ЭНЕОЛИТ. МЕДНО-КАМЕННЫЙ ВЕК

 

 

Трипольские памятники

 

 

 

Попытка выявить наиболее древние памятники среднего периода культуры Триполье-Кукутени, непосредственно продолжающие развитие раннетрипольских и докукутенских, пока не привела к положительному результату. Вопрос о формировании памятников среднего периода рассматривается обычно на материалах поселений Юго-Восточной Трансиль- вании и Молдавского Прикарпатья (карта 5; 4, III, 2).

 

Долгое время считалось, что отличительным признаком поселений 1-й ступени (Кукутени At) является наличие бихромной, расписанной белой краской по серому или коричневому лощеному фону керамики (Vulpe R., 1957). Позднее выяснилось, что она постоянно встречается в сочетании с полихромной, расписанной в три краски посудой (Marinescu- Bilcu S., 1968, p. 413; 1977, p. 127), характерной для поселений следующей ступени (Кукутени А2). Правомочность выделения фазы Кукутени Ai на имеющихся материалах оказалась под сомнением, что заставило В. Думитреску ввести новый термин — Кукутени Ai—А2 для обозначения начальной ступени среднего периода (.Dumitrescu F., 1974 с). К этой ступени на территории Поднестровья и Побужья, по мнению Е. В. Цвек (Цвек Е. В., 19806), относится часть поселений борисовского типа. Однако согласиться с таким заключением трудно, так как датирующая эти поселения керамика настолько развита, что может быть сопоставлена только с посудой, типичной для 2-й и 3-й ступеней среднего периода. Особенно показательны в этом отношении бинокле- видные сосуды хорошо развитой формы (Черныш Е. К., 1975а). В настоящее время, видимо, только днестровские поселения типа Городница-Городище можно отнести к концу 1-й ступени среднего периода.

 

Из числа памятников 1-й ступени среднего периода ( 9; карта 5, а) наиболее полно раскопаны поселения Городница-Городище (Smiszko М., 1939; Кравець В. J7., 1954а), Ариушд (Laszlo F., 1914; Szekely Z., 1965), Калу (Vulpe Д., 1941), Фрумушика I (Matasa С., 1946), Извоаре Hi (Vulpe Д., 1957) и Тырпешти IV (Marinescu-Bilcu 5., 1968). Они расположены на мысах (Городница-Городище, Тырпешти IV), естественно укрепленных останцах надпойменных террас (Фрумушика I) и на возвышенных участках высокой поймы (Извоаре Hi). Площадь их не превышает 1 га. Произведенные в первой половине XX в. раскопки методически настолько слабы, что не дают возможности судить о планировке поселений и конструкциях жилищ. Раскопки поселения Городница-Городище велись шурфами и траншеями, поэтому ни одно наземное жилище не было полностью вскрыто. Некоторое представление о типе поселений 1-й ступени среднего периода дают исследования С. Маринеску-Былку в Тырпешти (Marinescu-Bilcu S., 1968).

 

Поселение Тырпешти IV расположено на мысу размерами 100X60 м, там же, где в конце раннего периода находилось Тырпешти III. Некогда ограждавший его ров основатели нового поселения расширили и углубили, а дома построили в стороне от руин, ближе к обрыву. Один ряд строений тянулся параллельно юго-восточному краю мыса, другой — параллельно юго-западному краю, в чем отчетливо проявилось первоначальное деление поселка на две части. Позднее при расширении поселка ров был засыпан, а северо-западная часть мыса застроена. В результате перепланировки все 15 жилищ поселения оказались расположенными вокруг большой центральной площади (Marinescu-Bilcu 5., 1968. fig. 1). Там, видимо, находились загоны для скота, иначе вряд ли бы потребовалось засыпать ров ради сооружения пяти домов, которые вполне могли быть построены на территории укрепленного поселка. Приведенный пример свидетельствует о сохранении традиционной для раннего периода круговой планировки поселений с концентрацией построек отдельными группами. Сохранение традиции раннего периода наблюдается и в типах жилшц. Дома имели прямоугольную форму и, судя по отпечаткам на глиняной обмазке деревянных плах и горбылей межэтажных перекрытий, в большинстве своем были двухэтажными. На первом этаже некоторых из них находились хлебная печь (или очаг) и погреб в виде круглой ямы в углу дома. Новым типом строений являются дома так называемой Г-образной планировки, получившие широкое распространение к концу среднего периода (Цвек Е. В., 1976; 19806). Большинство домов на поселении Тырпешти IV имело небольшие (20—30 кв. м) и средние (40— 60 кв. м) размеры, и только площадь двух достигала 90 и 120 кв. м.

 

В Поднестровье существовала своя традиция домостроительства. Для этого региона характерно сочетание наземных построек с различными хозяйственными ямами и полуземлянками. На поселении Городница-Городище полуземлянки неправильно овальной в плане формы имели размеры от 3,5X2,5 до 8,5X7,0 м и глубину от 0,5 до 1 м. На дне некоторых полуземлянок помещался открытый очаг диаметром до 1,2 м. Полуземлянки частично были перекрыты глиняной обмазкой обрушившихся наземных частей жилищ (Кравець В. Я., 1954а).

 

На поселении Фрумушика I, помимо домов, выявлена разрушенная гончарная печь размерами 2,5 X Х2,2 м, от которой сохранились отдельные детали конструкции, включая обломки глиняных решеток с мелкими неровными отверстиями (Matasa С., 1946, р. 25, 26). Появление двухъярусных гончарных печей, специально приспособленных для обжига звонкой расписной высококачественной посуды, является одним из признаков нового (среднего) периода в развитии культуры Триполье-Кукутени.

 

Могильники среднего периода культуры Триполье- Кукутюни пока не обнаружены, но отдельные захоронения людей на площади поселений известны. В жилищах Фрумушика I найдены обломки трех женских черепов (Matasa С., 1946, р. 43).

 

Комплекс орудий труда из мягких пород камня, кремня, рога, кости и меди памятников начальной ступени среднего периода остается почти таким же, каким он был в конце раннего периода. Довольно много тесел и топоров, имеющих прямоугольное поперечное сечение, и крупных сверленых топоров с утолщенным овальным обухом, причем длина отдельных экземпляров приближается к 20 см (Кра- вець В. П., 1954а). Кремневые орудия изготовлены из пластин средней величины, отретушированы слабо или совсем лишены ретуши (ножи, вкладыши серпов). В Поднестровье продолжают использоваться резцы-скребки (Кравецъ В. Я., 1954а, с. 61, 62; Черныш Е. Я., 1955). На 1-й ступени среднего периода выходят из употребления лощила из костей конечностей животных, но по-прежнему много костяных шильев и роговых мотыг разных форм. Медные изделия этого времени имеют небольшие размеры. Из орудий найдены только шилья, остальные предметы являются украшениями: височные кольца, перстни, булавки ( LX).

