ЭНЕОЛИТ. МЕДНО-КАМЕННЫЙ ВЕК

 

 

Поселения и дома культуры Триполье-Кукутени

 

 

 

Памятники второй половины раннего периода

 

Памятники второй половины раннего периода (карта 3, в; 4, II) исследованы более полно, чем памятники первой половины. Среди раскапывавшихся памятников 4-й ступени наиболее известны поселения Сабатиновка Hi и Гайворон на Южном Буге (Макаревич М. Л., 19526; Даниленко В. Н., 1974; Збенович В. Г., 1980г), Лука-Устинская (Беланов- екая Т. Д., 1961) и Брага (Борисковский П. И.+ 1950) на Среднем Днестре, Витиловка и Черновцы- Рогатка I на р. Прут (Тимощук Б. О., 1956; 1978), Александровна I и Путинешты I в Северной Молдавии (Маркевич В. И., 1973а). В отличие от Пруто-Днестровского междуречья, истоки трипольских поселений в Побужье недостаточно ясны. Наиболее ранние трипольские памятники этой территории типа Сабатиновка Hi относятся к 4-й ступени.

 

Поскольку ни одно из этих поселений не было вскрыто полностью, судить об их площади и планировке пока не представляется возможным. На поселениях Александровна I, Путинешты I, Витиловка и Сабатиновка Hi расчищены наземные и полу земляночные постройки жилого и хозяйственного назначения. Так, на поселении Путинешты I наземный дом подпрямоугольной в плане формы (6X4 м) имел пол, сооруженный на уровне древней дневной поверхности и обмазанный глиной с примесью половы, а также печное сооружение. На том же памятнике вскрыты две округлые в плане полуземлянки диаметром 5,0—6,6 м и глубиной до 1 м с ямами в полу, заполненными золой. Постройки, подобные описанным, характерны для всех известных поселений 4-й ступени.

 

Кремневый, каменный и костяной инвентарь памятников 4-й ступени по соотношению разных типов орудий и технике изготовления в целом не отличается от набора орудий предшествующего времени.

 

Отличие рассматриваемых памятников проявляется прежде всего в керамике. В комплексах 4-й ступени посуда с резным (выемчатым) узором уже не встречается. Ее полностью заменяют сосуды с проглаженным орнаментом, хотя сами узоры остаются традиционными. Изменения заметны и в формах ( LIII, 34—46): у мисок на высокой подставке теперь делаются отверстия в подставках; наряду с полусферическими крышками, имеющими в центре низкую ручку, появляются высокие, но уплощенные крышки с широким отогнутым краем и без ручки. Существенные изменения наблюдаются и в группе кухонной посуды. Преобладавшие ранее сосуды, сплошь покрытые ямками, бугорками, валиками или защипами, начинают выходить из употребления. Их вытесняют горшки и миски с шероховатыми стенками, орнаментированные лишь рядом ямок у основания шейки. Формы горшков становятся более закрытыми.

 

Заметны изменения и в пластике комплексов 4-й ступени. Так, статуэтки из Александровки I указывают на развитие крайне схематичного типа сидящих женских фигурок. Шея, сливающаяся с верхней частью туловища, вылеплена в виде узкого или расширяющегося вверху для обозначения головы столбика. Меняется стиль лепки не только статуэток, но и антропоморфных детских погремушек. Погремушка с поселения Александровна I имеет столбчатую ножку и геометрические очертания, что сильно отличает ее от более ранней погремушки из Флореш- ты, исполненной в натуралистической манере.

