ЭНЕОЛИТ. МЕДНО-КАМЕННЫЙ ВЕК

 

 

Статуэтки из Траян-Дялул Вией и Флорешты

 

 

 

Особую категорию керамических изделий составляют мужские и женские статуэтки, причем последние явно преобладают.

 

Статуэтки поселения Траян-Дялул Вией делятся на стоящие и сидящие, со слитыми в столбик или раздельно моделированными ногами. Есть статуэтки, верхняя часть туловища которых напоминает так называемые скрипкообраз- ные фигурки. Часть статуэток имеет покатые плечи без обозначения рук, часть — руки в виде коротких выступов, направленных в стороны; у одних фигурок живот плоский, у других — выпуклый. По-разному моделированы и головки. Так, головки некоторых статуэток в виде столбика являются продолжением шеи, при этом нос и глаза едва обозначены. У части фигурок головка округлая, четко изображены овал лица, глаза, нос и рот ( LVI, 1). У одних статуэток признаки пола выражены слабо, у других, напротив, нарочито подчеркнуты. Два представленных в Траян-Дялул Вией типа статуэток, претерпев некоторую трансформацию, стали ведущими на следующей ступени. Это сидящие женские фигурки с соединенными, а реже — с раздельно моделированными ногами.

 

Среди поселений 1-й ступени — Траян-Дялул Вией единственное, исследованное на большой площади. Около десятка поселений этого времени известно в узких долинах карпатских рек Олт, Негру и Бистрица (Marinescw-Bilcu S., 1974с). Происхождение их не выяснено. По мнению Гортензии и Владимира Думитреску, древнейшие докукутенские памятники свидетельствуют о синтезе культур линейно- ленточной керамики, Боян-Джулешти, Хаманджия и, возможно, буго-днестровской (.Dumitrescu V., 1963а). Что касается последней, то ее носители — охотники и рыболовы — жили в такой дали от Карпат, что вряд ли могли вступать в контакт с земледельческо-ското- водческими докукутенскими общинами. Сомнительны, на наш взгляд, для этого времени и контакты с причерноморской культурой Хаманджия. Вклад же в формирование докукутенской культуры со стороны некогда живших в том регионе носителей культуры линейно-ленточной керамики действительно проявляется, преимущественно в отдельных элементах углубленного орнамента (Думитреску Г., 1960; Marinescu-Bilcu S., 1971). В еще большей степени ощущается воздействие со стороны культуры Боян. Техника углубленного узора, отдельные наиболее излюбленные элементы резного орнамента и формы некоторых сосудов фазы Докукутени I находят ближайшие аналогии в керамике культуры Боян. Особенно большое сходство ощущается при сопоставлении острореберных чаш на высоком поддоне с ровными стенками, сосудов подпрямоугольной формы, крышек с высоким полым навершием (DumiU rescu V.j 1974а, p. 46—48).

 

Сходство этих изделий ( LIII, 68, 71, 72) с боннской керамикой фазы Джулешти значительно большее, чем с подобными изделиями других культур Карпато-Дунайского бассейна. Е. Комша, ознакомившись с материалами поселения Траян-Дялул Вией, высказал мнение, что докукутенская культура появилась в результате смешения элементов двух культур — Боян-Джулешти и поэдней линейно-ленточной (Соща Е., 1974с, р. 244). Дальнейшая эволюция культур Боян и Докукутени представляется ему параллельной. Но, если исходить из того, что стиль керамических изделий этих культур совершенно различен, такое объяснение возникновения докукутенской культуры кажется слишком схематичным. Для решения вопроса явно недостает сведений о некоторых неолитических культурах Карпатского бассейна. О контактах доку- кутенских общин с населением Трансильвании красноречиво свидетельствуют обломки докукутенской посуды с резным орнаментом, найденные на эпоним- ном поселении культуры Турдаш. Когда и в результате чего наладилась связь этих культур — неясно.

 

Первые докукутенские поселенцы Верхнего Олта и Молдавского Прикарпатья, от которых ведут свое происхождение все трипольско-кукутенские общины, в свете данных о раскопках ранних поселений выступают перед нами как общество со сложившейся традицией и в сооружении поселков, и в производстве домашнего инвентаря, и в способе ведения зем- ледельческо-скотоводческого хозяйства. Выработанный ими способ ведения сельского и домашнего хозяйства был, видимо, настолько рационален в тех условиях, что просуществовал потом веками без особых перемен.