 

Для поселений 1-й ступени среднего периода характерны четыре группы керамики: 1 — толстостенная кухонная посуда из глины с примесью крупного шамота; 2 — посуда с углубленным орнаментом из глины с примесью более мелкого шамота; 3 — каннелированная посуда из очищенной глины; 4 — посуда из очищенной глины, расписанная до обжига. Сосуды трех первых групп преобладают в инвентаре днестровских поселений, сосуды четвертой группы — на прикарпатских поселениях. Некоторые сосуды по форме близки раннетрипольским и докукутенским. Это небольшие чаши (кубки) ( LXVI, 86), широкогорлые округлобокие сосуды ( LXVI, 98—100), антропоморфные сосуды с сильно раздутыми боками, шлемовидные крышки ( LXVI, 80). Толстостенная кухонная керамика имеет шероховатую или барботинную поверхность, украшена рядом ямок вокруг горла, а иногда и рельефными человеческими фигурками ( LXI, 6). Керамика с углубленным орнаментом сохраняет узоры, присущие раннетрипольской посуде. Спиралевидный орнамент составлен из одиночных, реже — из двойных линий, часто заполненных группами ямок (Черныш Е. Я., 1975а). Каннелированная керамика отличается геометрическим построением узора, иногда сопровождающегося оттисками гребенчатого штампа (Кравецъ В. Я., 1954а; Черныш Е. Я., 1975а). На сосудах перечисленных трех групп, как и в ранний период, орнамент подкрашивается после обжига красной сырой охрой.

 

Керамика, расписанная до обжига, делится на два типа. Наиболее ранней является бихромная керамика древнего типа, ареал которой ограничен территорией Молдавского Прикарпатья (западнее р. Сирет) и Юго-Восточной Трансильвании (Matasa С., 1946, р. 90; Marinescu-Bilcu S., 1977, р. 127). В основном она присуща памятникам ариушдского локального варианта культуры Триполье-Кукутени (Dumitrescu V., 1960, р. 65). Серая или красноватая поверхность такой керамики прекрасно залощена. Двух- цветность узора создается сочетанием блестящего фона сосуда с белой росписью ( LXVII, 4, 5). Орнамент бывает как позитивным, так и негативным* причем в последнем случае он проявляется благодаря сплошной окраске в белый цвет больших участков поверхности сосуда. Нередко роспись сочетается с легким углубленным узором и каннелюрами ( LV, 14—17, 27—30). Основные черты, характеризующие раннюю расписную керамику, присущую исключительно прикарпатским памятникам 1-й ступени среднего периода культуры Триполье- Кукутени, а именно легкость рисунка, геометрическое построение узора, роспись тонкими белыми линиями по зеркально блестящей поверхности в сочетании с углубленным орнаментом, в равной степени типичны и для керамики соседней нижнедунайской культуры Болград-Алдени. Еще на первых этапах исследования последней Е. Комша высказал мнение о сильном ее влиянии на формирование культуры Кукутени At (Протокукутени) (Комша Е., 1961). Видимо, в трипольско-кукутенскую среду именно от этих ближайших соседей пришло умение изготовлять высокосортную расписную посуду, позднее совершенствовавшееся под воздействием нижнедунайской культуры Гумельница и трансильванской культуры Петрешти, на что неоднократно указывали румынские археологи (Сот§а Е., 1973; 1978b; Dumitrescu V., 1974а).

 

Новыми формами в этой группе керамики являются крынкообразные сосуды с плоским дном или на невысоком кольцевом поддоне ( LXVI, 84—85), миски с ребром и петельчатым ушком ( LXVI, 93—96), чаши (кубки) с ребром и сильно отогнутым венчиком ( LXVI, 87—89), полусферические кубки ( LXVI, 90, 91), шлемовидные крышки с плоским лепешкообразным навершием ( LXVI, 78, 79), полусферические черпаки с широкой фигурной (антропоморфной или зооморфной) ручкой ( LXV, 32, 33, 37), миски на высоких, сильно расширяющихся вверху и внизу подставках ( LXVI 82, 83), усеченно-конические «подставки» с сильно отогнутыми краями ( LXVI, 81).

 

В отличие от древней бихромной посуды, распространенной локально, керамика, расписанная до обжига белой, красной и черной красками, известна и на кукутенских, и на трипольских поселениях от Юго-Восточной Тансильвании до Среднего Поднестровья. Такую керамику сплошь покрывает спиральный или геометрический узор, элементы которого немногочисленны: круг, овал, ромб, меандр, прямая или зигзагообразно изогнутая лента, змеевидная горизонтальная, слегка изогнутая спираль. Концы парных спиралей либо соприкасаются, либо заходят друг за друга. Преобладает негативный орнамент белого цвета, оконтуренный черной тонкой линией ( LXVIII, 6). Фон окрашен красной краской, нанесенной сплошным слоем или штрихами. При повторении штрихами основных элементов орнамента обычно образуется негативно-позитивный узор ( LV, 7, 13). Позитивный орнамент очень редок. Он выполнен по белому фону красной краской с черным обрамлением ( LV, 26; LXVII, 3). Наряду с полихромной в небольшом количестве изготовляется и бихромная посуда, вся поверхность которой покрыта белой краской, а роспись нанесена красной краской (Dumitrescu V., 1974а, р. 100, fig. 98).

 

Образцов пластики на поселениях 1-й ступени среднего периода мало. Преобладают женские фигурки с углубленным орнаментом, очень похожие на статуэтки раннего периода. Известны фигурки животных — быка и свиньи (Кравецъ В. П., 1954а, с. 60—61). Обращают на себя внимание фигурные ручки черпаков, оканчивающиеся схематичным изображением головы быка, птицы ( LXV,32), человека ( LXV, 33, 37). Особенно примечательна антропоморфная ручка расписного черпака с поселения Фрумушика I ( LXIV, 10). С того же памятника происходит и одна из наиболее художественно выполненных «подставок» для сосудов. Она изображает хоровод женщин ( LXV, 10). Их фигуры переданы в условной манере и покрыты белой росписью. Все перечисленные предметы безусловно имели ритуальное назначение. К числу последних относятся, видимо, и конусовидные изделия, назначение которых окончательно не установлено ( LVIII, 31, 43—50).

