Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Всемирная история

История Древнего Рима


Учебники

 

Глава II. ОБЗОР ИСТОРИОГРАФИИ О ДРЕВНЕМ РИМЕ (XIX-XX ВВ.)

 

1. Изучение истории Древнего Рима в первой половине XIX в. Впервой половине XIX в. историческая наука развивалась под влиянием таких мощных течений в общественной мысли, как классическая немецкая философия, особенно теория объективного идеализма Гегеля, английская политическая экономия, в частности анализ капиталистической экономики Д. Рикардо, и французские социологические концепции, получившие свое наиболее яркое проявление в трудах утопистов-социалистов Ш. Фурье и А. Сен-Симона. Одним из выдающихся историков XIX в. и ч крупнейшим специалистом в области римской у истории был Георг Бартольд Нибур, профессор университетов в Берлине и Бонне (1776—1831). Нибур является создателем историко-критического метода, на основе которого историческая наука работает до сих пор. С точки зрения Нибура, любой источник несет в себе позитивную информацию, которая может быть скрыта под различными переработками и последующими толкованиями. Поэтому задача историка состоит в том, чтобы очистить источник от имеющихся наслоений, открыть исторически достоверное, подлинное ядро. Свой подход к источникам и источниковедческой критике Нибур блестяще продемонстрировал на разборе легендарной традиции о древнейшем Риме. Нибур отыскал в ней достоверное ядро, в частности он считал, что римская традиция о древнейшем Риме основана на древнейших песнях, в которых содержится реальная информация о древнейшем Риме. В своем труде «Римская история», (т. I—III, 1811—1S12) Нибур  дал  не  только   образцы   критики источников, он предложил также новое и более глубокое понимание исторического процесса древнейшего Рима. Нибур рисует картину развития римского общества от родового быта к государственному, основанному на территориальных началах. В ходе этого развития важную роль играет борьба плебеев с патрициями, а в ней Нибур намечал линию противоборства мелкого и крупного землевладения. Ряд положений Нибура: родовое устройство как исходная ячейка исторического развития римлян, а также других народов, возникновение Рима из разных этнических элементов, трактовка происхождения патрициев и плебеев (теория «первоначального гражданства патрициев»), роль законодательства Сервия Туллия в развитии римского государства — были крупными открытиями в области ранней римской истории.

Одним из крупнейших историков Древнего Рима во Франции был М. Дюро де ла Малль (1777—1857). Из его многочисленных работ (исследования о военном искусстве древних, об античной Африке, 1847) особое значение в науке приобрела «Политическая экономия римлян» (т. I—II, 1840), написанная под влиянием школы английской политэкономии. Автор собрал и обработал большой фактический материал по аграрным отношениям, включая организацию труда и рабочей силы. Исследованы метрическая и монетная системы, цены на товары, рабочую силу и рабов, римские цензы, земельный кадастр. Целая книга (работа делится на два тома, а каждый том на две книги) посвящена изучению разных категорий населения Италии и провинций, соотношению свободного и рабского населения. Автор приходит к выводу о рабовладельческом характере производства и всего жизненного уклада древних римлян и в духе распространенных в Европе того времени антирабских настроений (аболиционистское движение в Европе и Америке за отмену рабства в колониях) приписывает отрицательное воздействие рабовладельческих отношений на римское общество и государство. Аргументация и выводы Дюро де ла Малля оказали сильное влияние на последующие исследования рабства и римской экономики. Его работу ценил К. Маркс.

Из русских ученых наибольший вклад в изучение римской истории в первой половине XIX в. внесли профессора Московского университета Д. Л. Крюков, Т. Н. Грановский и С. В. Ешевский.

Д. Л. Крюков (1809—1845) дал глубокую разработку двух исторических проблем: религиозных концепций патрициев и плебеев в раннем Риме (1842) (он развивал идеи о существовании различных религиозных систем у патрициев и плебеев), характера творчества Корнелия Тацита. По его мнению, деспотизм римских императоров и нравственная деградация римского населения вели к упадку римского могущества и обусловили трагический характер творчества Тацита. Большой общественный резонанс в России имела профессорская и научная деятельность Т. Н. Грановского (1813—1855). Грановский был горячим сторонником прогрессивного историко-критического метода Нибура, в своих лекциях и научной работе обращал главное шимание на исследование общественных настроений и политическую историю Римской империи. Показывая причины разложения общественно-политических порядков и духовных ценностей римского мира, Грановский подчеркивает внутренние причины такого разложения, борьбу различных общественных сил и интересов. Грановский был далек от односторонних оценок важных исторических явлений. Например, при всем деспотизме римских императоров он видит и позитивные моменты в римской «административной монархии»; неоднозначна и его оценка роли христианства в истории римского общества и культуры.

Крупным исследователем проблем римской империи был С. В. Ешевский (1829—1865). В лекциях по истории Римской империи, работе «Центр римского мира и его провинции» (1858), в своей диссертации об Аполлинарии Сидонии (1855) С. В. Ешевский разработал оригинальную концепцию Римской империи — более глубокую, чем те, которые имелись в современной ему западной литературе. Большое внимание он уделял содержанию романизации, значению провинций Империи, социально-экономическим аспектам жизни, социальным движениям, роли местной знати и др. 2. К.Маркс и Ф. Энгельс о Древнем Риме. Возникновение марксизма как научно сформулированного мировоззрения пролетариата во второй половине 40-х .годов XIX в. было революционным.событием в мировой общественной мысли. К. Маркс и Ф. Энгельс, основатели марксизма, открыли исторический материализм, который впитал в себя все достижения предшествующей науки. Материалистическое понимание истории дало научное объяснение хода мирового исторического процесса, решило ряд теоретических проблем, ранее бывших камнем преткновения для историко-философских систем. Центральным понятием исторического материализма стало понятие общественно-экономической формации, развитие которой определяется движением способа производства, диалектическим единством производительных сил и производственных отношений, от противоречивого соотношения которых зависит состояние политических учреждений и идеологической надстройки.

Исходя из учения о формациях, К. Маркс и ф. Энгельс разработали свое понимание римского общества как проходящего стадию рабовладельческой общественно-экономической формации, определяемой движением рабовладельческого способа производства.

Ими были очерчены границы рабовладельческой формации в римской истории (середина VI в. до н. э. — законодательство Сервия Туллия — падение Западной Римской империи в 476 г.), предложена периодизация, определены внутренние пружины развития.