 

Большая часть известных нам раннетрипольских поселений относится к 5-й ступени. В их числе Голерканы, Сокол (Пассек Т. С., 1961а) и Ленковцы (Чернит К. К., 19596) в Поднестровье, Сабатинов- ка И2 (Даниленко В. Л/., Макарееич М. Л., 19566) в Побужье, Извоаре I2 (Vulpe Д., 1957) и Траян- Дялул Фынтынилор II (Dumitrescu #., 1959; Mari- nescu-Bilcu S., 1974с) на р. Бистрица. Все это поселения небольшой площади, видимо, с гнездообразно расположенными постройками. Жилища — наземные и полуземляночные. Преобладают постройки малых (до 20 кв. м) и средних (до 50 кв. м) размеров; крупные жилища (100—150 кв. м) единичны. Например, на поселении Ленковцы из пяти раскопанных наземных жилищ одно, частично разрушенное, имело площадь 14 кв. м (7X2 м), два — 40 кв. м (8X5 м), одно — 50 кв. м (10X5 м) и одно — 144 кв. м (18X8 м).

 

Сохранность строительных остатков на поселении Ленковцы позволяет пересмотреть представление о типах жилищ, сложившееся во время раскопок 50-х годов. Полуземлянки с очажными ямами внутри, частично перекрытые глинобитными площадками, по традиции воспринимались тогда как землянки более древнего строительного горизонта (Черниш К. /Г., 19596). В действительности же они ( LII) были частью конструкции домов, что неоднократно наблюдалось впоследствии при исследовании приднестровских поселений на территории Молдавии (Черныш Е. Л\, 1973; Зиньковский К. В., 1973; Маркевич В. Я., 1973а). Жилища имели прямоугольные очертания и высоту около 2,5 м. Стены их делались из плетня и глины. Потолочное перекрытие состояло из горбылей, уложенных плоской стороной вниз и обмазанных сверху в несколько слоев глиной с растительной примесью. Толщина одного слоя глины составляла около 4 см. В крупных жилищах местами наблюдалась обмазка в три-четыре слоя. Наряду с такими домами были и постройки хозяйственного значения, на месте которых глиняной обмазки вовсе не обнаружено. Различные по размеру и конструкции постройки одинаково имели земляные полы, на которых найдены камни зернотерок, раздавленные сосуды и другой инвентарь (Черниш К. 19596, с. 16,  12). Почти с каждым из жилищ связана хозяйственная яма. В северо-западном углу одного из крупных жилищ располагалась яма размерами 4,0X3,5 м, а в центре — небольшая ямка, где стоял антропоморфный сосуд ( 10, 12). В другом жилище (50 кв. м) хозяйственная яма меньших размеров (2,2X2,1 м) использовалась для приготовления пищи. В ней находился очаг, функционировавший длительное время. Погребом здесь служила яма, выкопанная в углу дома. Ее диаметр достигал 1,3 м, а глубина 0,7 м. В домах имелись возвышения, сооруженные из земли и обмазанные глиной, смешанной с песком. Конструкцию печей установить не удалось. В графической реконструкции крупного ленковецкого дома ( LIX, 2) использованы данные о трипольских печах памятников Днестровско- Прутского региона. В остальном эта реконструкция основывается на промерах, сделанных по отпечаткам древесины на глиняной обмазке.

 

Наряду с наземными домами на поселении Ленковцы вскрыта полуземлянка округлой формы размерами 6,8X5,0 м и глубиной около 1 м, служившая хозяйственным помещением одного из домов. Как и в более раннее время, площадь вокруг очага была здесь местом приготовления пищи и производства орудий. Возле очага помещали рога жертвенных быков, женские статуэтки, камни зернотерок. Обычно рядом с очагом в таких сооружениях находят большие скопления кухонных отбросов (кучи раковин моллюсков, кости животных) и отходов производства кремневых и костяных орудий. Пол в них неровный, изрытый ямками, имеет перепад глубин на отдельных участках 0,3—0,5 м и более. Большинство подобных сооружений, ошибочно считавшихся ранее самостоятельными жилищами, в действительности являются хозяйственными пристройками наземных домов.

 

Наземные постройки площадью 84 и 119 кв. м, вскрытые на поселении Сабатиновка И2, отличаются от жилищ других районов наличием каменных вы- мосток перед входом. Здесь обнаружена также постройка, специально предназначенная для выпечки хлеба. В ней находились хлебная печь, множество камней зернотерок и жертвенное место — обмазанное глиной земляное возвышение со стоявшими на нем статуэтками.

