Вся электронная библиотека >>>

 История России >>

  

Русская история и культура

История России


Разделы: Русская история и культура

Рефераты по истории

 

Политическая смена государственного строя России

 

 

В ожесточенной борьбе за власть под флагом проведения многоплановых реформ наиболее трагичными для политической истории России 90-х гг. стали октябрьские события 1993 г. в Москве.

Кровавая драма 3-4 октября 1993 г., ее последствия навечно запечатлены в политической истории Российского государства. В печати высказано немало суждений относительно характера и последствий этих событий. Во многом они носят субъективный характер. Это и понятно, так как слишком свежи в памяти народа события тех противоречивых и страшных дней. Поэтому ограничимся лишь кратким пересказом сообщений периодической печати об октябрьских событиях в Москве, а также данными ряда изданий.

Накануне этих событий в стране резко обострилась политическая обстановка. Общество было охвачено тревогой, вызванной серьезной конфронтацией между Верховным Советом Российской Федерации и Президентом России. Усугубился раскол в высшем государственном и политическом руководстве страны. Ни один из законов, принимавшихся двумя ветвями власти, по существу не выполнялся.

Обстановка стала взрывоопасной после того, как 21 сентября 1993 г. Б.Н. Ельцин своим Указом приостановил деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Одновременно был принят Указ Президента России о поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации. Эти меры привели к незамедлительной реакции Верховного Совета. 22 сентября 1993 г. Верховный Совет своим постановлением признал Указ Президента недействительным, как противоречащий Конституции Российской Федерации. Все эти действия и события в политическом отношении раскололи общество на два противоположных лагеря: один поддерживает Верховный Совет, другой — Президента.

Непримиримое двоевластие закончилось грубым силовым решением в пользу Президента. К Белому Дому, где обосновался Верховный Совет, были подтянуты армейские части, танки, артиллерия и начался прицельный расстрел находившихся в здании людей. Все, кто находился у телевизоров 3 октября, могли видеть прямую трансляцию американского телевидения о штурме Белого Дома. Разумеется, силы были неравны.

До настоящего времени продолжается обсуждение в печати октябрьских событий. Но, очевидно, сказано еще далеко не все. К их анализу историки вынуждены будут возвратиться еще не раз. Тем не менее отметим, что практически для подавляющего большинства населения страны было ясно: в октябрьских событиях не было ни победителей, ни побежденных. Это была общенародная трагедия, явившаяся следствием антинародной политики незадачливых политиков, трагедия, тяжело отразившаяся на состоянии всего российского общества. Ее последствия еще долго будут сказываться на политической жизни России.

В ряде публикаций последнего времени приводятся обобщающие данные, характеризующие не только сами события осени 1993 г., но и последующие страницы политической истории страны. В этом отношении несомненный интерес представляет изданная в 1995 г. Российским независимым институтом социальных и национальных проблем монография под названием "Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX столетия".

Основными составляющими этого перехода государственного строя страны в новое качество стали: демонтаж системы Советской власти сверху донизу; доработка текста новой Конституции, целиком подогнанной не только под интересы правящих сил, но и лично под Президента Б.Н. Ельцина. Можно не соглашаться с теми или иными утверждениями политологов и историков, но трудно оспорить факт, что новый политический режим продиктовал обществу свои ультимативные представления о будущем России, руководствуясь, помимо своих личных вожделений, интересами лишь части граждан страны, реализуемых к тому же за счет нарушений и прямого ущемления интересов другой их части.

Еще в сентябре 1993 г., в разгар борьбы со Съездом народных депутатов и Верховным Советом РФ Б.Н. Ельцин под давлением обязательств издал Указ, в соответствии с которым на июнь 1994 г. назначались досрочные президентские выборы. В заявлении Президента РФ от 8 октября, т.е. уже после разгрома оппозиции, подтверждалось, что выборы в высший законодательный орган состоятся в ранее объявленные сроки, т.е. в декабре, а выборы Президента — позднее. Больше к этому вопросу Президент не возвращался, а точка зрения о том, что президентские выборы могут состояться не ранее июня 1996 г. стала воспроизводиться средствами массовой информации как официальная, перманентно вызывая претензии со стороны различных оппозиционных сил. К тому же проект Конституции наделял Президента РФ столь широкими полномочиями, что логично требовалось и новое всенародное подтверждение, что они, эти полномочия, персонально вручаются именно этому, а не другому человеку. Отвечая 16 ноября 1993 г. на вопросы корреспондента газеты "Известия" по поводу завершения работы над проектом Конституции РФ, Б.Н. Ельцин, в частности, сказал: "Не буду отрицать, что полномочия Президента в проекте действительно значительные. А как бы вы хотели? В стране, привыкшей к царям или "вождям", в стране, где не сложились четкие группы интересов, не определены их носители, где только-только зарождаются нормальные партии; в стране, где чрезвычайно слаба исполнительская дисциплина, где вовсю гуляет правовой нигилизм, — в такой стране делать ставку только главным образом на парламент? Да через полгода, если не раньше, люди потребуют диктатора. Такой диктатор быстро найдется, уверяю вас и, возможно, в том же парламенте" (Известия, 1993. 16 ноября).