В работах К. Маркса и Ф. Энгельса был дан глубокий анализ особенностей рабовладельческого производства: раба как работника, орудий труда и технического прогресса, земельной собственности, денежного и торгово-ростовщического капитала, . соотношения товарного и натурального производства. Особенно плодотворной стала характеристика главных сторон полиса как особого социально-экономического и политико-Культурного организма; античной формы собственности, роли земледелия и городских форм жизни, политической структуры и военной организации и др. Много внимания было уделено в их работах характеристике классовой и сословной структуры римского общества, роли мелкого и крупного землевладения в римской истории, разных форм социального протеста (рабские ' восстания, движения свободной бедноты, религиозная оппозиция и др.). К. Маркс и Ф. Энгельс получили классическое образование, хорошо знали античную историю, современную им историческую литературу, им принадлежат специальные труды по истории античности, главным образом по римской истории (труды Ф. Энгельса о раннем христианстве, монография «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и др.). В их работах содержится много денных наблюдений до конкретным вопросам римской истории, начиная с трактовки древнейшего римского рода и кончая глубокими соображениями о римской военной тактике илл различными аспектами культуры. Концепция К. Маркса и Ф. Энгельса о римской истории стала крупнейшим завоеванием мировой историографии о Древнем Риме. 3. Изучение римской истории во второй половине XIX — начале XX в. Во второй половине XIX в. буржуазная историческая наука достигла больших высот в своем развитии. Ее расцвету способствовали распространение среднего и высшего образования, основание многих университетов, улучшение университетского образования, общий культурный подъем в Европе. В историографии о Древнем Риме вторая половина XIX в. характеризуется накоплением новых источников, в частности эпиграфических и археологических, которые активно вводятся в научный  Ученые стали широко применять сравнительно-исторический метод, когда,для изучения слабоосвещенных в источниках периодов той или иной страны использовался материал других стран, находящихся на той же стадии, исторического развития. Например, замечательный американский исследователь Г. .Морган использовал данные о родовом устройстве племен американских индейцев ирокезов для воссоздания соответствующих стадий жизни гомеровских греков и римского общественного устройства царской эпохи.

Ведущее место в историографии об античности, в том числе Древнего Рима, занимали ученые Германии, в которой после объединения многих княжеств в одно государство — Германскую империю — наблюдается хозяйственный и культурный подъем. Наибольшее значение в исследовании римской истории имела многогранная деятельность Теодора Моммзена (1817—1903). Научное творчество Моммзена развивалось в нескольких .направлениях, и в каждом "из них его работы сыграли важную роль для дальнейшего развития науки. Ему принадлежит публикация грандиозного, образцово изданного собрания римских надписей: «Корпус римских надписей» в XV фолиантах (1863—1899); под его руководством изданы юридические памятники: «Corpus ч iuris civilis», Кодекс Феодосия и др. Моммзен дал глубокую разработку истории римского государственного права (т. I—Ш, 1871—1887) и уголовного права (1899); им была тщательно изучена история римского государственного устройства как система (народные собрания, сенат, магистратуры и др.) в связи с эволюцией римского общества от царской эпохи до времени лоздней. Римской империи.

Однако самым знаменитым произведением Моммзена стала его «Римская история» (т. I—III, 1854—1856; т. V, 1885; четвертый том не выходил). В этом труде, написанном блестящим литературным стилем, на основе всех достижений тогдашней науки прослежена римская история от царской эпохи до смерти Цезаря. Основное внимание автора сосредоточено на истории политических событий и учреждений, хотя в поле его зрения попадают и социальные отношения, хозяйственная жизнь и культурный процесс. В духе органической теории, популярной в немецкой историографии, Моммзен рассматривал римлян как нацию со сформировавшимися в определенной природно-географической среде национальными чертами, которые проявлялись и трансформировались в процессе исторического развития- По Моммзену, римлянам была предопределена задача создания огромного государства, объединившего сначала Италию, затем и все Средиземноморье и выполняющего своего рода всемирно-историческую миссию. Моммзен преувеличивает роль в истории.великих личностей, считая их способными менять ход исторического развития, хотя и рассматривает их как выразителей народного духа. Идеальным государственным деятелем, с точки зрения Моммзена, был Цезарь, который смог своими реформами возродить италийскую нацию, создав так называемую «демократическую монархию», Римскую империю, которой было суждено великое будущее. Панегирик монархической программе Цезаря и рождающейся Римской империи, составленный Моммзеном в «Римской истории», был отражением политических симпатий самого автора и стоявших за ним кругов немецкой буржуазии, заинтересованной в объединении Германии в середине XIX в. под руководством реакционной прусской монархии.

Важное значение в дальнейшем развитии историографии о Древнем Риме имел пятый том «Римской истории» Моммзена, посвященный CHcreMaTH4ecKOMv исследованию римских провинций в I—III вв. как органических частей Римского государства.

Ведущими специалистами в области римской истории во Франции были Фюстель де Куланж и А. Валлон. Наиболее крупным исследованием А. Валлона (1812—1904) была его трехтомная «История рабства в древности» (1848; 2-е изд. — 1879), в  которой   была   дана   наиболее  полная сводка материалов об античном рабстве, а важнейшим выводом — рабовладельческий характер античной цивилизации. Для Валлона характерна сугубо отрицательная оценка исторического значения рабства, приведшего к разрушению и упадку как греческого, так и римского общества, государства и античной культуры в целом.

Наиболее крупными работами Фюстель. де Куланжа (1830—1889) были знаменитый очерк «Античная гражданская община» (1864), шеститомное монументальное исследование «История политических институтов Древней Франции» (1874—1892) и небольшая монография о римском колонате (1885). Его заслугой было обращение к специальному анализу античного полиса, гражданской общины, сущность которой он, однако, понимал неправильно — как основанную на античных религиозных установлениях.

Являясь знатоком аграрных отношении античных обществ, ' Фюстель де Куланж, однако, видел решающую силу исторического развития в эволюции политических институтов. Оригинальной для его времени была трактовка перехода от античности к средневековью, которая впоследствии получила название теории континуитета (отрицание резкого разрыва, постепенная и медленная трансформация античных порядков в средневековые).

Заметным явлением английской и европейской историографии о Древнем Риме был многотомный труд Ч. .Мериваля (1808—1893) «История римлян в эпоху Империи» (Т. I—VII, 1850—1862). Работа Мериваля существенно дополняла исследования германских специалистов, сосредоточивших свои усилия главным образом на изучении Римской республики. Мериваль, поклонник сильного государства, говорит о благодетельности монархии и в своем труде настойчиво проводит мысль о положительной роли римской императорской власти для развития общества и культуры, о расцвете античной цивилизации при Империи, хотя и отмечает деспотизм отдельных императоров.

Особенностью русской историографии второй половины XIX в. является интерес к социально-экономическим проблемам римской истории, и прежде всего к аграрному вопросу, вызванный половинчатым освобождением крестьян от крепостной зависимости в 1861 г. В работе П. М. Леонтьева «О судьбе земледельческих классов в Риме» (1861), в монографиях П. Комаровского «Очерки Рима в финансовом и экономическом отношениях» (1869), М. Вольского «Рабская обработка земли» (1869), В. Запольского «Братья Гракхи и их законоположения» (1871), П. Г. Виноградова «Происхождение феодальных отношений в лангобардекой Италии» (1880) были подвергнуты исследованию новые для европейской науки сюжеты — социально-экономические и прежде всего.аграрные отношения в римской истории.