 

В кремневом инвентаре поселений, начиная с 5-й ступени, увеличивается число орудий из пластин и большее распространение получают широкие пластины для скребков. Зарождается техника изготовления тесел и долот из кремня. В ленковецких жилищах найдено пять заготовок таких орудий из местного серого кремня, оказавшихся недоделанными, видимо, из-за дефекта в материале (Черниш К. /Г., 19596, с. 47,  11, 19—21). По-прежнему много костяных орудий для обработки и сшивания шкур, плетения, вязания (шилья, лощила, кочедыги, спицы), а также мотыг из рога благородного оленя.

 

Медные изделия впервые появляются на памятниках 5-й ступени. На поселении Ленковцы найден небольшой пластинчатый браслет, на поселении Кельменцы — маленькое долото, на поселении Извоаре 12— три небольших медных предмета ( LX). В настоящей работе используется сводная таблица, составленная Н. В. Рындиной и включающая основные типы медных изделий культуры Триполье-Ку- кутени (Рындина Н. В., 1971,  31).

 

В керамических комплексах рассматриваемого времени ( LIII, 17—33) увеличивается число форм как в группе кухонных сосудов, так и в группах посуды с углубленным (проглаженным) и кан- нелированным орнаментом. Группа кухонных сосудов ( LIII, 27—33) включает конические и ши- рокогорлые с отогнутым наружу краем миски, полусферические горшки, окрутлобокие с цилиндрическим горлом и широкогорлые с отогнутым наружу краем горшки, плоские крышки, дуршлаги, и миниатюрные сосуды с носиком-сливом. Тесто сосудов этой группы содержит примеси шамота (часто очень крупного), обжиг их неровный. Наружная поверхность сосудов шероховатая, внутренняя — гладкая. Обычно у основания шейки они орнаментированы рядом ямок и налепных бугорков. На стенках и ручках некоторых сосудов помещены рельефные изображения женских фигур, как бы обхватывающих сосуд ( LXI, 4, 5), или обозначены только их руки ( LXI, 2), как это практиковалось еще на первых ступенях раннего периода ( LXI,3).

 

Группа сосудов с проглаженным орнаментом ( LIII, 17—21, 23—26) включает антропоморфные сосуды с полусферическими крышками, большие и высокие крышки с отогнутым наружу краем, предназначенные для хранения под ними продуктов и различных предметов, крынкообразные сосуды с ручками у края, широкогорлые горшки и миски с отогнутым краем, ритуальные сосуды без дна с отверстиями в стенках, ковши, в том числе с ручками, имеющими отверстия. Вся эта посуда сделана из хорошо отмученной глины с примесью мелкого шамота, слабо обожжена, пориста. Поверхность сосудов сплошь орнаментирована лентами из двух параллельных линий, заполненными или перемежающимися круглыми ямками. В негативно-позитивном узоре преобладают спиралевидные мотивы ( LIV, 1, 2, 4—6, 8;  10, 12). Как правило, орнамент оттеняется красной охрой, нанесенной после обжига.

 

Небольшая группа каннелированных сосудов состоит из округлобоких горшков с отогнутым краем, крынкообразных сосудов с налепами и ковшей с длинными ручками. Они вылеплены из хорошо отмученного теста, тщательно залощены, слабо обожжены. Каннелюры, использовавшиеся одновременно с оттисками мелкозубчатого штампа, образуют овалы, круги и другие геометрические фигуры, а иногда употребляются в сочетании с налепами.

 

Впервые в комплексах 5-й ступени появляется группа гладкостенных сосудов, сплошь окрашенных красной охрой после обжига ( LIV, 5). О соотношении керамических групп в комплексах 5-й ступени можно судить по материалам поселения Лен- ковцы, где кухонные сосуды составляют 42%, сосуды с проглаженным орнаментом — 46, каннелиро- ванные сосуды — 8,5, гладкостенные — 3,5% {Чернит К. 19596).

