материнский

дом наследует обычно младшая, которая зато  берет на себя  содержание старой

матери.  Батаки на  Суматре  занимаются  земледелием  и  живут в  постоянных

деревнях. Когда у  них  умирает глава семьи,  оставив несколько  сыновей или

братьев, то,  согласно обычаю, наследство делится  между всеми, но старший и

младший  наследники  получают  большую  долю  против  остальных, обыкновенно

двойную. В Грузии существует закон, по  которому в случае смерти  князя  или

дворянина  младший  сын получает  отцовский  дом с  надворными постройками и

садом; по  смерти  крестьянина его дом  и  луга переходят к старшему сыну, а

амбар - к младшему.

 

     Минорат в Северо-восточной Азии.

     До  сих пор  мы  говорили об  обычаях минората  у  народов, которые, за

исключением   бхилов,   можно  назвать  земледельческими.   Но  обычай  этот

господствует также  до известной степени у охотничьих и пастушеских  племен.

Так, например,  известно,  что  он утвердился  среди юкагиров,  монгольского

племени на северо-востоке Сибири, живущего  отчасти охотой и рыболовством, а

отчасти  оленеводством. Крайне суровый климат, самый холодный во всей Сибири

и один из наиболее холодных на земле, исключает возможность заниматься здесь

земледелием.  "Юкагиры,  живущие  охотой  и  ловлей  рыбы  по  берегам  рек,

настолько бедны и ведут такой первобытный образ жизни, что идея права личной

собственности  членов семьи  на какие бы  то ни  было вещи, не говоря уже  о

продуктах питания, почти совершенно чужда их пониманию. Вся  добыча от охоты

и  рыболовства   передается  женщинам,  из  которых  старшая   наблюдает  за

распределением...  Личная  собственность признается до некоторой степени  по

отношению к  предметам одежды и орудиям охоты,  таким, как  ружье, лук и так

далее.  Каждый член семьи имеет свою одежду, охотник -  свое ружье...  Право

собственности распространяется на женские украшения и на принадлежности  для

шитья  -  иголки,  нитки,  ножницы, наперстки,  а  также принадлежности  для

курения - трубки,  огниво, трут, кисет и, наконец, челнок. Но большие лодки,

сети, дом и вся хозяйственная утварь составляют общую собственность семьи...

Наследование семейного  имущества  происходит обычно по системе  минората. С

уходом  из   семьи  старших  братьев  или  когда  они  по  смерти  родителей

переселяются к родителям жены, семейное имущество остается в руках  младшего

брата. Последний  со смертью  отца получает также в собственность его ружье,

тогда как одежда  и украшения матери переходят к младшей дочери. Младший сын

не покидает  родительского  дома  и не  вступает  в семью  тестя.  Он обязан

отработать тестю определенное время за невесту, после чего она уходит жить к

его родителям.  Юкагиры объясняют обычай минората при  наследовании тем, что

младшие дети  больше  любят  своих родителей и более  привязаны  к ним,  чем

старшие".