Перерастание промышленного капитализма в конце XIX в. в свою последнюю стадию — империализм — вызвало усиление реакционных тенденций в политике и общественной мысли в ведущих капиталистических странах. Это выразилось в распространении реакционных философских систем, в том числе неокантианства, которое отрицало прогрессивное развитие общества, наличие закономерностей, возможность познания прошлого, сводило историографию не к выяснению сущности, а лишь к внешнему описанию фактов, рассматривало историю не как науку, а как разновидность искусства.

В источниковедении усиливается критическое отношение к источникам, которое перерастает в гиперкритицизм, ярче всего проявившийся в области изучения древнейшей римской истории. Наиболее ярким представителем крайнего скептицизма стал итальянский ученый Э. Пайс, который развивал взгляды о чисто вымышленном характере традиции о древнейшем Риме и начинал достоверную историю Рима лишь с Ш в. до н. э.

Для исторической науки конца XIX — начала XX в. характерно более пристальное внимание к социально-экономической истории, чем у специалистов XIX в. В буржуазной науке распространяются несколько теорий

социально-экономического развития античного мира. Один из. крупнейших историков Германии Эд. Мейер выдвинул циклическую и модернизаторскую концепцию, по которой всемирная история развивается по замкнутым кругам, проходя ряд периодов: первобытное состояние, средневековье, капитализм, который вырождается опять в первобытное состояние, и круг развития повторяется («Экономическое развитие древнего мира», 1895; «Рабство в древности», 1898). Эд. Мейер отождествлял высший этап общественного развития с капитализмом, а период расцвета в Риме рассматривал как капиталистический. Напротив, К. Бюхер обосновывал теорию стадий прогрессивного экономического развития, а всю древность включал в стадию так называемого ойкосного, сугубо натурального замкнутого хозяйства, ничего общего не имеющего с капитализмом («Возникновение народного хозяйства», 1893). Один из крупнейших историков и видный философ-неокантианец М. Вебер развивал концепцию идеально-логических типов (под ними он понимал и феодализм, и капитализм, и городское хозяйство, и рабство, и др.), которые могут сосуществовать в любом обществе, например в Древнем Риме, но которые не отражают сущности исторических процессов и потому не могут быть познаны («Аграрная история древнего мира», 1909).

Возрастает интерес к социальным отношениям в Древнем Риме. В трудах Р. Пельмана («История античного коммунизма и социализма», т. I—II, 1893—1901), Г. Ферреро («Величие и падение Рима», т. I—V, 1904—1907) взаимоотношения различных социальных прослоек и их борьба составляют своего рода основу исторического процесса, который рассматривается ими в модернистском плане как имеющий много общего с современной им жизнью конца XIX — начала XX в. Р. Пельман приходит даже к выводу о появлении социалистических и коммунистических учений в Древней Греции и в Древнем Риме,  а вместе с  ними  и  ожесточенной классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией, которая приводит к гибели античную цивилизацию. Несмотря на реакционное истолкование социально-экономических процессов в древности, сам интерес к их исследованию расширял проблематику древнеримской истории, способствовал развитию буржуазной историографии.

Расширение источниковой базы позволяло ученым приступить к более широкому кругу проблем древнеримской истории, чем в предшествующее время. Появляется ряд крупных -трудов по многим периодам римской истории. О. Зеек издал шеститомный труд «Падение античного мира» (1896—1910), где впервые последовательно применил реакционную расовую теорию для объяснения причин падения античной цивилизации. Г. Дельбрюк выпустил одно из лучших в буржуазной литературе сочинений по истории военного искусства в древности, в котором он тесно увязал развитие военного искусства с ходом политической и даже социальной истории (например, учитывал роль земельного вопроса). Наиболее крупным знатоком сложных проблем раннехристианских воззрений был А. Гарнак, автор капитальных исследований о критике новозаветных текстов («Дополнение к Введению в Новый завет», т. 1—VII, 1906—1916), сущности христианства, взаимоотношениях христианской церкви и государства, о христианской догматике, в которых он, как протестант, пытался, насколько это было допустимо в рамках богословия, восстановить первоначальное христианство, очистив его от явных искажений и фальсификаций.

Во французской литературе особое значение приобрели две проблемы: история Римской Галлии и римские провинции Северной Африки. Наиболее крупной по истории Галлии стала работа К. Жюлльена («История Галлии», т. I—VIII, 1907—1926), по истории Римской Африки — С. Гзелля («Древняя история Северной Африки», т. I—VIII, 1914—1929), а также многочисленные исследования Ж. Тутена .(«Римские города Туниса», 1894; «История римской колонизации. Северной Африки», 1895, и др.), работы Канья («Римская армия в Северной Африке», т. I—П, 1912—1913; «Античные города Северной Африки», 1909, и др.).

Заметно активизировали разработку общих и частных проблем римской истории, главным образом раннего и республиканского периода, итальянские историки, из которых кроме Г. Ферреро получил известность Г. де Санктис, автор сводного труда «История Рима» (т. I— IV, 1907—1923), где дана синтетическая картина римского общества и государства с позиций умеренно-критического подхода к источникам, в то время как Э. Пайс в своих многотомных трудах («История Рима», т. I—II, 1898—1899; «Критическая история Рима в течение первых пяти веков», т. I—V, 1913—1920) придерживался гиперкритической точки зрения, занимаясь не столько восстановлением, сколько разрушением древнейшей римской истории.

В английской литературе самыми популярными темами были история Римской империи (труды Дж. Бьюри, Стюарта Джонса, Б. Гендерсона) и история Римской Британии (работы Раиса Холмса и др.). Из сводных сочинений по истории Римской республики выделяется трехтомная «История римской республики» У. Хитленда (1909), где социально-экономические аспекты заняли заметное место.

В русской исторической науке внимание к социально-экономическим и прежде всего к аграрным отношениям, было весьма высоким. Наиболее крупными представителями социально-экономической школы в конце XIX — начале XX в. были Р. Ю. Виппер (3859 —1954), М. М. Хвостов (1872—1920) и М. И. Ростовцев (1870—1952), которые рассматривали историю Древнего Рима с позиций модного в Европе модернизма, находили в экономике Древнего Рима, особенно в сельском хозяйстве, капиталистические отношения (Р. Ю. Виппер, «Очерки истории Римской империи», 1908). Заметным явлением стал капитальный труд И. М. Гревса «Очерки по истории римского землевладения» (1899), в котором аграрная экономика Древнего Рима рассматривалась с позиций откосной теории К. Бюхера.