 

Поселения 2-й ступени (Кукутени А3) среднего периода известны в большем количестве, однако из них достаточно полно раскопаны лишь Березов- ское (Цыбесков В. П., 1964, 1967; 1971; 1975; 1976) и Сабатиновка I (АДТБ, 1933; Пассек Т. С., 1949а; Доброволъсъкий А. В., 1952) в Побужье, Поливанов Яр III (Пассек Т. С., 1961а; Попова Т. А., 1972; 1980а; 19806) и Новые Русешты 11а (Маркевич В. И., 1970а) в Поднестровье, Кукутени-Четэцуя I (Schmidt Н., 1932) и Хэбэшешти I (Dumitrescu V., Dumitrescu Н., Petrescu-Dimbovifa М., Gostar N., 1954) в Молдавском Прикарпатье (карта 5;  9). В Буго-Днестровском междуречье небольшие раскопки проводились на поселениях борисовского типа (карта 4, III, 5). Исследовались поселения Борисов- ка (Вшяшгвсъкий М., 1926; Пассек Т. С., 1961а), Озаринцы (Рудинсъкий М. Я. 1930), Красноставка (Белановская Т. Д., 1957), Печоры (Черныш Е. К., 1959а) и Зарубинцы (Цвек Е. В., 19806). Поселения обнаружены вблизи рек в различных топографических условиях: на естественно укрепленных мысах (Поливанов Яр III, Кукутени-Четэцуя I), на холмах (Хэбэшешти I), по берегам рек (Березовское, Сабатиновка I), в высокой пойме (Новые Русешты Iia). Площадь их невелика —от 1,2 (Березовское) до 2,5 га (Поливанов Яр III).

 

Некоторые поселения с напольной стороны были укреплены оборонительными рвом и валом. Валы редко сохраняются даже в оплывшем состоянии. Рвы, как правило, имеют клиновидный профиль. Ширина их у дна составляет не более 0,3—0,5 м. Поселение Поливанов Яр III укреплялось дважды. Первый ров протяженностью около 75 м при ширине (в верхней части) и глубине 2 м был засыпан, когда возникла необходимость расширить площадь поселения, а на расстоянии 16 м от него выкопан новый ров. Близкие размеры имел ров и на поселении Кукутени-Четэцуя I. Длина его достигала около 100 м, ширина в верхней части 2,5 м, глубина 2 м. Поселение Хэбэшешти I, возможно, изначально было ограждено двумя рвами, располагавшимися в 20 м друг от друга. Их протяженность составляла примерно 120 м, ширина 3,5—7,0 м. Внутренний ров имел глубину 1,50—2,75 м, внешний —2,25—3,55 м. По размерам эти рвы значительно крупнее докуку- тенских, глубина которых варьирует в пределах 1,4— 1,9 м (Marinescu-Bilcu S., 1974с).

 

Хэбэшешти I — единственное вскрытое полностью поселение 2-й ступени среднего периода (Dumitrescu V., Dumitrescu НPetrescu-Dtmbouifa М., Gos- tar N., 1954). Исследователям удалось создать его графическую реконструкцию ( LXIX, 2). Оно было устроено на мысу площадью в 1,5 га и состояло из 44 наземных жилых домов, нескольких хозяйственных построек и множества ям. На склоне мыса находились гончарные печи, от которых сохранились лишь обломки глиняных решеток. Поселение планировалось с учетом будущего строительства. Первоначально жилища для новых семей сооружались рядом с родительским домом, позднее — на свободной территории близ оборонительных рвов. Основавшая поселение община застроила сначала два участка: один в средней, другой — в восточной части мыса. На каждом из этих участков жилища средних размеров (40—80 кв. м) располагались по кругу, в центре которого на небольшой площади стоял большой (136 и 150 кв. м) дом. Застроенный позднее участок в западной части мыса, поблизости от оборонительных рвов, четкой планировки не имел. Там, как и на остальной площади поселения, наблюдалась концентрация жилищ в обособленные группы, насчитывавшие от двух до пяти построек. Печей в домах не было. Очаги устраивались в полуземлянках и ямах, вырытых в полу жилищ.

 

Сочетание наземных жилищ с полуземлянками прослеживается и на Березовском поселении, где вскрыта площадь около 1500 кв. м. Правда, автор раскопок считает наземные дома и полуземлянки разновременными (Цыбесков В. П., 1971), но опубликованный материал из жилищ не дает для этого достаточных оснований. На поселении выявлены 12 домов средних размеров (30—40 кв. м), 14 полуземлянок глубиной до 1,3 м и 11 хозяйственных ям. Вскрытые сооружения были сосредоточены небольшими группами вдоль берега Южного Буга. Их расположение позволяет предполагать планировку поселения двумя концентрическими кругами (Цыбесков В. П., 1971, с. 188,  1). О продуманной планировке свидетельствуют также размещение жилищ вокруг центральной площади и одинаковая ориентация почти всех домов фасадом на юго-восток. Данные о планировке других поселений 2-й ступени среднего периода отсутствуют.

 

Сведения о типах жилищ в большинстве случаев неполны. Судя по публикациям, на территории западнее Днестра- были распространены двухэтажные постройки, имевшие мощные межэтажные перекрытия и хозяйственные ямы в полу первого этажа, и полуземлянки с очагами, сооруженные у стен наземного жилища (Поливанов Яр III, Хэбэшешти I). На территории восточнее Днестра постройки проще и легче (Борисовка, Зарубинцы), но и здесь углубленная в землю часть сочеталась с наземной глинобитной конструкцией (Цвек Е. В., 19806). Размеры этих жилищ небольшие: 6X4 м (Зарубинцы), 8,0X4,5 м (Красноставка) . Глиняная обмазка домов тонкая и рыхлая.