     Мы  можем, однако, отвергнуть подобный  сентиментальный взгляд юкагиров

на  происхождение  минората  и  предположить,  что  у  них, как и  у  других

рассмотренных  нами   племен,  привилегия   наследования  младших  детей   в

действительности  основана на обычае, по которому младший сын остается дома,

в то  время  как его старшие братья после женитьбы  покидают  родную семью и

уходят в дом родителей жены. Такое предположение превращается в уверенность,

если принять  во внимание обычай, господствующий у той  части этого племени,

которая  живет оленеводством. Здесь  сыновья  "не  покидают отцовского  дома

после женитьбы, а остаются в семье и продолжают участвовать в общем владении

имуществом. Братья связаны между собою,  с одной стороны, узами родства, а с

другой  -  скудостью  оленьего   стада,   которая  делает  раздел  хозяйства

нерациональным". Вопрос о происхождении  минората как нельзя лучше уясняется

тем фактом,  что в тесных рамках одного  небольшого  племени существуют  два

различных  порядка  наследования:  в одной  части племени,  где младший  сын

остается один в родительском доме, он получает в наследство все имущество, а

в другой части племени,  где все  сыновья  одинаково остаются при родителях,

младший сын  не пользуется никакими преимуществами перед остальными,  и  все

они после смерти отца делят имущество между собой поровну. С другой стороны,

у  юкагиров-оленеводов дочь, выходя  замуж, уходит  от  родителей к свекру и

свекрови.  Поэтому она  после  смерти  отца  и  матери не  получает  доли из

семейного  имущества; личная же собственность матери -  одежда, украшения  и

швейные принадлежности - после ее смерти переходит к незамужним дочерям.  Мы

видим, таким образом,  что у занимающихся  оленеводством юкагиров социальный

уклад в известной мере прямо противоположен тому, какой существует у племени

кхаси. У первых сыновья остаются всю жизнь  в  родительском доме и наследуют

родительское имущество,  дочери же,  выходя замуж, покидают  родной дом и не

участвуют в  наследстве.  У  кхаси, наоборот,  дочери остаются на  всю жизнь

дома, и к ним переходит по наследству имущество родителей, тогда как сыновья

после женитьбы  уходят от отца и матери и не являются наследниками. В  обоих

случаях наследство, как  и следовало ожидать, поступает к тем детям, которые

остаются дома, безразлично, будут ли это сыновья или дочери.

     У  "оленных"  чукчей, живущих на крайнем северо-востоке  Азии,  большую

роль играют деревянные  дощечки в виде грубо сделанных человеческих фигурок,

служащие для добывания огня  посредством трения.  Они представляют святыню и

олицетворяют собой силы, которые  якобы  покровительствуют оленьим  стадам и

являются их  сторожами.  Многие семьи  имеют  по  нескольку таких дощечек  -

отчасти  сравнительно   нового  происхождения,  отчасти   унаследованные  от

предыдущих  поколений.  Старейшая  из этих  дощечек как драгоценная реликвия

всегда  переходит  вместе  с  домом   и  его  принадлежностями   к  главному

наследнику, каковым является обычно  старший или младший  сын.  По-видимому,

вопрос  о  том, кого  надлежит  считать главным наследником -  старшего  или

младшего сына, решается в пользу того из них, кто остается последним в доме,

ибо  автор  этого  сообщения  говорит:  "Когда  старший  брат  покидает дом,

последний   переходит  к   младшему   брату,   который  становится   главным

наследником".

     Коряки   северо-востока  Сибири  также  суеверно  поклоняются  подобным

дощечкам для  добывания  огня, которые  они почитают как божества  домашнего

огня, охраняющие семейный очаг; им же приписываются такие сверхъестественные

свойства, как охрана оленьих стад и содействие  человеку при охоте на моржей

и  тюленей. "У приморских коряков,  а равно и у "оленных", священная дощечка

для добывания огня якобы оказывает влияние на  благополучие семьи, потому ее

не следует вносить в чужой дом. Но если две семьи поселяются на зиму в одном

доме ради  экономии топлива, то каждая семья переносит сюда свои святыни, не

боясь  умалить этим их чудодейственную силу.  Священная  дощечка обыкновенно

переходит по наследству к младшему сыну или же к младшей дочери, если муж ее

живет  в доме  тестя,  а  братья построили себе отдельные  дома  или  завели

собственные стада".  Здесь  опять-таки минорат, по-видимому, обусловливается

единственно пребыванием в отцовском доме младшего из детей и уходом  из него

старших;  пол  не  влияет  на право наследования, которое может принадлежать

либо младшему  сыну, либо младшей дочери, в зависимости  от того, кто из них

остается последним в доме.

 

     Минорат в Африке.