Политическая история ранней Римской республики с точки зрения умеренного скептицизма    изучалась    И. В. Нетушилом,    а

3.         Д. Гримм в двухтомной работе «Исследо

вания по истории развития императорской

власти» (1900—1901) уверенно полемизирует с

широко распространенной на Западе концеп

цией принципата как диархии (а не монархии),

предложенной знаменитым Т. Момадзеном.

4.         Буржуазная историография о Древнем Риме

в 1917—1939 гг. Великая Октябрьская социа

листическая революция, создание первого в

истории социалистического общества в нашей

стране, укрепление позиций коммунистиче

ских партий в Европе, распространение марк

систско-ленинской идеологии в мире оказа

ли огромное воздействие ,на развитие буржу

азной историографии в межвоенное время,

В ней усиливается наметившийся в предше

ствующий период разрыв между,, успехами в

конкретно-исторических исследованиях,  со

вершенствованием  организационных   основ

науки и бессодержательностью, реакционным

характером господствующих историко-фило

софских схем. В буржуазной историографии

происходит размежевание между либераль

ным направлением, которое пытается возро

дить принципы историзма и научности в ис

торическом исследовании, и ярко выражен

ным реакционным течением, породившим фашистскую интерпретацию исторического процесса с позиций расизма, геополитики, подчинения истории зловещим планам империалистической агрессии. Важным явлением этого времени стало создание советской историографии, развивающейся на основе марксистско-ленинской   методологии,   оказывающей воздействие   на   мировую историческую мысль. В указанный период происходит упадок германской историографии и потеря ею лидирующего   положения   в   европейской буржуазной   науке,   усиливается   значение французской   и   английской   национальных историографии

Продолжается накопление новых материалов источников. Для изучения римской истории приобретают важное значение археологические материалы из Помпеи (раскопки А. Майюри), Рима (публикации Дж. Лульи и Е. Гьестада), Остии (раскопки города Каль-ца).

Английским исследователям X. Матинли и Э. Сайденхему принадлежат прекрасные публикации огромных коллекций монет, хранившихся в Британском музее («Римская имперская чеканка», т. I—V, 1923; «Римские монеты с раннего времени до падения Западной Римской империи», 1928). Активно вводится археологический материал из раскопок городов в римских провинциях (в Германии, Галлии, Британии и др.). В области методики исторического' исследования приобрел распространение так называемый про-сопографический метод (работы М. Гельцера, Ф. Мюнцера, Г. Скалларда и др.). В их трудах особое внимание обращалось на изучение крупных политиков и их ближайшего окружения (родственников, зависимых лиц), а также мелких группировок, которые, по их мнению, определяли политическое развитие Римской республики последних двух столетий ее существования.

Из различных аспектов римской истории в межвоенной буржуазной историографии значительное место продолжало занимать изучение социально-экономических отношений. Появляется ряд крупных исследований: «Социально-экономическая история Римской империи» русского историка, эмигрировавшего в США, М. И. Ростовцева (1926), обстоятельные труды американского историка Т. Франка (1876—1939): «Экономическая история Рима» (1920) и «Экономический обзор Древнего Рима» (т. I—V, 1933—1940), монография Ж. Тутена «Античная экономика» (1927) и работа Ф. Хейхельхайма «Экономическая история древнего мира» (1938). Для всех этих трудов были характерны модернизация социально-экономических отношений древности, отождествление высшего экономического развития в период поздней Римской республики и ранней Римской империи с капиталистическими отношениями, а их упадок", по их мнению, приводит к крушению всей античной цивилизации и культуры. Авторы этих обстоятельных трудов по истории античной и римской экономики, включая сельское хозяйство, промышленность, торговлю и денежное обращение, тем не менее далеки от того, чтобы считать экономику подлинной основой римского общества, рассматривали ее лишь в качестве одного из факторов развития, а решающую силу исторического процесса видели в особенностях культурной или духовной жизни.

Важной особенностью межвоенной буржуазной историографии было появление нескольких обобщающих коллективных работ по всем периодам древнего мира. Таким изданием, стала «Кембриджская древняя история» (1928—1940) под редакцией Дж. Бьюри, С. Кука, Ф. Эдкока и М. Чарлсворта, из 12 томов которой 6 посвящены римской истории. Аналогичным изданием во Франции явилась «Всеобщая история древности» под редакцией Г. Глотца (1923—1939), в которой 4 тома (6 частей) отведено римской истории. С середины 30-х годов в Италии стали выходить отдельные тома грандиозной 30-томной «Истории Рима», в которой история и культура Древнего Рима заняли 19 томов, а в качестве авторов выступили такие маститые итальянские специалисты, как П. Дукати, Р. Парибени, А. Кальдерини и др.

Все эти издания представляли собой сводку достижений буржуазной науки: они отличались вниманием ко многим сторонам исторического процесса, полнотой материала, хорошим источниковедческим анализом, строго критическим и вместе с тем без излишнего скептицизма. Общая интерпретация социально-экономической истории, однако, дана с позиций умеренной модернизации.

Наиболее крупными представителями французской историографии о Древнем Риме в межвоенные годы стали Л. Омо, сосредоточивший основное внимание на изучении римских политических учреждений, их эволюции и общей панегирической характеристике Римской империи, Ж. Каркопино, представитель реакционных кругов французской науки, прославлявший', благодетельность римских завоеваний для порабощенных Римом народов, с его иделизацией сильных натур, и особенно Юлия Цезаря как создателя социального мира и Римской великой державы. Последователь прогрессивной школы ученых, группировавшихся вокруг журнала «Анналы социально-экономической истории» (стал выходить с 1929 г.), А. Пиганьоль (1883—1972) исследовал различные периоды римской истории, проблемы происхождения Рима, некоторые аспекты римских завоеваний и создания огромной державы. Большое внимание он уделял поздней Империи, в частности религиозно-политической деятельности Константина и - истории христианской империи после Константина. А. Пиганьоль стремился дать описание различных сторон римского общества, но движущей силой развития он считает эволюцию политических институтов и изменения в области духовной, в частности религиозной, жизни.

Примечательными явлениями английской историографии были исследования социально-политических отношений и социально-политической борьбы в римском обществе последних столетий Римской республики Г. Скалларда («Сципион Африканский», 1930) и Р, Сайма («Римская революция», 1939), выполненные в русле просопографиче-ского направления, с дроблением процесса социально-политических отношений на множество мелких группировок, сменяющих друг друга у государственного кормила Республики. Вслед за М. Ростовцевым Сайм рассматривает процесс перехода от Республики к Империи как подлинную революцию. Традиционно популярными были темы Римской империи, причем усиливается интерес к социально-экономическим аспектам римского имперского общества (см. работы М. Чарльсворта о торговле в эпоху Империи, 1926; А. Даффа о вольноотпущенниках в раннюю Римскую империю, 1928; Р. В. Барроу — «Рабство в Римской империи», 1928; капитальное исследование проблем римского гражданства Шервина-Уайта 1939).