 

Поселения 2-й ступени раннего периода более изучены. Всего их зафиксировано около 30 (карта 3, б). Раскопки проводились в Прикарпатье (Извоаре, Банку, Трудешти-Гигоешти), в бассейне среднего течения р. Прут (JIapra-Жижия, Влэдэни), на притоке Днестра р. Реут (Флорешты, Рогожаны) и на левобережье Днестра (Бернашовка). Наиболее крупные раскопки осуществлены под руководством Т. С. Пас- сек во Флорештах (Пассек Т. С. 1957; 1961а) и В. Г. Збеновича в Бернашовке (Звенович В. Г., 1980а; 19806; 1980в; 1980г). По своим масштабам они значительно превзошли работы на таких широко известных поселениях, как Извоаре (Vulpe Д.,1957) и JIapra-Жижия (Александреску А. Д., 1961), материалы которых послужили основой для характеристики докукутенской фазы (Dumitrescu V., 1960). Поселения Бернашовка и Флорешты небольшие, неукрепленные. Площадь поселения Флорешты составляет 120X100 м, площадь поселения Бернашовка — 130X100 м. Первое расположено на краю 20-метровой террасы, второе — на холме первой террасы, возвышающейся над уровнем воды на 9 м.

 

Во Флорештах скопления кусков обмазки не позволяли четко разграничить площадь отдельных жилищ. Участки, связанные с некоторыми домами, как отмечает Т. С. Пассек, порой имели вид крупных пятен, образованных скоплением всевозможных предметов, костей животных и кусков обмазки. Толщина культурного слоя достигала 0,4—0,5 м, а местами 1 м. На поселении выявлены землянки и хозяйственные ямы. В свете накопившегося опыта раскопок трипольских домов представляется, что расположенные вплотную друг к другу ямы 10, 11 и 12 вполне могли находиться под крышей одного жилища, длина которого достигала 10 м, ширина 6 м (Пассек Т. С., 1961а, с. 195-197). Судя по обожженным кускам глиняной обмазки, упавшим в ямы, толщина ее составляла 5—8 см. В некоторых домах на земляной подсыпке посреди земляного пола устроены обмазанные глиной небольшие возвышения, которые могли служить местом как помола зерна, так и домашнего алтаря. Такие глинобитные возвышения просуществовали в трипольском домостроительстве до самого позднего времени. Ямы, похожие на флорештские, были вскрыты В. И. Марке- вичем в Рогожанах I (Маркевич В. И., 19746). Сходство наблюдается и в размерах ям, и в характере их заполнения. Наиболее крупное углубление достигало в длину 7,8 м, в ширину — 7,0 и в глубину — 1,4 м. Очажная яма размерами 1,3 X 0,9 м имела глубину 1,65 м. В верхней части заполнения ямы исследователь отмечает наличие кусков глиняной обмазки, не связанных с конструкциями внутри нее — видимо, они происходят от наземной части жилища.

 

В отношении определения размеров жилищ и планировки всего поселения более удачны раскопки В. Г. Збеновича в Бернашовке, где вскрыты шесть стоящих по кругу домов площадью от 30 до 60 кв. м. В центре находилось самое большое жилище площадью 150 кв. м. Таким образом, для 2-й ступени раннего периода культуры Триполье-Кукутени выявляется довольно однообразная застройка поселений, при которой жилища и хозяйственные сооружения располагались небольшими группами, но в одном случае по кругу (Бернашовка), а в другом (Флорешты) — более хаотично.

 

Кремневая индустрия памятников 2-й ступени имеет неолитический облик ( LVII). Обработавший несколько коллекций раннего периода А. Пэунеску отмечает поразительное сходство кремневых изделий первых ступеней раннего периода, особенно из Траян-Дялул Вией, с кремневыми орудиями культуры линейно-ленточной керамики (Раи- nescu А., 1970, р. 45). В. И. Маркевич в раннетри- польских коллекциях, происходящих с территории Молдавии, выделяет орудия, известные на поселениях буго-днестровского неолита (Маркевич В. И.у 1974а, с. 32). Особое внимание оба исследователя обращают на геометрические микролиты из сечений пластин ( LVII, 13—15), в большинстве использовавшиеся как наконечники стрел.

 

Для кремневой индустрии рассматриваемого времени характерны конические и призматические нуклеусы с аккуратной огранкой, образовавшейся при отделении тонких, ровных пластин. Обычно с одной стороны нуклеуса сохраняется желвачная корка или делается специальное ребро для закрепления ядри- ща в деревянной щемилке с целью придания им неподвижности ( LVII, 24), поэтому даже нуклеусы аморфных очертаний имеют ребро, оформленное противолежащими сколами. Часть призматических нуклеусов, сработанных до предела, использовалась в качестве ретушеров ( LVII, 23), часть превращалась в отбойники. Заготовками орудий служили отщепы (длиной 2—3 см, шириной 1,5—2,5 см) и ровные тонкие пластины (длиной 4— 5 см, шириной 1—1,2 см). Лезвия режущих инструментов (ножей, серпов) обычно не ретушировались. Притупившиеся пластины выбрасывали, поэтому на территории поселений их находят в большом количестве (например, в Бернашовке — более 700 экз.).