 

Единственное известное для среднего периода культуры Триполье-Кукутени курганное захоронение случайно открыто при строительных работах у железнодорожной станции Кайнары близ Кишинева в пойме р. Ботны (Мовша Т. Г., Чеботаренко Г. Ф., 1969). При снятии бульдозером насыпи кургана были обнаружены кости взрослого человека, сосуд, орудия и украшения, густо окрашенные красной охрой. Позднее место находки обследовал Г, Ф. Чеботаренко. По его заключению, скелет находился на уровне древнего горизонта под насыпью малого кургана, прослеженной в западной поле большого кургана, насыпанного сверху в эпоху бронзы. Датирует инвентарь фрагмент небольшого округлобокого сосуда с отогнутым венчиком и слегка вдавленным дном, орнаментированного лентами из двойных каннелюр, обрамленных оттисками гребенчатого штампа. Орнамент, техника его нанесения и форма сосуда имеют аналогии в керамике поселений Новые Русешты Iia (Маркевич В. Я., 19736, с. 135) и Хэбэшеш- ти I (Dumitrescu F., Dumitrescu Я., Petrescu-Dim- bovifa М., Gostar N., 1954, p. 281). Привозными из Добруджи являются нуклеус и две пластины (длиной 9,2X2,0 и 14,6X2,0 см) из светло-коричневого кремня. Украшения из медной проволоки представляют собой формы, неизвестные на других трипольско-кукутенских памятниках. Браслет в один оборот (6,5X5,4 см) унизан шестью круглыми подвесками, выточенными из раковины. Гривна с сужающимися и заходящими друг за друга концами сломана. Длина ее окружности составляет 40,5 см, толщина прямоугольно-овальной в сечении проволоки—0,3—0,6 см. Судя по украшениям, в кургане была захоронена женщина. Обряд погребения мог быть заимствован у древнеямных племен.

 

С поселений 2-й ступени среднего периода происходит большое количество орудий труда. Особенно много их в Поднестровье, богатом выходами кремня. Кремневая индустрия пластинчатая: заготовками служили пластины разной величины (длиной 3—4, 6—7 и 8—15 см) и массивные пластинчатые отще- пы. Рабочие части орудий оформлены нерегулярной ретушью. Известно процентное соотношение орудий, происходящих с полностью вскрытого поселения Хэбэшешти I (Paunescu А., 1970), а также из крупного (20X10 м) жилого комплекса 1 поселения Поливанов Яр III (Попова Т. А., 1972; 19806). На поселении Поливанов Яр III в изобилии встречался местный серый кремень, выходы которого находятся поблизости. Поэтому орудия из кремня составляли там 78% от общего числа орудий, изготовленных из разных материалов. Для обработки кремневых желваков имелось специальное место — невысокая глинобитная площадка. В жилищах комплекса 1 собраны 2127 отщепов, 606 осколков, 470 пластин и 280 орудий. На поселении Хэбэшешти I найдены 194 пластины и 250 законченных изделий. На обоих памятниках преобладали инструменты, связанные с обработкой шкур животных,— скребки и ножи. На первые в Поливановом Яру III приходится 40%, а в Хэбэшешти 1 — 35,2%, на вторые—соответственно 20 и 20,4% всех кремневых изделий. Значительный процент составляют вкладыши серпов: 12% в Поливановом Яру III и 22,4% в Хэбэшешти I. На такие орудия, как пилки, скобели, резчики, резцы, сверла, приходится от 1 до 4%. Довольно много наконечников стрел и дротиков: 5% в Поливановом Яру III и 6% в Хэбэшешти I.

 

Каменные шлифованные изделия (топоры, тесла, долота, молоты) с памятников 2-й ступени среднего периода отличаются законченностью форм и тщательностью отделки. Даже зернотерки, длина которых варьирует в пределах 24 — 48 см, зачастую приобретают правильную овальную или ладьевидную форму. В это время появляются антропоморфные навершия скипетров и круглые навершия булав.

 

Орудия из рога, кости и клыков кабана в основном сохраняют формы, выработанные в ранний период. Наряду с ними получают распространение очень крупные роговые наконечники мотыг. Новыми категориями находок на памятниках 2-й ступени раннего периода являются довольно массивные глиняные пряслица биконической, конической и эллипсоидной форм, а также конические и округлые глиняные грузы ткацкого стана. Эти находки свидетельствуют о развитии прядения и ткачества.

 

Несколько разнообразнее, чем в предшествующее время, становится и ассортимент орудий и украшений из меди ( LX, 3). Как отмечает Н. В. Рын- дина (Рындина Я. В., 1971), в употребление входят плоские клиновидные топоры, булавки, височные кольца, перстни, колечки из круглой проволоки. Прежние формы сохраняют рыболовные крючки, четырехгранные шилья, пронизки, бусы, амулеты, браслеты в один или несколько оборотов. Распространяются привезенные из Нижнего Подунавья топоры-молоты типа Видра из чистой плавленой меди, отлитые в разъемных формах по сложной восковой модели. Местные мастера такой технологией еще не владели. Судя по отходам металлообрабатывающего производства, мастерские существовали в это время на поселениях Поливанов Яр III, Новые Русешты Iia, Ариушд, Хэбэшешти I, но работали они на привозном сырье (Рындина Н. Я., 1961; 1971). Ко 2-й ступени среднего периода относится небольшой клад, найденный на поселении Хэбэшешти I (Dumitrescu F., Dumitrescu Я., Pet- rescu-Dimbovifa Af., Gostar N., 1954; Dumitrescu V., 1957). В его составе были два медных браслета в несколько оборотов, медные антропоморфный амулет и пронизки, подвески из зубов благородного оленя и известняковые бусы ( LXII, 57—62).

 

Керамика 2-й ступени среднего периода делится на те же четыре группы, что и посуда памятников 1-й ступени, но в каждой группе прослеживаются новые черты, отражающие более высокий уровень производства. Расписная керамика составляет основную группу на поселениях, расположенных в бассейнах Сирета и Прута. По направлению к Днестру количество ее резко уменьшается и сводится к единичным экземплярам на отдельных поселениях Побужья. Некоторое представление о соотношении разных групп керамики на поселениях Пруто- Днестровского междуречья дает подсчет фрагментов посуды, происходящей из жилого комплекса 1 Поливанова Яра III (Пассек Т. С., 1961а, с. 110). На сосуды с углубленным спирально-ленточным орнаментом приходится 60%, на каннелированные сосуды —15, на кухонную посуду —15, а на расписную—только 10%. В более позднем жилище 13 того же поселения (на месте засыпанного рва) количество расписных сосудов заметно увеличивается (Попова Т. А., 1972). В Побужье также преобладает посуда с углубленным орнаментом. На поселении Красноставка ее более 50%, почти 40% составляет кухонная посуда, около 8% — каннелированная, немногим более 2 %—расписная (Цвек Е. Я., 19806).