В Италии и особенно в Германии после захвата власти фашистами изучение древней истории, в частности римской, было подчинено человеконенавистнической идеологии расизма, воспеванию агрессии и милитаризма, идеализации сильных и властных натур {особенно популярными стали фигуры Цезаря и Августа), решающей роли в истории мифического нордического элемента, носителя высших начал порядка, культуры и цивилизации. Даже представители умеренных кругов буржуазной историографии были вынуждены или прекратить свою научную деятельность, или эмигрировать из Германии, если они не разделяли бредовые идеи фашиствующих историков.

5. Современная буржуазная историография о Древнем Риме. Период развития буржуазной историографии, который начался после сокрушительного поражения наиболее реакционных сил фашизма и антикоммунизма во второй мировой войне, характеризуется дальнейшим распространением марксистско-ленинской идеологии в современном мире, известным усилением либерально-демократических тенденций. В области историографии эти тенденции проявились в формировании сильного марксистского и близкого к нему направлений в капиталистических странах (труды Э. Серени, Р. Бьянки-Бандинелли, П. Левека), в попытках возвращения к объективному исследованию исторического процесса и преодолению конечного агностицизма и пессимизма. Эти позитивные тенденции в развитии историографии 40—70-х годов проявляются в постоянном противоборстве с реакционными философскими концепциями, разрывающими единство мирового исторического процесса, отвергающими его закономерность и прогрессивный характер, например в историко-философских схемах Арн. Тойнби или экзистенциалистов (К. Ясперс).

Огромное воздействие на мировую историографию послевоенного времени оказывает советская историческая наука и историография социалистических стран. Вместе с тем в современной историографии происходит дальнейшее совершенствование научно-исследовательских методов, освоение приемов исследования естественных наук (методы структурно-функционального анализа, статистической обработки, математического моделирования исторического исследования, социальной психологии и др.), колоссальное расширение материалов источников, особенно археологических и нумизматических, постоянный обмен идеями в научном мире, усиление коллективного характера современного исследования.

Для развития современной историографии о древнем мире, в том числе и Древнего Рима, характерно возрастание в системе источников роли археологических материалов. Это вызвано возросшим размахом работ, постоянным пополнением материалов, улучшением техники полевых работ, применением аэрофотосъемки (в трудах Дж. Бредфсрда и Р. Шевалье о Южной Италии), более точным определением стратиграфии (например, в работах Э. Гьестара о раннем Риме), проведением сплошного археологического обследования целых районов (например, Южной Этрурии, исследования Дж. Уорда-Перкинса и Г. Джонса), применением современных приборов, например протонного магнитометра для поиска находящихся на большой глубине руин древних сооружений (при поисках города Сибариса в Южной Италии), созданием особой отрасли археологии — подводной археологии (например, обследование затонувших древних кораблей, см. работу Ж.-И. Кусто и Ф. Бенуа около Марселя).

Для современной историографии, работающей на обширной источниковой базе и более совершенных исследовательских методах, характерно внимание практически ко всем периодам римской истории — от ее древнейших истоков во II тысячелетии до н. э.'и до конца Западной Римской империи, а в рамках самих периодов — ко многим аспектам истории, в том числе к экономике, социальным отношениям, политическим учреждениям, к культуре и идеологии. В области античной и собственно римской экономики в современной науке появился ряд серьезных исследований самых различных сюжетов. Кроме переизданий таких работ, как «Социально-экономическая история Римской империи» М. И. Ростовцева (1957), «Античная экономика» Ж. Тутена (1968), появляются новые исследования: труд М. Финли «Древняя экономика» (1973) (анализ римской экономики, включая социальную структуру, занимает одно из центральных мест в концепции автора); насыщенная большим фактическим материалом монография Р. Дункан-Джонса «Экономика Римской империи. Квантитативные исследования» (1974); политэкономиче-ские штудии по организации труда и производства Ф. Де Робертис (1946; 1963); тщательные исследования трудовых ресурсов Рима с III в. до н. э. до конца правления Августа П. Бранта (1971); работы по различным сторонам главной отрасли римской экономики — сельскому хозяйству (труды В. Сираго «Аграрная Италия при Траяне», 195&; К. Уайта «Римское- сельское хозяйство», 1970; Р. Мартена «Социально-экономические концепции римских агрономов», 1971; обобщенное исследование о римских виллах Дж. Персиваля, 1976; серия статей об аграрных отношениях в Римской республике Дж. Тибилетти, 1948—1955). Значительно меньше работ по проблемам технического прогресса, ремесленного производства,- торговле (работы М. Финли, 1965; Ф. Кихле «Рабский труд и технический прогресс в римской империи», 1969; Э. Барфорда «Ремесленники в греческом и римском обществе», 1972; капитальный труд Ж. Руже об организации морской торговли в Средиземноморье в эпоху Римской империи, 1966). Следует отметить 9-томное специальное исследование Р. Форбса об античной технологии (1955—1964). Для современного уровня экономических исследований в буржуазной

 историографии характерно сосуществование разных точек зрения на характер римской экономики, от близких к модернистским концепциям М. И. Ростовцева— Ж. Тутена (чем и объясняется переиздание их работ) до принципиального антимодернизма, глубокого отличия античной экономики от капиталистической у М. Финли. Однако и концепция М. Финли далека от марксистского понимания сущности античной экономики, поскольку он не признает в качестве структурообразующего начала способ производства, в частности рабовладельческий способ производства, а представляет экономику, по существу, как механическую совокупность техники, форм собственности, народонаселения, социальной стратификации.

Активно изучаются различные аспекты социальных отношений. Прежде всего возрос интерес к проблемам рабства и роли рабовладельческих отношений. В 1955 г. вышла итоговая монография У. Уестермана «Рабские системы греко-римской древности», в которой маститый американский историк стремился показать эпизодическое существование рабства в греко-римской древности, его слабое развитие и небольшую роль в жизни античных обществ. Тщательный анализ различных сторон античного рабства стал ведущей темой крупного западногерманского ученого И. Фогта. В монографиях Фогта и его последователей (Ф. Бомера, П. Шпрангера, Г. Фолькмана, Г. Шантрена и др.) рассматриваются источники рабства, структура рабских восстаний и их причины, рабский труден технический прогресс, религия рабов, участие рабов в имперской администрации и другие аспекты. Школа Фогта хотя и считает рабство весьма значительным, фактором социально-экономической и культурной жизни Рима, тем не менее далека от признания рабовладельческих отношений как определяющих сущность античного; в том числе и римского, общества.