 

Наиболее существенные изменения в пластике поселений 5-й ступени заключаются в распространении фигурок, целиком покрытых углубленным узором, с подчеркнуто расширяющимися плечами и широкой тазовой частью, с головками, как и прежде имеющими вид столбика (обычно без изображения лица). Помимо вышеописанных статуэток, на поселении Сабатиновка Иг найдены скульптурные изображения женщин и сидений, покрытые белой мажущейся краской после обжига и расписанные красной охрой.

 

Поселения последней, 6-й, ступени раннего периода известны по раскопкам в Поднестровье у сел Лука-Врублевецкая (Бибиков С. Н., 1953) и Бер- ново-Лука (Пассек Т. С., 1961а), на р. Ботна у с. Новые Русешты близ г. Кишинева (Маркевич В. И., 1970а), в нижней части Среднего Подне- стровья у с. Солончены (Пассек Т. С1961а; Мовша Т. Г., 1955; 1960а; 1965а) и в урочище Александровна у с. Кирилловна Кодымского р-на Одесской обл. (Есипенко A. Л., 1957; Зиньковский К. В., Зиньковская Н. Б., 1974), в Побужье в с. Греновка (Макаревич М. Л., 19526), на р. Бырланд в с. Нег- решти, на р. Жижия в с. Андриешени, в Прикарпатье у с. Тырпешти (Marinescu-Bilcu 1974с). Отметим, что полностью раскопаны поселения, расположенные в крайних точках ареала трипольско- кукутенских общин: Лука-Врублевецкая на левобережье Днестра — на северо-востоке, Тырпешти в Прикарпатье — на западе.

 

Поселение Лука-Врублевецкая состояло исключительно из землянок, располагавшихся в ряд вдоль берега Днестра на протяжении 200 м. Одна из них выделялась размерами: 43X2,5—3,5 м. Землянки меньших размеров группировались по две-три вместе. Во всех них были очати-кострища. В одной из землянок на западной окраине поселения центральное место занимали очаги с глиняной обмазкой, под одним из которых было совершено захоронение ребенка (скорченное на боку), а под другим — черепа быка (Бибиков С. #., 1953). Скорее всего это помещение не было жилым. Очевидно, здесь совершались обряды, связанные с магией плодородия. Остальные землянки этого поселения больше похожи на жилища, хотя полная их реконструкция весьма затруднительна. Хорошо укрытое крутым склоном высокого берега Днестра, поселение не было искусственно укреплено.

 

Поселение Тырпешти первоначально имело размеры 70X35 м, располагалось на краю мыса, было ограничено рвом шириной около 2 м и состояло из семи наземных построек площадью от 12 до 77 кв. м. Некоторое время спустя ров был засыпан, в 20 м от него выкопан новый ров, а на свободном участке построено еще три дома. Жилища сгруппированы здесь по два и по три.

 

На поселении Александровна (Одесская обл.) дома располагались тремя рядами вдоль реки, причем зафиксированы пристройки одних домов к другим (Зиньковский К. В., Зиньковская Н. Б., 1974; 1975а; 19756). Центральная часть одного из домов имела второй этаж, служивший жильем, и несколько углубленный в землю нижний этаж с пристроенными к нему боковыми хозяйственными помещениями. Землянки поселения Новые Русешты близки жилищам Луки-Врублевецкой. Большая из них имела размеры 13X8 м, меньшая — 5,2 X 3,8 м. Между ними находилась хозяйственная яма диаметром 2 м. В жилищах были устроены глинобитные возвышения с бортиком площадью 0,8 и 1,1 кв. м. На поселении Солончены I в Молдавии вскрыты подобные полуземлянки с обильным инвентарем.

 

Таким образом, раскопки названных поселений свидетельствуют о сгруппированности жилищ в зависимости от родственных и хозяйственных связей их обитателей. Этот принцип планировки сохраняется и в последующее время с той лишь разницей, что меняется площадь поселений и размеры домов.