 

В группе кухонной керамики по тесту, форме, характеру обработки поверхности и орнаменту различаются три типа. Сохраняется барботинная керамикас примесью шамота в тесте. Поверхность ее покрыта шишечками, нередко украшена рельефными человеческими фигурками или изображениями рук, как бы обхватывающих сосуд ( LXI, 12). По форме это чаще всего широкогорлые полусферические сосуды, иногда имеющие высокий поддон ( LXIV, 6). На памятниках Побужья развивается тип посуды из глины с примесью песка. Поверхность широко- горлых горшков этого типа орнаментирована ямками или группами наколов, сочетающимися с углубленными линиями и налепами ( LXX, 42, 50). Только в сабатиновской группе памятников Побужья выявлены широкогорлые кухонные горшки с выпуклыми плечиками и довольно высокой, ровной шейкой, вылепленные из глины с примесью дробленой раковины. Раковинная примесь в глиняном тесте характерна для керамики соседнего степного населения — носителей среднестоговской культуры. Основная масса таких сосудов имеет небольшое плоское дно, что обычно для трипольцев, орнаментирована овальными углублениями вдоль края, оттиснутыми пальцем ямками у основания шейки, одиночными или парными бугорками, а иногда вертикальными налепными валиками с насечками. Эта посуда очень скоро от прибугских племен попала к ближайшему населению Поднестровья, а затем и к общинам более отдаленных территорий, успешно внедрившись в повседневный быт трипольских и даже некоторых кукутенских общин. Остродонные сосуды с раковинной примесью в тесте, покрытые по венчику и плечикам скорописно-накольчатым орнаментом, сочетающимся с углубленными линиями, привезена в Побужье из области распространения памятников раннего этапа среднестоговской культуры, видимо, из Поднепровья. Там в свою очередь обнаружены обломки трипольской керамики этапа BI по периодизации Т. С. Пассек. Найдены они в среднем слое поселения Стрильча Скеля (Мовша Т. Г., 1961; Телегт Д. Я., 1973, с. 124- 130; Даниленко В. Я., 1974, с. 50, 70-71).

 

Керамика с углубленным орнаментом памятников 2-й ступени среднего периода характеризуется несколько небрежным исполнением узора ( LXX, 34—39, 43, 45, 48). Желобки и ямки, прочерченные по сырой глине, широкие, мелкие, часто неровные; ленты орнамента состоят из двух-трех параллельных линий; большие пространства заштриховываются. Орнамент негативный. Иногда для большего эффекта поверхность сосудов окрашивается красной охрой после обжига, желобки и ямки заполняются белой пастой, а остальная поверхность подвергается лощению ( LXX, 44).

 

Каннелированная керамика отличается широкими мелкими каннелюрами, окаймленными рядами отпечатков зубчатого штампа. В южной зоне триполь- ско-кукутенского ареала каннелюры чаще образуют спиральные построения орнамента ( LV, 9, 11, 12), реже — геометрические ( LV, 31), в северовосточной зоне — наоборот. Некоторые сосуды этой группы украшены исключительно отпечатками штампа, повторяющими направление и интервал отсутствующих каннелюр ( LXX, 47), или только каннелюрами без оттисков штампа ( LXX, 46).

 

В группе расписной керамики преобладает поли- хромная; бихромная единична. Во всех регионах культуры Триполье-Кукутени посуда в это время приобретает мягкие, плавные очертания ( LXVI, 54—77). Ребристую форму сохраняют лишь немногочисленные расписные миски ( LXVI, 74) и кубки ( LXVI, 64, 73). Несколько меняется прежняя форма большинства сосудов, распространяются изделия новых форм. Так, наряду со шлемо- видными крышками ( LXVI, 55; LXX, 36) и полусферическими крышками, имеющими два ушка и высокое наверпше ( LXVI, 56; LXX, 34, 35), появляются крышки сложного профиля, напоминающие перевернутые миски на высоком поддоне ( LXVI, 54, 57). Новыми формами являются также полусферические ковши ( LXVI, 61, 62) и чаши (кубки) с высокими плечиками ( LXVI, 72). Вместе с тем продолжают бытовать окрутлобо- кие чаши (кубки) с оттогнутым наружу венчиком ( LXX, 37, 46, 47). У крупных широкогорлых округлобоких сосудов намечается тенденция к более высокому расположению плечиков ( LXVI, 76). Антропоморфные сосуды этого времени имеют сильно раздутые бока, слабо загнутый внутрь венчик ( LXVI,. 59; LXX, 43, 44) или высокую цилиндрическую шейку ( LXVI, 69). На боках помещены сосцевидные выступы. Реже встречаются сосуды более сложной формы, в которых мастер стремился воплотить слившиеся воедино две женские фигуры ( LXV, 34; LXVI, 71). Известны сосуды, по форме напоминающие женскую фигуру ( LXV, 29, 30; LXVI, 58). Изменения практически не коснулись сосудов на высоких подставках ( LXVI, 63, 66), полых «подставок» ( LXVI, 65), биконических крынкообразных сосудов с плоским дном и на поддоне ( LXVI, 67, 68). Посуда сплошь покрыта спиральным или меандро- вым узором белого цвета с черной обводкой, а фон окрашен красной краской или заштрихован ( LXIV, 12; LXVIII, 7; LXXI, 1-3).

 

Представление о пластике комплексов 2-й ступени дает коллекция поселения Хэбэшешти I (Dumitrescu V., Dumitrescu Н., Petrescu-Dimbovifa М., Gostar N., 1954, p. 403—433). Самую большую группу (175 экз.) составляют статуэтки, воспроизводящие слегка наклоненную стоящую женскую фигуру. Головка — столбикообразная или округло-уплощенная, нос обозначен защипом, верхняя часть туловища уплощена. Иногда налепами переданы груди, пупок, амулеты, перевязь через плечо. Плечи, как правило, завершаются небольшими выступами, направленными вверх или в стороны и передающими положение рук. Стеатопигия выражена слабо, хотя по традиции ягодицы вылеплены посредством дополнительных пластов глины. Талия широкая, соединенные вместе ноги сходятся вниз конусообразно. Единичные фигурки имеют раздельно моделированные ноги со ступнями. Есть фигурки на цилиндрической ножке с плоским основанием. Часть статуэток украшена по всей поверхности прочерченным орнаментом в виде наклонно сходящихся неглубоких и тонких линий.