Проблему рабства в широком аспекте социальных отношений, включая колонат, крестьянский и наемный труд, положение женщины в обществе, активно исследуют представители прогрессивной школы французского антиковедения, группирующейся вокруг Безансонского университета во главе с П. Левеком и вносящие большой вклад в развитие современной науки.

Из крупн ых работ о других аспектах социальных отношений, ведущихся в русле буржуазной методологии, можно указать на труды К. Николе о римском всадничестве (1966), Ж. Гаже о социальных классах Римской империи (1964). Капитальное сочинение Ф. де Мартино посвящено характеристике римской политической системы эпохи Республики в тесной связи с социальной структурой общества (т. I—IV, 1958—1962). Изучение разных общественных слоев Римской империи и форм социального протеста проведено в трудах Р, Мак-Маллена «Противники римского порядка» (1966) и «Римские социальные отношения 50-х годов до н. э. — 281 г. н. э.» (1974). Общие аспекты социальной истории Рима в ее развитии исследуются в сводной работе Г. Альфельди «Римская социальная история» (1975). Э. Габба специально изучал социальные отношения последнего века Римской республики в тесной связи с созданием профессиональной армии.

Обстоятельное исследование в 5 томах различных аспектов социальных отношений в связи с развитием римского права было выпущено датским ученым К. Вестрапом (1934—1954). Для большей части исследований в области римских социальных отношений характерно их изучение в отрыве от процесса экономического развития, что придает этим трудам односторонний, неполный характер.

Одной из важных научных проблем, которая заняла значительное место в послевоенной историографии о Древнем Риме, является кризис и падение римской и всей античной цивилизации, т. е. экономическое, социальное и политическое развитие Рима в III—V вв., кризис античной культуры в целом, роль варварских вторжений, наконец, вопрос о том, был ли резкий разрыв между античным римским обществом и новым средневековым европейским обществом или можно говорить о постепенной, медленной трансформации первого во второе. Наиболее крупными трудами о позднеимперском обществе являются.работа Ф.Альтхайма(т.I—II, 1953), в которой подчеркивается внешний фактор падения римского мира (военный разгром Рима кочевниками), работа И. Фогта «Упадок Рима. (Метаморфозы античной цивилизации)», 1967, где показано, что внутренний упадок античной культуры усугублялся напором внешних сил, «варваров», историческая миссия которых состояла в ооновлении дряхлеющего античного мира и его культуры. Вместе с тем И. Фогт выступает за известную преемственность между, античным и средневековым миром (теория континуитета).

Сводная картина экономического, социального и политического развития поздней Римской империи дана А, Джонсом в его трехтомном труде (1964). По его мнению, можно говорить о многих причинах падения Рима: внешние вторжения, экономические' перемены, социальные изменения, пороки римской имперской административной системы, упадок нравственности и другое, — но решающую роль он отводит, однако, давлению варваров. Известное распространение теории континуитета в западной историографии предполагает в своей основе отрицание идеи социальной революции, завершившей многовековое развитие рабовладельческой формации и открывающей благоприятные возможности для становления нового, феодального общества, и направлено против марксистской концепции античного рабовладельческого общества.

В целом для современной буржуазной

историографии характерно противоречивое

развитие: с одной стороны, узость методоло

гических основ, господство различных кон

цепций идеалистической интерпретации ис

торического процесса, а с другой — разно

образие и обилие конкретно-исторических

исследований, которые вносят большой вклад

в развитие современной мировой историогра

фии.

6. Изучение истории Древнего Рима в СССР и социалистических странах. После Великой Октябрьской социалистической революции вся советская наука, в том числе и общественные науки, стала развиваться на основе марксизма-ленинизма, на прочном фундаменте материалистического понимания истории, получившего дальнейшее развитие в трудах

B.        И. Ленина. В его произведениях была за

вершена  разработка  теории  общественно-

экономических формаций, их внутреннего со

держания и движущих сил, общих и специфи

ческих исторических законов, внутренней пе

риодизации, роли социальной революции в

мировом историческом процессе. В системе

ленинских взглядов на ход всемирного про

цесса определенное место заняла концепция

рабовладельческой формации, достигшей сво

его расцвета в Древнем Риме. Ленинское

определение особенностей классовой структу

ры, классовой борьбы, рабовладельческого

государства, роли войны, античной культуры

в целом легли в основу творческой деятельно

сти советских ученых, занимающихся изучением древней истории.

В советской историографии античности 20-х годов существовало два направления. Одно из них представлено учеными старой школы, взгляды которых сложились в дореволюционную эпоху, когда и проходила их основная научно-педагогическая деятельность (Р. Ю. Виппер, И. М. Гревс, Д. М. Петру-шевский, И. В. Нетушил и др.). К другому направлению принадлежали ученые, методологические взгляды которых сформировались в послеоктябрьский период, которые стояли на позициях исторического материализма, пытались творчески применить его общие положения к исследованию конкретных проблем древнеримской истории (В. С. Сергеев,

C.        И. Ковалев,    П. Ф. Преображенский)    и

роль которых в советской науке непрерывно

возрастала. В. С. Сергеев и С. И. Ковалев

стали авторами первых, написанных с марк

систских   позиций    учебников   и   учебных

пособий по древней истории как истории

рабовладельческих  обществ,  хотя  в  этих

первых учебниках еще сохранились остатки модернистского понимания древности, встречались термины «феодализм», «торговый капитализм» в античности. П. Ф. Преображенский изучал проблемы древних религиозных верований, раннехристианских воззрений, социальных движений, разные аспекты античной культуры.

Большую роль в создании марксистской концепции исторического процесса сыграли дискуссии конца 20-х — начала 30-х годов о социально-экономических формациях. Во время этих дискуссий было уточнено понятие общественно-экономической формации и его применение к конкретным обществам, подвергнуты критике представления о смешанных формациях, в частности о рабовладельческо-феодальной формации, торговом капитализме, преодолены остатки циклизма и модернизации античных обществ.

Новый период в развитии советской исторической науки, в том числе истории Древнего Рима, начался с середины 30-х годов, после опубликования постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О преподавании гражданской истории в школах СССР» от 16 мая 1934 г. В этом постановлении и в других партийных документах этог,о времени отмечались необходимость сочетания марксистско-ленинской теории с тщательным анализом исторических источников, создания полнокровной всемирной истории, отказа от схематизма, исследовательского подхода к анализу исторического процесса. Восстановление исторических факультетов в составе университетов потребовало новых учебников для студентов, написанных на основе возрос-_ шего научного опыта. В. С. Сергеев опубликовал 2-томное учебное пособие «Очерки по истории Древнего Рима» (1938). С. И. Ковалев в 1937 г. издал курс лекций по периоду эллинизма и римской истории, а в 1948 г. — сводный труд «История Рима». Три издания выдержал учебник по истории Древнего Рима (1947 г. — 1-е издание) Н. А. Машкина. В этих работах, так же как и в учебниках, написанных другими специалистами, излагался полный курс древнеримской истории с распада родового строя и зарождения рабовладельческих отношений, прослеживался весь цикл их развития вплоть до разложения и формирования элементов феодальных отношений. Причем показывались разные стороны римской истории, включая социально-экономическую структуру, социально-политическую борьбу, государственную организацию и культуру, хотя преимущественное внимание уделялось социально-экономическим проблемам, поставленным в центр изложения.