 

Могильники раннего и среднего периодов культуры Триполье-Кукутени до сих пор не обнаружены. Представление о погребальном обряде, практиковавшемся ее носителями, складывается исключительно на основании данных о захоронениях, совершенных на площади поселений. Наиболее древние из них относятся к самому концу раннего периода. Это разрушенное безынвентарное погребение ребенка в Луке-Врублевецкой (.Бибиков С. Я., 1953) и погребение мужчины 18—19 лет в нижнем горизонте многослойного поселения Солончены II, расчищенное ниже уровня пола жилища среднего периода трипольской культуры (Мовша Т. Г., 1960а; 1965а), где умерший был положен на левый бок, головой на юго-восток, с сильно согнутыми ногами, с согнутой левой рукой, кисть которой находилась под головой. Близ него лежали обломки посуды — кухонного горшка, украшенного рядом ногтевых вдавлений, дуршлага и двух тонкостенных лощеных сосудов с проглаженным и каннелированным орнаментом, типичным для таких трипольских поселений, как Александровка (Одесская обл.), Солончены I, Голерканы (Есипенко А. Л., 1957; Пассек Т. С., 1961а). Положение погребенного полностью соответствует обрядам, по которым совершалось захоронение у огромного большинства земледельческих племен Балканского полуострова начиная с раннего неолита (Com§a Е., 1974b). По мнению ряда исследователей, погребения, расчищенные на площади поселений, являются жертвенными захоронениями, совершенными с целью увеличения плодородия земли (Мовша Т. Г., 1960а, с. 66).

 

Кремневые и каменные орудия труда комплексов 6-й ступени раннего периода ( LII) изучены довольно хорошо в первую очередь благодаря раскопкам поднестровских поселений (Бибиков С. Я., 1953; Пассек Т. С1961а; Скакун Я. Я., 1978). Они значительно отличаются от орудий первой половины раннего периода. Кремневые изделия в районах, богатых сырьем, изготовлены в основном из ровных, аккуратно отретушированных пластин средней величины (5—7X1,5—2,5 см), которые в Луке-Врубле- вецкой составляют, например, 85%. В районах, население которых получало высококачественный кремень путем обмена, изделий из пластин намного меньше. Так, в Александровне (Одесской обл.) на них приходится всего 35,6% (Бибиков С. Я., 1953; Скакун Я. Я., 1978). Ножи, вкладыши серпов, скребки, сверла, развертки, резцы сделаны из пластин правильной формы с боковыми гранями одинаковой длины. Из отщепов изготовлены в основном скребки и скребла. Шлифованные топоры и тесла подпрямо- утольной и трапециевидной форм из мягких пород камня имеют более правильные геометрические очертания. Размеры их варьируют от 4X3,5 и до 13X8 см. Наряду с обычными сверлеными топорами-молота- ми получают распространение шестигранные боевые топоры, видимо, служившие одновременно и символами власти (Бибиков С. Я., 1953,  20; Чер- ниш К. Я., 19596,  IV; Marinescu-Bilcu 5., 1974с, fig. 22). Среди зернотерок ладьевидной, овальной и подчетырехугольной форм преобладают экземпляры с выпуклой нижней стороной, изготовленные из продольно рассеченного валуна плотного песчаника. Наиболее распространенные размеры рабочей поверхности —21X14, 21X16, 23X10, 35X27 см. Более крупные зернотерки редки. Куранты изготовлены из песчаника и твердых пород камня (Бибиков С. Я., 1953; Скакун Я. Я., 1978).

 

Орудия из кости и рога поселений 6-й ступени практически не отличаются от более ранних. Это роговые мотыги с тесловидным, конусовидным и диагонально расположенным рабочим лезвием, земле- копалки из рога косули, костяные лощила для керамики (чаще всего из пяточной кости быка), керамические штампы из створок раковины Unio, костяные инструменты для разминания шкур, шилья, проколки, лощила для разглаживания швов, обломки охотничьего оружия (гарпуна, остроги).