Это весьма знаменательное в плане традиций отечественной политической культуры заявление, где упоминается о царях, диктаторах и парламенте в одной связке далеко не случайно. Воспроизводилась традиционная для дореволюционной России дилемма: "или царь, или анархия, которая неизменно завершается диктатурой".

Скоротечная избирательная кампания прошла в обстановке ожидания радикально- и либерально-демократическими силами благоприятных для себя итогов народного волеизъявления. Действительность оправдала эти надежды лишь частично, а если быть более точными, в большей степени разочаровала, чем вдохновила сторонников радикального варианта реформ, внедряемых в общество характерным для России волюнтаристским нажимом "сверху".

Несомненной победой Б.Н. Ельцина и его сторонников стало то, что им удалось убедить общество без серьезных эксцессов признать итоги референдума по новой конституции как акт ее "всенародного одобрения". В достижении такого результата и был, судя по всему, главный смысл "волеизъявительных" акций 12 декабря 1993 г. По официальным данным, за Основной Закон государства проголосовало 32,9 млн. человек (58,4 % от числа принявших участие в референдуме и 32,3 % от общего числа избирателей страны). Легитимна ли конституция, не набравшая даже трети голосов потенциальных избирателей? Такова была первая реакция оппозиции на итоги референдума. Затем, правда со значительным опозданием, стали появляться оценки ряда отечественных и западных экспертов в пользу версии о подтасовке результатов референдума в целом. Но подобные акции серьезной сочувственной реакции в обществе не вызвали. Как непосредственную реакцию электората на события сентября — октября 1993 г. расценили эксперты факт относительного успеха (по сравнению с прогнозами) тех последовательно оппозиционных сил, которые приняли участие в выборах, отказавшись, в отличие от ряда "непримиримых", от их бойкота как нелигитимных. Сторонница разрешения добровольного возвращения общества на путь социалистического развития "через неизбежное формирование многоукладной рыночной экономики", Коммунистическая партия РФ (председатель Г.А. Зюганов) получила в Федеральном Собрании 65 мест, аграрная партия (лидер М.И. Лапшин) — противница частной собственности на землю — 47 депутатских мандатов.

Буквально ворвалась в политическую жизнь страны в качестве "третьей силы" Либерально-демократическая партия России, партия В.В. Жириновского (70 парламентских мест), воочию продемонстрировавшая исполнительной власти, что демагогия и популизм — непрочный фундамент для власть имущих, ибо в сложное время конкурентами "официальному" популизму всегда могут выступить ловкие популисты "со стороны". Не вдаваясь во все детали расклада политических сил, определившегося в итоге выборов, следует констатировать, что вновь избранный парламент не стал менее оппозиционным, чем отстраненные от власти столь дорогой ценой Верховный Совет и Съезд народных депутатов РФ. Правда, реальные политические возможности нового парламента стали значительно более скромными. И эта ограниченность функций как Государственной Думы, так и Совета Федерации свидетельствует о том, что они не только не могут серьезно влиять на политику в стране, но и не способны существенно корректировать курс Президента и Правительства.

Политическая амнистия конца февраля 1994 г. создала благоприятные условия для реализации такой политической акции, как подписание в конце апреля "Договора об общественном согласии" представителями целого ряда властных структур, политических партий, общественных организаций, в том числе и профсоюзов. Акт этот, давший главные дивиденды, конечно же, исполнительной власти, правомерно расценивать не как оформление свершившегося, но как проявление в обществе желания уйти от конфронтации, а также крайней усталости страны от постоянных распрей.