Особенно большое внимание в 30—40-х годах привлекали разные стороны классовой и социальной борьбы в римском обществе, и прежде всего борьба рабов против рабовладельцев. В монографии А. В. Мишулина «Спартаковское восстание» (1936) был обстоятельно изучен ход спартаковского движения, восстания рабов на острове Сицилия во II в. до н. э. Рабские восстания рассмотрены автором не в качестве случайного события (точка зрения многих буржуазных ученых), а как ведущее классовое противоречие, определившее всю внутреннюю жизнь последнего столетия Римской республики. Развивая свою точку зрения о роли рабских восстаний в судьбах римского рабовладельческого общества, А. В. Мишулин и С. И. Ковалев предложили теорию революции рабов, которая преувеличивала роль рабских восстаний и мало учитывала другие социальные противоречия: движение крестьянства, провинциального населения и другие формы социальной борьбы. В трудах С. И. Ковалева, А. В. Мишулина, В. С. Сергеева были подвергнуты исследованию особенности рабовладельческого способа производства и его воспроизводства, сущность рабовладельческой эксплуатации. В работах В. С. Сергеева и Н. А. Машкина прослеживались социальные корни императорской власти. Эти исследования нашли свое завершение в капитальной монографии Н. А. Машкина «Принципат Августа. Происхождение и социальная сущность» (1949), удостоенной Государственной премии.

 А. Б. Рановичем, Р. Ю. Виппером, С. И. Ковалевым, Г. М. Лившицем изучались многие аспекты истории происхождения христианства, христианской литературы, история ранней церковной организации.

Одним из принципиально важных для понимания рабовладельческого римского общества в имперский период был интерес к римским провинциям как органическим частям Римского средиземноморского государства: А. В. Мишулин об Испании (1952), О. В. Кудрявцев о балканских провинциях (1954), Н. А. Мащкин о североафриканских и др.

Известным завершением плодотворной научно-исследовательской работы в области древней истории, и в частности римской, стал II том коллективного издания «Всемирная история» (1956), в котором дана сводная картина римской истории с точки зрения марксистско-ленинской концепции античного рабовладельческого общества.

Большое воздействие на развитие советской исторической науки оказали решения XX съезда КПСС и постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий» (1956—1957). Одной из важнейших задач в 60—70-х годах стало изучение различных проблем рабства как социально-экономической системы. Институт всеобщей истории опубликовал серию монографических исследований, в первую очередь Е М. Штаерман («Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях римской империи», 1957; «Религия и мораль угнетенных классов Римской империи», 1961; «Расцвет рабовладельческих отношений в Римской республике», 1964; «Рабовладельческие отношения в ранней Римской империи», 1971), Л. А. Ельницкого о рабстве в раннем Риме (1964), коллективные монографии о рабстве в западных и восточных провинциях Римской империи в I—Ш вв. (1977). В этих монографиях впервые в советской литературе коренная проблема античного общества была исследована со всей возможной тщательностью и на основе всего имеющегося материала источников.

Другим важным направлением в изучении древнеримской истории является специальный анализ рабовладельческого производства, его экономики и прежде всего сельского хозяйства как ведущей отрасли: в работах М. Е. Сергеенко, Е. М. Штаерман, В. И. Кузищина показана сложная и своеобразная структура рабовладельческого производства, глубоко отличная как от капиталистической экономики, так и от феодальной.

Много внимания уделяли советские ученые исследованию сложной проблемы римской истории — кризису полисного устройства в Риме в конце Республики и формированию имперского рабовладельческого общества. В ряде работ С. Л. Утченко («Кризис и разложение Римской республики», 1965, и др.), а также Е. М. Штаерман и О. В. Кудрявцева было показано, что неправомерно связывать разложение полиса в период поздней Римской республики с кризисом рабовладельческих отношений; напротив, преодоление узких .полисных порядков лишь открывало большие возможности для распространения классических рабовладельческих отношений, которые и достигают своего апогея в раннюю Империю I—II вв.

В современной советской литературе конкретные аспекты раннеримской истории были детально изучены Л. А. Ельниц-ким, А. И. Немировским, Ф. М. Нечаем, И.' Л. Маяк: происхождение Римского государства, этрусская история, взаимоотношения Рима и италийцев, аграрные отношения, история раннего рабства.

Популярной темой продолжает оставаться история римских провинций. Помимо работ по истории рабства в восточных и западных римских провинциях римская провинциальная система изучается и в более общем плане — в работах Е. С. Голубцовой о римской Малой Азии (1962; 1972; 1977), Г. М. Лившица об Иудее (1957), Г. Г. Дилигенского о Северной Африке (1961),  в двухтомной монографии А. Г.Бокшанина о взаимоотношениях Рима сПарфией (1960—1966), Ю. К. Колосовской о Паннонии (1974) и др.

Из работ о поздней Римской империи следует отметить исследования А. М. Ременникова о военно-политических взаимоотношениях Рима и варварских племен в Ш—IV вв. (1954—1957), труды А. Р. Корсун-ского о взаимодействии римских общественных порядков и варварских -племенных структур и проблеме перехода от рабовладельческих отношений к феодальным в западных провинциях империи (1963; 1969). Аналогичные аспекты на материалах Египта были подвергнуты изучению И. Ф. Фихманом («Египет на рубеже двух эпох», 1965) и А. И. Павловской («Египетская хора в IV в.», 1979).

Советские историки проделали большую работу по изучению самых различных как конкретных, так и теоретических проблем римской истории: разработаны материалистическая концепция сущности римского рабовладельческого общества, особенности и механизм его развития, исследованы многие конкретные стороны римской истории. Плодотворная деятельность советских ученых проходит под знаком постоянной борьбы с реакционными направлениями буржуазной науки, с ее произвольными идеалистическими построениями.