 

К 6-й ступени раннего периода относится уникальная находка антропоморфного сосуда, содержащего редкие и ценные для того времени изделия из меди, мрамора и раковин, в яме среди жилищ трипольского поселения у с. Карбуна в Центральной Молдавии (Сергеев Г. Я., 1963). По сравнению с единичными медными предметами (шильями, рыболовными крючками, мелкими украшениями), происходящими с поселений Новые Русешты, Солончены I, Лука-Врублевецкая, Берново-Лука, Кельмен- цы и Извоаре Ш ( LX), находка сосуда, наполненного металлическими вещами ( LXII, 1—56), вызвала сенсацию и стала известна как Кар- бунский клад. Из составляющих его 852 предметов 444 медные. Это спиральные браслеты, цилиндрические бусы, пронизки, пластинчатые антропоморфные амулеты, нашивные бляшки, массивный проушной топор с полукруглым, слегка расширенным лезвием, массивный клиновидный топор с полукруглым лезвием и две медные полосы-заготовки. Металлографический анализ этих изделий позволил установить, что приемы обработки металла не выходят за рамки использования различных кузнечных операций и что подавляющее большинство изделий изготовлено методом горячей ковки металла (Рындина Я. В., 1971). Спектральный анализ показал, что сырьем для них служила металлургическая медь, привезенная из Балкано-Карпатской металлургической провинции (Черных Е. Я., 1970; 1976а). Данные структурного анализа свидетельствуют: большинство медных изделий, найденных на раннетрипольских поселениях, происходит из местных мастерских (Рындина Я. В., 1961; 1962; 1971). Косвенным доказательством существования последних является выделение с помощью трассологического метода инструментов для обработки металлической руды и изготовления орудий из металла (Скакун Я. Я., 1978).

 

Керамика комплексов 6-й ступени ( LIII, 16) раннего периода несколько отличается от посуды поселений 5-й ступени. В группе кухонной керамики ( LIII, 13—16) формы становятся более закрытыми и вытянутыми, появляются крупные ок- руглобокие горшки с высокой шейкой и отогнутым наружу венчиком. Пальцевые расчесы, направленные в разные стороны, покрывают поверхность сосудов и дополняются разнообразными налепами ( LXI, 10, 11, 13, 14). В группе сосудов с проглаженным орнаментом ( LIII, 5, 6; LXII, 47) антропоморфность выражена отчетливее, чем в формах предыдущей ступени. Особенно показательны черпаки, емкость которых соответствует форме чаш (кубков), а ручка вылеплена в виде стилизованной женской фигурки. Крупные овальные отверстия в таких ручках характерны только для черпаков с памятников 6-й ступени ( LIII, 7; LXIII, 15, 33, 51). В группе керамики с каннелированным орнаментом ( LIII, 12; LXII, 46; LXIII, 24, 41) получают развитие сосуды с широкими, неглубокими каннелюрами, а также с каннелюрами, обрамленными ямками с оттисками круглого зубчатого штампа. Появляются сосуды, орнаментированные исключительно рядами оттисков гребенчатого штампа ( LXIII, 25). В группе гладкостенных сосудов на 6-й ступени впервые встречаются экземпляры с окрашенной до обжига поверхностью, причем обычно использовалась одна краска — белая или красная. Обломки такой посуды найдены на поселениях Бер- ново-Лука ( LXIII, 52) и Карбуна.

 

Определенные различия в формах сосудов и способах их орнаментации обнаруживаются при сравнении поселений 6-й ступени таких крупных районов, как Побужье, Поднестровье и Прикарпатье. Однако говорить о переменах в керамике последней ступени сложно, поскольку предшествующее развитие культуры на поселениях разных районов привело к выработке сходных, но неодинаковых форм ( LXIII). Общины, обитавшие в Поднестровье и Побужье, создали своеобразные антропоморфные сосуды с крышками, служившие преимущественно для хранения зерна ( LXIII, 36, 53). В тех же районах получили большое распространение крышки шлемовидной формы ( LXIII, 32, 50). В Поднестровье создан тип сосудов с раздутыми боками, невыраженной шейкой и без поддона ( LXIII, 54), что в основном и отличает его от антропоморфных сосудов упомянутого выше типа. Глубокие миски с высокими плечиками имеют здесь плавные очертания; грудь мифического существа обозначена двумя налепными бугорками ( LXIII, 43). На чашах налепы отсутствуют. «Сосудам» без дна, использовавшимся с ритуальными целями, придано несколько форм ( LXIII, 30), причем наиболее простая из них могла стать исходной при создании так называемых биноклевидных сосудов. Одной из древнейших находок биноклевидного сосуда является его фрагмент (перемычка), происходящий из Луки-Врублевецкой.