 

Преобладают в кремневом инвентаре памятников 2-й ступени скребки — они составляют примерно половину всех орудий. Из пластин делали единичные орудия; основная их масса изготовлялась из отще- пов. В Бернашовке обнаружено 2215 скребков из отщепов и только 79 из пластин (Збенович В. Г., 1980а; 19806; 1980в). Ретушью формировался полукруглый ( LVII, 21), круглый ( LVII, 19) или прямой ( LVII, 20) край. Группа скребков из пластин или пластинчатых отщепов со скошенным краем получает распространение несколько позднее ( LVII, 18). Из отщепов и пластин делали скобели ( LVII, 3), иногда проколки ( LVII, 4); исключительно из пластин изготовляли сверла ( LVII, 5—9). Перечисленные типы кремневых орудий обычны для всех ранних поселений. Резцы и резчики особенно обильно представлены на поселениях Поднестровья. В дальнейшем наличие резцов стало особенностью инвентаря поселений Верхнего Поднестровья.

 

Помимо кремневых орудий и оружия в виде наконечников стрел и копий ( LVII, 16, 17), для памятников 2-й ступени типичны сланцевые клиновидные топоры ( LVII, 29), тесла ( LVII, 27, 28) у долота ( LVII, 26), мотыги, а также тесла, топоры-молоты и боевые топоры из других пород камня. Довольно многочисленны изделия из кости и рога: шилья, иглы, кочедыги, керамические лощила, мотыги, муфты и рукояти для каменных орудий, рыболовные крючки. Более редкими находками являются костяные штампы и лопаточки для нанесения орнамента на керамику, орудия для разминания шкур, сделанные из лопаток и ребер особей крупного рогатого скота,— струги. Небольшим количеством представлены ножи и шилья из продольно расколотых клыков кабана. Из песчаника делали зернотерки; речные гальки использовались в качестве лощил при изготовлении керамики. На этой ступени выходит из употребления каменное долото в форме башмачной колодки. Устойчивые формы орудий определенных размеров свидетельствуют о значительной степени развитости в первую очередь таких производств, как изготовление орудий труда, переработка продуктов охоты и животноводства, земледелие, деревообрабатывающее и керамическое.

 

Культурный слой поселений 2-й ступени раннего периода изобилует обломками глиняной посуды. По сравнению с керамикой 1-й ступени особенно видны перемены в формах сосудов ( LIII, 52—67).

 

Очертания их становятся более плавными, число форм с острым ребром значительно уменьшается. Плечики сосудов делаются выше, выделяется придонная часть. У мисок на высокой подставке меняется форма и основного объема, и подставки. Наряду с ребристыми формами распространяются миски полусферических очертаний на высоких подставках с ровными или слегка выпуклыми стенками. Антропоморфные сосуды, служившие для хранения зерна, утрачивают высокую шейку, в связи с чем изменяется форма крышек, предназначенных именно для этих сосудов. Форма их приближается к полусферической, полая ручка (головка) в центре становится ниже. Появляются и крышки с массивной ручкой-головкой.

 

Орнамент посуды этого времени довольно разнообразен ( LIV, 11—17, 19;  10). Даже на кухонной посуде возникает больше вариаций защипов, налепов, ямок, валиков с насечками ( 10, 2—4, 6). Богаче становится узор и на сосудах с углубленным орнаментом, особенно с проглаженным. Орнамент выполнен тонкими аккуратными желобками, изображающими змею или дракона с отчетливо обозначенными деталями головы ( 10, 5). Распространяется способ заполнения всего свободного орнаментального фона оттисками гребенчатого штампа. На большинстве сосудов резной орнамент ( 10, 1, 8) заменяется проглаженным узором ( 10, 5). Имеются узоры, выполненные тонкими мелкими желобками ( 10, 9); широкие каннелюры сочетаются с оттисками зубчатого штампа и проглаженным орнаментом ( LIV, 13). Углубления инкрустируются белой пастой, а фон орнамента закрашивается красной охрой после обжига. На 2-й ступени увеличивается количество гладкостенных сосудов, которые по форме и характеру обработки поверхности близки чашам, украшенным рядом мелких ямок или парой тонких прочерченных линий. Небрежным становится исполнение выемчатого узора в виде «волчьих зубов» или «шахматной доски» — аккуратные прямоугольные вырезы заменяются вырезами трапециевидной формы, исчезают некоторые элементы более раннего орнамента («усики», небольшие продолговатые ямки в изгибах орнаментальных лент и т. д.). Растительная примесь не добавляется теперь к глиняному тесту. О соотношении разных керамических групп можно судить по данным коллекции из Бернашовки. Кухонная посуда составляет там 54,2%, посуда с выемчатым орнаментом —16,8, тонкостенная посуда с проглаженным орнаментом, каннелюрами и оттисками штампа —20%; на прочую керамику приходится 9% (Збенович В. Г., 1980в, с. 106, 112, 117).