История Древнего Рима активно изучается учеными социалистических стран. Используя метод материалистического понимания истории, опыт советской исторической науки, они уделяют особое внимание исследованию социально-экономических отношений. Развивая богатые традиции национальных школ, отражая современные требования научного развития, антиковеды социалистических стран проводят большую работу по расширению круга источников. Так, в ГДР продолжается издание произведений античных авторов в рамках восстановленной тейбнеровской библиотеки греческих и латинских авторов, продолжается публикация новых эпиграфических материалов на базе знаменитого корпуса латинских надписей, восходящего к Т. Моммзену. Усилилась активность болгарских, югославских, венгерских и румынских археологов по иседедованию материальных памятников на территории их стран, бывших в древности частями Римской империи. Раскопки Сармицигету-зы, Суцидавы, Аквинка, Саварии, Аполлонии были обобщены в капитальных публикациях, которые ввели в научный оборот большой материал новых источников. Институт папирологии в Варшаве проводит большую работу по изучению папирологических источников, в частности по истории римского Египта, продолжая традиции Р. Таубеншлага.

Предметом конкретного исследования ученых социалистических стран являются самые различные проблемы древнеримской истории, и прежде всего социально-экономические отношения, как важнейшие. В работах ученых ГДР, Польши, Румынии, Венгрии, Болгарии, Чехословакии и Югославии содержится исследование самых различных аспектов социально-экономических отношений как всего римского средиземноморского общества, так и отдельных, главным образом придунай-ских, провинций. Большое место в национальных школах социалистических стран занимает изучение тех римских провинций, которые сейчас являются частью территории соответствующей страны. Так, в болгарской историографии много и плодотворно занимаются изучением Древней Фракии (X. Данов, Б. Геров, А. Фол, В. Велков и многие др.), в Румынии — исследованием провинции Дакии и роли римского наследства в дальнейшем генезисе румынской культуры и государственности (К. Дайковичу, Э. Кондураки, Д. Пиппиди, Р. Вулпе и др.), в Венгрии ведется исследование провинций Паннонии (Я. Силадьи, А. Мочи, Л. Баркоци) и Норика (Г. Альфельди). Эти исследования отличаются своим комплексным характером, включают новый, добытый в последние годы археологический и эпиграфический материшт, касаются многих сторон как внутренней жизни провинций, отдельных городов, так и их связей с античными центрами Средиземноморья и представляют собой большой вклад в мировую историографию.

Общие проблемы древнеримской истории, ее место во всемирном историческом процессе активно исследуются в ГДР: работы Э. Вель-скопф («Производственные отношения на Древнем Востоке и в греко-римском мире», 1957), В. Зейфарта («Римская история. Императорское время», 1973), I том «Всемирной истории. До возникновения феодализма» под редакцией Селлнов (1977), «История культуры в античности, т. II. Рим» под редакцией Р. Мюллера (1978), исследования Р. Гюнтера о проблемах перехода от античности к средневековью в др. Показателем большой зрелости антиковедения социалистических стран является активное участие его представителей на многих международных конгрессах, выступление на них с докладами и сообщениями, вызывающими большой интерес в научном мире.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «История Древнего Рима»

 

Смотрите также:

 

Римляне и греки

 

История (Иловайский): Древняя история

 

VIII. ВРЕМЯ ЦАРЕЙ В РИМЕ И БОРЬБА ПАТРИЦИЕВ С ПЛЕБЕЯМИ

ГЛАВНЫЕ НАРОДЫ ИТАЛИИ

РИМ

ПРЕДАНИЯ О НАЧАЛЕ РИМА. ПЕРИОД ЦАРЕЙ

УЧРЕЖДЕНИЯ СЕРБИЯ ТУЛЛИЯ

ТАРКВИНИЙ ГОРДЫЙ И НАЧАЛО РЕСПУБЛИКИ

НАРОДНЫЕ ТРИБУНЫ И ДЕЦЕМВИРЫ

НАШЕСТВИЕ ГАЛЛОВ

ЛИЦИНИЕВЫ ЗАКОНЫ

IX. РАСПРОСТРАНЕНИЕ РИМСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА И ИЗМЕНЕНИЯ В НРАВАХ

ЦАРЬ ПИРР

НАЧАЛО ПУНИЧЕСКИХ ВОЙН

ГАННИБАЛ И ЕГО ПОХОД В ИТАЛИЮ

СЦИПИОН АФРИКАНСКИЙ И СУДЬБА ГАННИБАЛА

ПОКОРЕНИЕ МАКЕДОНИИ, ГРЕЦИИ И РАЗРУШЕНИЕ КАРФАГЕНА

ИСПАНИЯ

ИЗМЕНЕНИЯ В РИМСКИХ НРАВАХ. ПОРЦИЙ КАТОН

ОПТИМАТЫ И ПРОЛЕТАРИИ. БРАТЬЯ ГРАКХИ

X. УПАДОК РЕСПУБЛИКАНСКОГО ПРАВЛЕНИЯ В РИМЕ И ПЕРЕХОД К ИМПЕРИИ

СУЛЛА

ПОМПЕИ И КРАСС

ЦИЦЕРОН

ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ И ПЕРВЫЙ ТРИУМВИРАТ

БОРЬБА ЦЕЗАРЯ С ПОМПЕЕМ

ДИКТАТУРА И СМЕРТЬ ЦЕЗАРЯ

ОКТАВИАН И ВТОРОЙ ТРИУМВИРАТ

XI. РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ

ТЕВТОБУРГСКИЙ ЛЕС

ДИНАСТИЯ АВГУСТА. НАЧАЛО ХРИСТИАНСТВА

ДОМ ФЛАВИЕВ (70-96)

СЧАСТЛИВЫЙ ПЕРИОД ИМПЕРИИ

ГОСПОДСТВО СОЛДАТ (180-285)

ДИОКЛЕТИАН

ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

КОНСТАНТИН ВЕЛИКИЙ И ТОРЖЕСТВО ХРИСТИАНСТВА

ПРЕЕМНИКИ КОНСТАНТИНА И РАЗДЕЛЕНИЕ ИМПЕРИИ

XII. ЧЕРТЫ РИМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЫТА И РИМСКОЙ КУЛЬТУРЫ

КОМИЦИИ И СЕНАТ

МАГИСТРАТЫ

ПРОВИНЦИИ И ДОХОДЫ РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

УЧРЕЖДЕНИЯ РЕЛИГИОЗНЫЕ

УПАДОК РЕЛИГИИ И ФИЛОСОФСКИЕ ШКОЛЫ

ИЗЯЩНЫЕ ИСКУССТВА И ПОЛЕЗНЫЕ СООРУЖЕНИЯ

ДОМАШНИЙ БЫТ. ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН

ВОСПИТАНИЕ

РАЗВИТИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЕЕ ЗОЛОТОЙ ВЕК

ПОСЛЕДУЮЩАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ЭПОХА

НАУКА ПРАВА

ГРЕЧЕСКИЕ ПИСАТЕЛИ РИМСКОГО ПЕРИОДА

 

Всеобщая История Искусств

 

Искусство Западной Европы