     У пастушеских племен Африки обычай минората - явление крайне редкое. Он

применяется в ограниченной форме у племени бого, которое  существует главным

образом  скотоводством,  хотя отчасти  занимается  также  земледелием.  Бого

населяют отдаленные  северные отроги Абиссинских  гор; страна  их не  богата

лесами и реками; зато климат здесь  умеренный и  здоровый. Почти круглый год

скот бродит по  горам, переходя  с одного пастбища на другое, и около  трети

населения кочует со своими стадами и живет в шалашах, сделанных из пальмовых

циновок, которые при перемене стоянки перевозятся на спинах волов. Остальная

часть  племени живет  в  более или менее постоянных  деревнях  в  соломенных

хижинах, но в случае надобности они могут сжечь свои жалкие жилища и  в одну

ночь тронуться с места  со своими  стадами, потому что свободной земли везде

много. У бого преобладает система первородства. Старший сын - глава семьи, и

звание вождя из рода в род переходит к нему же.  В большой семье первородный

сын почитается  как священное и неприкосновенное лицо; это своего рода царек

без царской власти. После смерти человека его имущество распределяется между

наследниками, причем первородному сыну достается лучшая доля;

     между прочим, ему передаются считающиеся наиболее ценными белые коровы,

а  также вся  домашняя  мебель  и  прочие  пожитки.  Но  самый дом  по праву

принадлежит младшему сыну. У пастушеского племени нуэр (по  Белому  Нилу) по

смерти князька ему наследует младший сын. У племени сук (в Восточной Африке)

старший  сын получает  по наследству  большую часть отцовского имущества,  а

младший  сын  -  большую часть материнского.  Племя это было  некогда  чисто

земледельческим,   но   впоследствии  оно  разделилось   на  две   группы  -

земледельческую   и   скотоводческую.    Упомянутое   правило   наследования

утвердилось в обеих группах, а также у другого племени - туркана, живущего в

той же округе.

     Обычай минората, или юниората,  существует  у некоторой части  оседлого

земледельческого  народа  ибо в Южной Нигерии.  Любопытно,  что здесь обычай

этот  применяется  только к  имуществу,  унаследованному  от  женщин,  и  не

распространяется на имущество,  перешедшее по наследству от мужчин. И даже в

такой  ограниченной  форме  обычай  этот  имеет характер  не столько  общего

правила, сколько исключения.

 

     Происхождение минората.

     Обзор  вышеприведенных  примеров  минората у  азиатских  и  африканских

племен  приводит   нас  к  заключению,  что  обычай  этот  уживается  как  с

земледельческим, так и с пастушеским бытом. В самом деле, значительная часть

народов,  соблюдающих  минорат  в  настоящее  время,  живет  главным образом

земледелием.  Но практикуемая  многими  из  них кочевая  система  земледелия

характеризуется  низкой  эффективностью обработки почвы и  требует  широкого

земельного простора, несоизмеримого с  количеством населения. Подрастающие в

семье сыновья один  за другим  покидают родительский  дом  и  расчищают себе

новые  участки в лесу или в  джунглях, пока наконец при  родителях  остается

один только  младший  сын,  который  и  составляет  их  единственную опору в

преклонном  возрасте.  Таково, по-видимому,  наиболее простое и естественное

объяснение  происхождения минората, по крайней мере поскольку  оно  касается

привилегии младших  сыновей.  Такое  объяснение  подтверждается  современным

обычным правом русских крестьян, у  которых до сих пор сохранился как  самый

обычай, так  и его логическое оправдание.  В пользу именно этого  объяснения

говорит  и тот наблюдаемый  повсюду  факт,  что родительский дом  чаще всего

переходит по наследству к младшему сыну,  составляет  его законную долю даже

тогда,  когда он  ничего больше не  получает.  Такое  правило представляется

естественным  и  справедливым,  если  младший  сын является  единственным из

детей, оставшимся в доме ко времени смерти родителей.