 

Такие фигурки известны также в Новых Ру- сештах 11а ( LVI, 8), Сабатиновке I и Ку- кутени-Четэцуя I ( LVI, 4). Много статуэток с гладкой поверхностью, которая ранее была расписана. Особую группу образуют плоские антропоморфные амулеты ( LVIII, 4-6, 10-12, 14, 15) и слегка выпуклые дисковидные амулеты, подобные медным ( LVIII, 26—39). Коллекция включает небольшое число глиняных миниатюрных моделей стульев со спинкой, оформленной в виде антропоморфной фигурки, расдисанных белой, красной и черной красками ( LXV, 36). Серией представлены и предельно стилизованные фигурки конусовидных очертаний с обозначенным защипом носом и плоским круглым основанием, видимо, являющиеся женским символом. Имеются и фаллические изображения. Кроме того, из Хэбэшешти I происходят 420 статуэток домашних животных, большинство которых сломано. Это преимущественно схематичные изображения крупного рогатого скота (с короткими и длинными рогами). Обычно фигурки гладкие, редко наколами обозначена шкура и другие детали ( LXIV, 5). Отметим, что скульптурные головки бычков имеются и на сосудах. Фигурки птиц очень редки. К ритуальным вещам относятся еще глиняные модели боевых (?) сверленых топоров длиной 3—8 см. В числе глиняных изделий упомянем также цилиндрические, круглые и боченкообраз- ные бусины и подвески, имитирующие, видимо, подвески из зубов оленя.

 

Следующая, 3-я, ступень среднего периода (Ку- кутени А3) выделяется по материалам двух памятников, расположенных в бассейне Прута — Трушеш- ти I и Старые Куконешты (карта 5;  9). Поселение Трушешти I площадью 4 га раскопано полностью (Petrescu-Dimbovifa М., 1963), исследование поселения Старые Куконешты начато не так давно (Маркевич В. И., 1978). Оба поселения располагались на мысах и были укреплены.

Поселение Трушешти I, которое долгое время считали предшествующим Хэбэшешти I (Dumitrescu V., 1974а; 1979), было ограждено с напольной стороны рвом и валом. Вал расплылся, и его размеры не были установлены. Ширина рва в верхней части составляла 2,5—4,0 м, глубина —1,5—2,0 м (Florescu А., 1966). Крайние дома поселения находились в 15—22 м от рва. Поселок насчитывал 93 наземных дома, 50 вспомогательных построек и 400 хозяйственных ям. Вытянутая форма мыса определила планировку поселения. В наиболее широкой его части дома располагались по кругу, разорванному со стороны рва, вокруг площади. В глубине мыса зафиксированы еще несколько рядов жилищ, а в узкой части мыса — гнездообразно (по четыре- пять) расположенные постройки. В нескольких центральных домах помещались общинные алтари, не имеющие аналогий на других поселениях ( LXV, 1, 27). На окраине, видимо, находились керамические печи —там найдены обломки глиняных решеток.

 

В Старых Куконештах две пары валов и рвов зафиксированы пока только на поверхности. Кроме того, там вскрыты три наземных дома, землянка и полуземлянка. Дома двух- и трехэтажные, с печами, глиняными возвышениями хозяйственного назначения и местами для помола зерна. В землянке и полуземлянке находились открытые очаги.

 

Судя по предварительным публикациям, комплекс орудий рассматриваемых памятников включает шлифованные топоры и тесла, многочисленные кремневые изделия (ножи, скребки, сверла, наконечники стрел и дротиков), орудия из рога и кости.

 

Основанием для выделения 3-й ступени среднего периода стали прежде всего керамические комплексы названных памятников, расположенных в зоне преобладания расписной посуды. К сожалению, до сих пор опубликована (.Petrescu-Dtmbouifa М., 1963, р. 179—180) лишь керамика поселения Трушешти I ( LXVI, 38—53). В это время появляются крупные антропоморфные сосуды-зерновики ( LXVI, 40), биконические сосуды с отогнутым наружу венчиком и слегка направленными вверх ручками, расширяющимися на концах ( LXVI, 43), и би- ноклевидные сосуды, имеющие цилиндрическую среднюю часть, конусовидные воронки по бокам и одну-две перемычки, помимо массивной центральной ( LXVI, 42). С этого времени биноклевидные сосуды становятся обязательной принадлежностью инвентаря поселений культуры Триполье-Кукутени. Сосуды на «подставках» выходят из употребления, но сохраняются сами «подставки». Теперь они имеют близкую по форме к цилиндру среднюю часть, сильно отогнутые наружу края и небольшое круглое отверстие в стенке ( LXVI, 41). Судя по предварительным публикациям, на 3-й ступени исчезает и группа небольших каннелированных сосудов. Остальных форм посуды изменения практически не коснулись. Изменяется стиль исполнения углубленного орнамента, желобки и ямки приобретают более резкие очертания и становятся намного крупнее. Благодаря применению темно-коричневой, почти черной краски одновременно с красной охрой, нанесенной как на поверхность узора, так и в широкие мелкие желобки, орнамент делается более красочным. Распространяются сосуды с различным узором в верхней и нижней частях. В одних случаях — это углубленный узор разных стилей в других — углубленный и расписной орнаменты. В большинстве случаев ленты крашеного орнамента широкие, кремового цвета, обведены черным, даны на сплошном красном фоне; исключительно редко фон заштрихован косой сеткой.

 

Отличаются от статуэток предшествующей ступени и глиняные женские фигурки с поселений Трушешти I и Старые Куконешты. Они крупнее, более реалистичны, углубленный орнамент на них четче. На отдельных экземплярах рельефно выделены ожерелья, передана нарядная прическа. Статуэтки с гладкой поверхностью, происходящие с этих памятников, подобно полихромной посуде, окрашены белой, красной и черной красками.

 

Памятники 4-й ступени среднего периода (Куку- тени А4) исследовались в нескольких районах распространения культуры Триполье-Кукутени (карта 5;  9). Это поселения Солончены И2 (Мое- та Т. Г., 19606; 1965а; 19716), Журы (Бибиков С. И., 1954), Незвиско II (Черныш Е. К., 1962), Новые Дуруиторы (Черныш Е. К., Попова Т. А., 1975; Маркевич В. И., Черныш Е. К., 1976), Шипенцы А (Kandiba О:, 1937), Дрэгушени (СгЦтаги А 1977). Поселения расположены как на высоких мысах (Солончены Н2), так и в высокой пойме (Журы, Незвиско II). Относительно планировки поселений можно лишь сказать, что в пойме дома стояли рядами вдоль берега (Незвиско II), а на мысах, видимо, располагались гнездообразно (Новые Дуруиторы). Одно-и двухэтажные жилища имели массивные межэтажные перекрытия и ямы-хранилища в земляном полу. На приведенном ниже плане жилища из Новых Дуруитор видны ямы, развалившаяся деревянная основа перекрытия, реконструированная по отпечаткам на глиняной обмазке ( LXXII, 2), и пласт глиняной обмазки, покрывавшей горбыли ( LXXII, 1). Печи в домах не обнаружены. Близ наземных домов (50—90 кв. м и более) находились ямы и полуземлянки с открытыми очагами. Размеры полуземлянок варьируют: 6X2, 6X4, 4,5X3,5 м. Более крупные полуземлянки, состоящие из нескольких ям, реконструировать пока не удается (Черныш Е. К., 1962).