 

В западном регионе вместо антропоморфных сосудов на высоком основании используются горшки или глубокие чаши на высоком поддоне с антропоморфными налепами на стенках ( LXIII, 10). Тот же прием практикуется и при лепке небольших глубоких чаш ( LXIII, 3). Для этого района характерны чаши и миски с ребром — в этом проявляется сохранение местной традиции ( LXIII, 5, 8). Техника выполнения углубленного узора повсеместно меняется в сторону нанесения широкого, мелкого, небрежно прочерченного желобка ( LIV, 7). Утратив глубину и резкость очертаний, желобки становятся непригодными для заполнения белой массой и их окрашивают краской. В дальнейшем это позволило перевести углубленные узоры в рисованные. На 6-й ступени в некоторых южных районах распространяется манера покрытия всей поверхности сосуда жидким слоем белой краски. Такие сосуды найдены, например, на поселениях Не- грешти и Солончены I.

 

На приднестровских поселениях 6-й ступени увеличивается число статуэток с углубленным узором ( LVI, 2, 3, 5-7, 10, 11; LXIV; 2; LXV; 35;  10, 10, 14) в то время как в южных и западных районах по-прежнему превалируют статуэтки с гладкой поверхностью ( LXV, 17, 21). Пользуясь классификацией А. П. Погожевой (Погоже- ва А. П., 1971), Н. В. Зиньковская выделяет в группе женских статуэток поселения Александровка (Одесская обл.) несколько типов (Зиньковская Н. Б., 1976). Преобладающим (70%) является тип неорна- ментированных женских фигурок с укороченным туловищем в полусидячей позе. Фигурки с углубленным орнаментом, передающие стоящую позу, составляют всего 8,4%, а частично орнаментированные фигурки, в том числе с моделированными руками,— 3,7%. Среди мужских фигурок имеется лишь одна статуэтка с моделированными руками. В целом пластика 6-й ступени схематична, хотя и не лишена некоторых черт натурализма. По мнению Т. Г. Мовша, именно в это время начинают распространяться фигурки реалистического стиля (Мовша Т. Г., 1953). Такие фигурки найдены в Александровне (Одесская обл.). Среди статуэток реалистического стиля конца раннего периода следует выделить так называемый тип мыслителя. Прекрасный экземпляр последнего представлен на поселении Тырпешти (Ма- rinescu-BUcu S., 1974с, fig. 88, 10). Это фигурка человека, подпирающего голову руками с двух сторон и локтями упирающегося в колени. Она напоминает статуэтку культуры Болград, происходящую с поселения Вулканешты. В целом же для поздних поселений характерны два основных типа женских сидящих статуэток: с гладкой поверхностью ( 10, 10) и со сплошной орнаментацией углубленными линиями и ямками ( 10, 14). Последний тип в дальнейшем стал преобладающим даже на территории, где в ранний период превалировали фигурки с гладкой поверхностью. На 6-й ступени появляются также статуэтки животных, декорированные углубленными линиями и ямками.

 