     Возможно, что у таких  племен, как кхаси и гаро, у которых практикуется

матрилинейность,  наследование  младшей  дочери  покоится   на  подобных  же

основаниях.  Младшая  дочь, естественно, выходит  замуж последней в семье. У

некоторых народов, и в том числе у гаро, запрещается  даже выдавать ее замуж

раньше  старших  сестер.   Таким  образом,  она  дольше  всех  остается  при

родителях,  является  их опорой и утешением в жизни и  наследницей  после их

смерти. И если даже, как  это принято у кхаси, замужние  дочери не  покидают

родного крова и остаются жить в старом родительском доме или же рядом с ним,

то забота о собственных семьях  по  необходимости поглощает  их время и труд

настолько,  что  они  не  в  состоянии  уделить  достаточно  внимания  своим

родителям. Значит, и  в таком случае предпочтение, отдаваемое младшей дочери

при наследовании, находит свое оправдание.

     Еще  более  естественной  представляется,  как  это  задолго  до нашего

времени заметил Блэкстон,  привилегия младших сыновей у народов пастушеских.

Широкий  земельный простор,  необходимый  для  кочевого  скотоводства,  дает

полную возможность взрослым сыновьям начать  самостоятельную кочевую жизнь с

собственными стадами, тогда как младший сын остается до конца  при стариках,

кормит их и поддерживает  на  склоне лет,  а  когда они умирают,  становится

наследником  их  имущества. У  бедуинов  отношения между отцом  и  сыновьями

таковы, что из них само собой вытекает предпочтение младшего сына остальным.

Вот что говорит  по этому поводу Буркгардт, близко  ознакомившийся с  жизнью

бедуинов: "Повседневные ссоры между родителями и детьми в пустыне составляют

самую   непривлекательную   сторону   жизни   бедуинов.    Сын,    достигший

совершеннолетия, слишком горд, чтобы просить отца выделить ему часть  скота:

ведь он  уже  может  собственными  руками добыть все нужное  ему; однако  он

считает, что отец сам  должен предложить ему выдел. Отец же со своей стороны

оскорблен заносчивостью  сына.  Так  между  ними  часто  происходит  разрыв,

увеличивающийся обыкновенно с  течением  времени. Как только молодой человек

почувствовал свою силу, он  спешит избавиться от отцовской власти.  Пока  он

живет в отцовском  шатре,  он  продолжает еще оказывать  родителям некоторое

почтение; но с тех пор, как он получил возможность устроить себе собственный

шатер (конечная цель его устремлений),  его уже  не удержат от  этого  ничьи

убеждения и  никакая  сила  на  земле.  Мальчик,  еще  не  достигший половой

зрелости, до того почтителен к отцу, что никогда не решается есть из одной с

ним посуды и  даже вообще в  его присутствии. Считается очень зазорным, если

мальчик дал кому-нибудь повод сказать: "Смотрите, он ест  у отца на глазах".

Только  маленьких сыновей в возрасте до четырех или пяти лет часто сажают за

стол  рядом  с родителями,  и  они  едят  из общей посуды". Мы видим, что  у

бедуинов,  как  и во  многих других  случаях, поворотный пункт в  отношениях

между отцом  и сыновьями  наступает в тот момент, когда последние отделяются

от  родительской  семьи.   И,   когда  приходит  время  распорядиться  своим

имуществом, отец обходит своего ушедшего из дома  непокорного и своенравного

сына, оставляя  все безраздельно послушному  и почтительному  младшему сыну,

который остался жить  в отцовском шатре.  Правда, под  влиянием Корана  араб

теперь  распределяет свое  имущество поровну между  сыновьями, но  в  старое

время,  до возникновения  ислама, они, по-видимому, часто следовали влечению

чувств и лишали старших сыновей наследства в пользу младших.

     Итак,  на пастушеской, как и на  земледельческой,  стадии общественного

развития существенным условием  возникновения и господства минората является

обилие земли при редком  населении.  Когда  рост населения и  другие причины

приводят к тому,  что  сыновьям  становится  трудно  выделиться из  семейной

общины  и  уйти  на  сторону,  право  младшего  на  исключительное обладание

наследством  начинает  оспариваться братьями  и постепенно  утрачивается или

даже уступает  место праву первородства, как  это  имеет место  в  настоящее

время  у племени лушеи. Вот почему  минорат еще  существует или до недавнего

времени  существовал  бок о  бок  с  майоратом  в  некоторых частях  Англии.