 

На правобережье Прута близ г. Ботошани, в с. Дрэгушени на острове и в урочище «Ла лутэ- рие», также выявлены культурные слои фазы Кукутени А4 (Сщтаги А., 1977). Жилища не обнаружены, но раскопаны ямы и собрана прекрасная коллекция керамики, пластики и орудий. Предполагается, что здесь была сезонная стоянка. Среди орудий имеется медный топор-молот, относящийся к группе «крестообразных» (СгЦшаги А1971; Vulpe А., 1973). Керамика этого памятника близка посуде поселения Солончены Н2. Специфически местными являются, видимо, только сферические сосуды на поддоне, высокие усеченно-конические кубки на поддоне, полусферические крышки с зооморфной фигуркой, заменяющей ручку, моноклевидные сосуды с прорезями в стенках, сосуды в виде стилизованной женской фигуры, изображенной от плеч до коленей. Бихромная и монохромная роспись по стилю исполнения аналогична росписи посуды, происходящей с приднестровских поселений.

 

Для 4-й ступени среднего периода известно одно захоронение (Виноградова Н. М., Бейлекчи В. С., Бырня П. /7., 1974). Оно обнаружено в жилище на поселении Старый Орхей-Пештере, входящем в группу памятников солонченского типа (карта 5). Судя по описанию, жилище состояло из наземной постройки (5,2X4,2 м) и полуземлянки (12,2Х Х6,7 м), углубленной в грунт на 0,8 м. В юго-за- падной части полуземлянки на дне расчищен скорченный скелет мальчика 8—9 лет, положенного на правый бок головой на восток. Кисти согнутых рук находились перед лицом. У коленей сильно согнутых ног была поставлена небольшая чаша (кубок) с росписью по всей поверхности. Узор из горизонтально расположенных восьмеркообразных фигур выполнен по красному фону белой краской с черной обводкой.

 

Культурные слои днестровских поселений по- прежнему изобилуют кремневыми орудиями. Заготовками для них служили правильные, хорошо ограненные пластины. Ножи и вкладыши серпов оформлены ровной струйчатой ретушью. Набор орудий обычен. Орудия изготовлялись в жилищах, в специально отведенных местах, где найдено множество отходов производства, нуклеусы, отбойники, ретушеры. Деревообрабатывающие инструменты сделаны уже не только из мягких пород камня, но также из кремнистого сланца. Среди костяных изделий преобладают шилья, есть наконечники мотыг из рога. Медных предметов мало. Примечательна находка кусочка меди в одной из полуземлянок поселенияНезвиско II, который определяется как выплеск из тигля, что свидетельствует о местной металлообработке (Рындина Н. В., 1962).

 

Керамика памятников 4-й ступени среднего периода представлена кухонной посудой — толстостенной из глины с примесью шамота и грубообработанной с примесью дробленой раковины в тесте, посудой с углубленным орнаментом и расписной. Последняя преобладает в районах, расположенных западнее Среднего Днестра. В настоящее время характеристика керамических комплексов названной ступени может быть дана лишь на основе материалов, происходящих из Поднестровья и Попрутья.

 

Большинство кухонных сосудов изготовлено из плохо промешанной глины с примесью шамота, небрежно сформовано. Небрежность наблюдается и в обработке наружной поверхности. Среди них преобладают экземпляры с широким дном, толстыми стенками и ровно срезанным краем горла. По формам различаются окрутлобокие широкогорлые сосуды ( LXVI, 34, 35), биконические сосуды с округленными плечиками и наклоненным внутрь краем (Бибиков С, Н., 1954, с. 108), шлемовидные и полусферические крышки с небольшими ушками ( LXVI, 3), глубокие и мелкие усеченно-кони- ческие миски, иногда с ушками у края ( LXVI, 31—33, 37), округлотелые чаши (кубки) обычно с небольшим, слегка отогнутым наружу венчиком, часто с ушками у основания горла или у венчика ( LXVI, 16, 17), окрутлобокие кружки с одной ленточной ручкой, биконические сосуды с высоким воронковидным горлом и направленными вверх ручками на плечиках ( LXVI, 29). Нарядно выглядят лишь зерновики, покрытые барботином и украшенные налепами, оттянутыми валиками, рядами ямок. Внутренняя поверхность сосудов гладкая, иногда окрашена краской, чаще всего коричневой.

 

Небольшое количество сосудов вылеплено из глины с примесью дробленой раковины. Это широкогорлые горшки с уплощенными или плоскими днищами, высокими округлыми плечиками, прямым или отогнутым наружу венчиком ( LXVI, 36), конические миски ( LXVI, 32), шлемовидные крышки ( LXVI, 1). Наружная поверхность их хорошо заглажена и лишь изредка имеет следы полосчатого сглаживания. Орнамент, покрывающий венчики и плечики горшков и верхнюю часть крышек, состоит из рядов оттисков штампа-«гусенички». Среди орнаментальных мотивов преобладают косо и вертикально расположенные узкие бороздки, овалы и треугольники, часто заштрихованные косой сеткой (Мовша Т. Г., 1965а, с. 96-98).

 

Керамика с углубленным орнаментом более разнообразна по формам: антропоморфные сосуды, известные в литературе как грушевидные, с высокими раздутыми плечиками и ровно срезанным краем ( LXVI, 14), усеченно-конические миски с ровно срезанным или с оттогнутым наружу краем ( LXVI, 32), миски на высоком поддоне ( LXVI, 28), биконические сосуды с цилиндрическим горлом и направленными вверх ручками на скругленных плечиках ( LXVI, 30), усеченно- конические крышки ( LXVI, 4, 10) и полусферические крышки с ровно срезанным или отогнутым наружу краем ( LXVI, 3), часто с одним ушком, округлобокие чаши (кубки) с ушками ( LXVI, 16—19), моноклевидные сосуды ( LXVI, 23, 25), биноклевидные сосуды с центральной широкой перемычкой подтреутольной формы ( LXVI, 26), черпаки с фигурными ручками, ложки ( XLVI, 15) Эта группа керамики по тесту близка кухонным сосудам. В одних случаях глина содержит примесь шамота (Незвиско И), в других —песка (Солончены Н2). Внутренняя поверхность изделий гладкая, наружная сглажена плохо, целиком покрыта спиральным орнаментом. По технике исполнения узора сосуды распадаются на две подгруппы. В одной желобки прочерчены глубоко и небрежно, фон рисунка закрашен сырой красной охрой, а ленты орнамента или не окрашены, или покрыты черной краской. В другой совершенно новой подгруппе желобки широкие и мелкие, приближающиеся к каннелюрам. С их помощью выполнен позитивно-негативный орнамент, причем углубления окрашены белой краской, а остальная поверхность—красной ( LXV, 6, 8; LXVIII, 4). Углубленный орнамент часто соседствует с расписным. Наружная поверхность покрыта углублениями, внутренняя — росписью ( LXVIII, 1).