Вторая половина 1994 г. и начало 1995 г. прошли как для власти, так и для оппозиции в режиме тактического маневрирования. Власть продолжала искать пути закрепления своей пока еще непрочной стабилизации в широком диапазоне, включающем в себя и стремление придать дыхание отвлекающим играм в "национальное согласие", и попытки убедить общественность в необратимости экономической стабилизации и близости подъема в стране; и мероприятия по укреплению силовых структур, сплочению их вокруг Президента, демонстрации эффективности удара "железного кулака" (ввод войск в Чечню); и поиски путей и средств того, как отсрочить президентские выборы, а то и вообще сделать их ненужными (путем введения чрезвычайного положения в стране, восстановления монархии и т.д.); и активное перехватывание у оппозиции ряда лозунгов, в том числе патриотического толка ("Не отдадим ни пяди русской земли", "Не поступимся национальными интересами России в Европе и в мире").

События в Чечне конца 1994 — начала 1995 гг., правда, подняли "оппозиционный тонус" в стране, расширили фронт самой оппозиции, сделав более емким ее социальный и политический спектры, в той или иной степени вовлекли в ее ряды новые отряды, выявили тенденцию к сближению отдельных оппозиционных режиму сил. Но насколько эти процессы окажутся серьезными, к каким результатам приведут, пока сказать еще трудно.

Пытаясь осмыслить проблему, куда пойдет Россия, необходимо вначале максимально и наглядно оценить, где она оказалась на данном этапе "революции сверху". Представляется, что российское общество к исходу 1994 — началу 1995 гг. забуксовало где-то в промежутке между тоталитарным прошлым и ожидаемым отечественными либералами весьма туманным будущим. На смену деформированному социализму с большей определенностью идет уродливый конгломерат полусостояний, тяготеющий к тому, чтобы приобрести застойный характер. Подготовка к очередным парламентским выборам 1996 г. уже зимой-весной 1995 г. шла полным ходом, во многом определяя как внешнюю, так и внутреннюю политику страны. Но при этом основным общественным силам (какое бы место в социальном спектре они не занимали) так и не удалось преодолеть шок, порожденный событиями "нового Октября". Как долго будут сказываться на российском политическом процессе последствия этой "контузии", углубленной к тому же "синдромом Чечни", прояснит лишь время.

С изложенной точкой зрения ряда авторов книги "Власть и оппозиция" можно соглашаться или не соглашаться. Очевидно, что во многом эти суждения носят субъективный характер. Однако, учитывая, что авторами являются достаточно известные и крупные отечественные историки, полагаем, читателю небезынтересно знать их мнение по данным вопросам, а соглашаться или не соглашаться с их позицией — это право самого читателя.

 

К содержанию книги:  История России

 

Смотрите также:

 

РОССИЯ В ХХ веке


РОССИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX СТОЛЕТИЯ. Послевоенное восстановление народного хозяйства. Развитие экономики СССР в 50-60-е гг.

Социально-экономические и политические причины, осложнившие выход страны на новые рубежи

Распад СССР. Посткоммунистическая Россия. Трудности перехода к рыночной экономике



Всемирная История   Расы и народы   История Геродота   Древний мир и Средние века   Всеобщая История Искусств  История Войн  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона   Русская живопись, прикладное искусство 

  

    «Кто вы, рудокопы Росси?»  Русская мифология   "Сказания русского народа"  Мифы. Легенды. Предания  Олаус Магнус «История северных народов»

 

История хазар   Киевская Русь   Язычество Древней Руси  Греков: Киевская Русь   "Живая древняя Русь"   Карта Киевской Руси  Утверждение христианства на Руси   Новгородика  "Полководцы Древней Руси"   Иконы Андрея Рублёва   Легенды России   Жизнеописания достопамятных людей земли Русской  Сказание о белых камнях   Женщины древней Руси 

 

 

Древняя русская история

 

Древнерусская литература

 

Повесть Временных лет

 

 

 Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская

 

Гумилёв: От Руси до России

 

Справочник Хмырова 

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Русь (IX – ХП вв.)

Норманнская теория

Общественный строй в Киевской Руси

Христианизация Руси

Становление цивилизации в Русских землях (XI – XV вв.)

Основные княжеские земли

 

 Об истории Иоакима, епископа новгородского

 О Несторе и его летописи

О последовавших за Нестором летописателях