 

Антропоморфная пластика памятников 2-й ступени довольно однообразна. Большинство статуэток представляет собой схематичную женскую фигуру в сидячей позе с разделенными или слепленными ногами ( LII). Углубленными линиями внизу живота обозначен треугольник, а на ногах — пальцы. Стеатопигия более выражена даже по сравнению со статуэтками предшествующего времени. Верхняя часть туловища сильно укорочена. Есть фигурки, у которых плечи и грудь не выделены. Реже встречаются фигурки с обозначенными плечами. Головки очень схематичны ( 10, 11). Известны статуэтки с подпирающими голову рельефно моделированными руками. Они представляют собой раннюю форму скульптурок этого типа. Сидения делаются еще без ножек.

 

Антропоморфная форма придавалась и погремушкам. Судя по обломку погремушки из Флорешты, ручкой ей служили соединенные ноги женской пустотелой фигурки, в которую были помещены шарики из глины. Антропоморфные черты приданы также глиняным ковшикам, костяным и глиняным амулетам ( LVIII, 17, 18, 30). Кроме того, известны глиняные амулеты в форме ромба, звезды, треугольника, зуба оленя. Зубы животных тоже служили амулетами. В инвентаре поселений этой ступени имеются довольно крупные столики-алтари на высоких столбчатых ножках. В целом вещевой комплекс памятников 2-й ступени демонстрирует эволюцию предметов, существовавших в памятниках типа Траян-Дялул Вией.

 

3-я ступень в развитии памятников раннего периода очень короткая. Поселений этого времени обнаружено мало, целенаправленные раскопки их не производились. Судя по публикациям, к 3-й ступени бесспорно могут быть отнесены лишь два поселения — Мындришка и Окопы и с меньшей уверенностью—поселения у сел Брага, Бабшин, Берново- Малинки, Вороновица и Лука-Устинская (Bichir Gh., 1970; Збенович В. Г., 19806; 1980г).

 

На 3-й ступени почти выходят из употребления сосуды с резным инкрустированным орнаментом. Их вытесняют сосуды с проглаженным и штамповым узором ( LIII, 47—51). То же явление наблюдается и в группе кухонной посуды. Уменьшается число горшков и мисок, украшенных по всей поверхности защипами и наколами. На следующей ступени они уже не встречаются. Их место занимают сосуды с довольно тонким ангобом и бедным орнаментом в виде ряда ямок у основания шейки. В керамическом комплексе 3-й ступени отразился процесс замещения одних типов сосудов другими — менее трудоемкими в изготовлении, типичными уже для второй половины раннего периода.

 

Первая половина периода имела огромное значение для всей последующей истории трипольско-кукутенских племен. Именно в это время с Восточных Карпат (карта 4, I, 2) часть населения, оставившего памятники типа Траян-Дялул Вией, спустилась в долины рек, протекающих по территории Молдовы. На протяжении 2-й и 3-й ступеней эти племена значительно расширили район своего обитания, заняв территорию между Молдавским Прикарпатьем и Средним Поднестровьем, где и проходило их дальнейшее развитие (карта 4, I, 1). Наиболее выгодным оказалось географическое положение населения, обосновавшегося в бассейне р. Реут, в районе, связанном многочисленными водными путями с Прутом и Днестром, что обусловило его главенствующую роль среди остальных трипольско-докукутенских племен и быстрое развитие социально-экономических отношений. Последнее проявилось в концентрации населения в пунктах Рогожаны I (более 8 га) и Гура-Каменка (более 30 га) СМаркевич В. И., 1973а; 19736). Именно из этого района в дальнейшем и произошло расселение трипольских племен в Верхнее и Среднее Поднестровье.

 

женские фигурки из кукутени 

К содержанию книги: Медно-каменный век - переход от неолита к бронзовому веку

 

 Смотрите также:

 

Хронология Триполья. Периодизация памятников

Со времена выделения Т. С. Пассек раннего этапа трипольской культуры (Триполье А) неизмеримо
Такие изделия связаны с поселениями этапа В/1 — Кукутени А: Сабатиновка I и...

 

конце V — начале IV тыс. до н. э. историческая обстановка на...  Раннее триполье и энеолит юго-восточной европы.

Начало сложения культурно-исторической области Кукутени-Триполье неразрывно связано с более общими процессами перехода Юго-Восточной Европы от неолита к энеолиту

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТРИПОЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ  Керамика трипольской культуры

 

автохтонность трипольской культуры В. В. Хвойко, утверждавший...

Сходство Триполья и КЛЛК проявляетс