На финальной ступени различия проявляются не только в материальной культуре, но и в хозяйстве общин, обитавших в разных географических условиях. Так, в Среднем Поднестровье в сильно облесенной местности более половины мясной пищи общины получали за счет охоты, к тому же половину стада домашних животных здесь (Лука-Врублевецкая) составляли свиньи (Бибиков С. Н., 1953). В то же время на юге лесной зоны выделились общины (Карбуна), которые на 80% обеспечивали себя мясной пищей за счет домашних животных (Цалкин В. И., 1970). У северо-восточных общин большое развитие получили добыча и обработка кремня, а также обработка рога и кости, у южных — благодаря прочным связям с населением Нижнего Подунавья осваивалась металлообработка (Рындина Н. В., 1971). От общин культуры Болград-Алдени к трипольцам поступали металл, изделия из мрамора и морских раковин, желтый добруджский кремень, видимо, красная охра, а заодно с ними — и отдельные расписные сосуды и статуэтки (Маркевич В. 1970а; 19736; Пассек Т. С., Черныш Е. К., 1965; Зинъ- ковская Н. Б., 1976). Это не могло не отразиться на облике культуры южнотрипольских общин. Таким образом, в силу определенных условий, в которых находились в ранний период общины культуры Три- полье-Кукутени, сложились некоторые отличия, позволяющие выделить группы памятников со сходными чертами на разных территориях. Процесс развития культуры этих групп населения послужил основой для дальнейшего формирования локальных вариантов трипольской культуры в целом.

 

По ряду признаков поселения конца раннего периода можно объединить в группы, соответствующие локальным вариантам культуры Триполье-Кукутени. Наиболее древняя группа памятников, включающая поселения 1-й ступени, известна в Трансильвании на р. Олт (карта 4, I, 2) ив Молдавском Прикарпатье (карта 4, И, 2). Развитие памятников этой группы отражают материалы поселений Траян-Дя- лул Вией, Извоаре Ii, Извоаре 12, Тырпешти III (см.  9, 9; карта 3). Четыре группы памятников ведут свое начало со 2-й ступени раннего периода. Две из них изучены очень слабо. Это поселения в долине р. Прут и его притока р. Жижия, а также памятники на Бырладском плато (карта 4, И, 2;  9, S), с которыми связаны единичные поселения Центральной Молдавии. Две другие группы исследованы лучше. Одна из них, известная по раскопкам поселений Флорешты, Александровна I, Пути- нешты I, Голерканы и Солончены I ( 9, 1\ карта 3), занимает территорию вдоль Реута и Днестра примерно до места впадения в последний р. Мура- фы (карта 4, И, 1). Северо-восточнее находится еще одна группа памятников. Она занимает левобережье Днестра между его притоками Жван и Жванчик (карта 4, И, 5). Это поселения Бернашовка, Окопы, Лука-Устинская, Лука-Врублевецкая (см.  9, 5; карта 3). С 4-й ступени начинают свое развитие памятники Побужья. На небольшом отрезке Южного Буга в месте слияния с ним рек Дахны и Савран- ки сосредоточен целый ряд поселений, из которых наиболее исследованы Гайворон, Сабатиновка II, Греновка (карта 4, И, 6; см.  9, 6; карта 3). На протяжении 4-й и 5-й ступеней заселялись отдельные районы междуречья Верхнего Прута и Днестра (карта 4, И, 4). Часть памятников этой территории тяготеет к Днестру (см.  9, 3; карта 3), часть —к Пруту (см.  9, 4; карта 3). Группировка памятников со сходными признаками по указанным районам позволяет в настоящее время наметить ряд локальных вариантов культуры Триполье-Кукутени раннего периода, из них четыре варианта имеют достаточно хорошо выраженные линии развития (см.  9, 1, 5, 6, 9).

 

дома триполье кукутени 

К содержанию книги: Медно-каменный век - переход от неолита к бронзовому веку

 

 Смотрите также:

 

Хронология Триполья. Периодизация памятников

Со времена выделения Т. С. Пассек раннего этапа трипольской культуры (Триполье А) неизмеримо
Такие изделия связаны с поселениями этапа В/1 — Кукутени А: Сабатиновка I и...

 

конце V — начале IV тыс. до н. э. историческая обстановка на...  Раннее триполье и энеолит юго-восточной европы.

Начало сложения культурно-исторической области Кукутени-Триполье неразрывно связано с более общими процессами перехода Юго-Восточной Европы от неолита к энеолиту

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТРИПОЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ  Керамика трипольской культуры

 

автохтонность трипольской культуры В. В. Хвойко, утверждавший...

Сходство Триполья и КЛЛК проявляетс