Возвращаясь  к  исходному  пункту  нашего изложения, мы также легко  поймем,

почему у древних  евреев  сохранялись некоторые  пережитки  минората  спустя

долгое время после того, как народ  в общем перешел к системе первородства в

соответствии   с  переходом   от  пастушеско-кочевой   жизни   в  пустыне  к

оседло-земледельческой жизни  в Палестине.  Историку позднейшей эпохи, когда

обычай минората  был  окончательно  изжит, показались  странными предания  о

наследовании младших сыновей в обход  старших. И вот, чтобы объяснить случаи

подобного   наследования,   резко   расходившиеся    с    его   собственными

представлениями  о переходе  права  собственности, он  изобразил их  в  виде

исключений  из общего  правила,  обязанных  своим  происхождением  различным

чрезвычайным  обстоятельствам,  как,  например,  необыкновенный  случай  при

рождении  ребенка,  особое  расположение со стороны  отца к одному из детей,

алчность или коварство младшего сына. С этой точки зрения Иаков  ни в чем не

провинился перед старшим братом  Исавом; он  только  добивался для себя того

самого права наследования, которое древний закон предоставлял в виде  общего

правила  всем  младшим сыновьям, хотя в современную  ему  эпоху в  жизни уже

утвердился другой  порядок  наследования,  передававший права младшего  сына

старшему.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Религия и фольклор»

 

Смотрите также:

 

Литература Древнего востока

Древнееврейская литература. Проза и поэзия Древнего Израиля и Иудеи

Древнеегипетская литература

Литература Шумера и Вавилонии

Литература Вавилонии

Хеттская литература

Древнеиранская литература

 

СЕМИТЫ СТРАНА ЕГИПТЯН. ПАМЯТНИКИ И РЕЛИГИЯ

ИСТОРИЯ ЕГИПТА

ФИНИКИЙЦЫ И ЕВРЕИ

ВАВИЛОНЯНЕ И АССИРИЙЦЫ

КАРФАГЕН

 

"Святые" реликвии   "Чудо" Благодатного огня   Жестокий путь

 

Доре - иллюстрации к Библии

И сказал Бог: Да будет свет

Сотворение Евы

Изгнание Адама и Евы из Рая

Жертвоприношение Каина и Авеля

Убийство Авеля Каином

Потоп

Во время Потопа

Ной выпускает на землю голубя из ковчега

Ной проклинает Хама

Вавилонская башня

Переселение Авраама в землю Ханаанскую

Явление Господа Аврааму у шатра

Истребление Содома и спасение Лота

Изгнание Авраамом Агари

Агарь и Измаил в пустыне

Авраам и Исаак, несущий дрова для всесожжения

Погребение Сарры

Елиезер и Ревекка

Исаак встречает Ревекку

Исаак благословляет Иакова

Сон Иакова

Иаков у Лавана

Молитва Иакова

Борьба Иакова с Богом

Примирение Иакова с братом Исавом

Братья продают Иосифа измаильтянам

Иосиф объясняет сны фараону

Иосиф открывается братьям своим

Переселение Иакова в Египет

 

 БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Библия у славян    Библия бедных (Biblia pauperum)

 

Религия в Древнем Египте. Искусство Древнего Египта

 

Древний Восток. СЕМИТЫ. СТРАНА ЕГИПТЯН. ПАМЯТНИКИ И РЕЛИГИЯ   Обращение в иудаизм

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Колено Иудино, царство Иудейское...    Сирия и Иудея. Селевк. Селевкиды

 

МОИСЕЙ (Моше) - в христианских и иудаизских преданиях первый

 

Всемирный потоп в мифах и легендах - был ли он на самом деле ...

 

Первый город Иерихон. Потоп в пещере Шанидар...

 

БРОКГАУЗ. Заповеди церковные...   ХРИСТИАНСТВО. Основы христианского вероучения





Rambler's Top100