 

Расписная посуда варьирует основные формы, характерные для группы керамики с углубленным орнаментом. Одной из древних форм является антропоморфный сосуд с низким цилиндрическим горлом, нижняя часть которого сделана в виде подставки, а верхняя — сферическая ( LXVI, 13). Верхняя часть такого сосуда стала, очевидно, исходной при создании двух новых форм ( LXVI, 11, 12;  11, 7). Среди разнообразных чаш (кубков) ( LXVI, 17—22;  11, S) появляются полусферические чаши на высоком поддоне ( LXVI, 27). Большое разнообразие наблюдается и среди крышек ( LXVI, 2—10). В употребление входят полусферические крышки с двумя ушками-рожками ( LXVI, 8) и сфероконические с двумя ушками и округлым навершием-головкой ( LXVI, 9). Расписная посуда изготовлена из хорошо отмученной глины. Примесь мелкого шамота отмечена в тесте крупных сосудов. Поверхность хорошо сглажена изнутри и снаружи, красочный фон облицовки залощен. Роспись полихромная, бихромная и монохромная. В это время цветовая гамма рисунка достигает наибольшего разнообразия. Роспись нанесена красной и черной красками по белому фону, белой и черной красками по оранжевому фону, красной и белой красками по оранжево-красному фону, корич- невато-черной краской по оранжевому или красноватому фону. На одних сосудах роспись свободно расположена по всей поверхности, на других — ограничена горизонтальными поясами. Обычно в нижних поясах роспись выполнена в старом стиле, а в верхних —в новом. Для последнего характерны ленты геометризированного орнамента, составленные из тонких параллельных линий, пространство между которыми заполнено сеткой из черных или красных тонких штрихов. Элементами орнамента нового стиля являются круги, овалы, полуовалы, треугольники, ромбы, зигзаги, восьмеркообразная горизонтальная спираль ( LV, 6), однако смысловая их нагрузка остается прежней. Т. Г. Мовша (1965а, с. 96) отмечает сложную стилизованную композицию, воспроизводящую женскую фигуру и рогатую голову быка ( LXIV, 11). На стенках отдельных расписных сосудов имеются лепные стилизованные головки болыперогих быков.

 

Пластика поселений 4-й ступени среднего периода представлена женскими и единичными мужскими стоячими статуэтками (Мовша Т. Г., 1955; 1969; СгЦтаги А., 1977). Их характеризуют столбикооб- разная головка, сильно выступающие плечи, плоский торс, слитые прямые или полусогнутые ноги, часто завершающиеся одной плоской ступней. Известны фигурки с двумя соединенными ниже колен тумбо- образными ногами ( 12, 7). Преобладают статуэтки с углубленным орнаментом, охватывающим всю поверхность фигурки ( LXIV, 9). Вторую по численности группу составляют экземпляры, на которых углубленный орнамент сочетается с росписью на гладкой верхней или нижней части. Небольшое число статуэток имеет гладкую поверхность, украшенную, как на предыдущей ступени, широкими полосами красной и белой красок, а также рельефными изображениями пояса, перевязи через плечо или висящего на шее амулета, исполненными в манере, присущей мастерам первой половины среднего периода ( LVIII, 34). Зооморфная пластика очень схематична. Изображаются преимущественно быки (с длинными и короткими рогами) 5 реже — мелкий рогатый скот и свиньи (Бибиков С. Н., 1954; СгЦтаги А., 1977). Гладкая поверхность фигурок была, видимо, окрашена.

 

Памятники раннего этапа среднего периода не только образуют ряд хронологических подразделений, лучше всего изученных в Восточном Прикарпатье и в междуречье Сирета и Прута, но и группируются по признакам территориальной и культурной близости. Вопрос о локальных различиях для западной территории поставлен В. Думитреску. Исследователь относит памятники, расположенные к западу от р. Сирет, к одной группе, видимо, смыкающейся с ариушдской; памятники, находящиеся на Молдавской возвышенности восточнее р. Сирет,— к другой, а памятники Северо-Восточной Молдовы — к третьей (Dumitrescu V., 1974с). Территориальные и культурные различия между среднетрипольскими памятниками раннего этапа могут быть установлены и для территории Советского Союза. Это прежде всего южная группа памятников (карта 4, III, 2), сосредоточенная близ г. Кишинева на р. Ботне (Маркевич В. И., 1970а; 19736). Она образует один локальный вариант с памятниками типа Хэбэшешти I, на что прежде всего указывает сопоставление керамики поселений Хэбэшешти I и Новые Русешты Iia. В обоих комплексах совпадают, помимо форм сосудов, приемы орнаментации и элементы орнамента (белые меандры с черным обрамлением на красном заштрихованном фоне; геометрические узоры из лент, образованных параллельными каннелюрами в сочетании с оттисками гребенчатого штампа). К этой же группе следует, очевидно, относить погребение у железнодорожной станции Кайнары (Мовша Т. Г., Чеботаренко Г. Ф., 1969), где обнаружен фрагмент сосуда, подобного, как мы видели, изделиям с упомянутых поселений. Трипольские общины бассейна Ботны поддерживали достаточно тесные связи с нижнедунайскими племенами, что документируется находками трипольской и кукутенской керамики на поселениях культуры Гумельница (.Roman Р., 1963; Dumitrescu У., 1968а) и болградско-алденской керамики на поселении Новые Русешты Iia (Маркевич В. Я., 1970а). Следствием обмена с этими соседями явилось распространение у трипольских племен рассматриваемой группы орудий из непрозрачного желтовато-коричневого кремня, выходы которого имеются в бассейне Прута в Добрудже (Сот§а Е., 1971; Маркевич В. Я., 19736), а также медных изделий (Рындина Я. В., 1970).

 

В Пруто-Днестровском междуречье локализуются памятники центральной группы (карта 4, III, 1), небольшие различия между которыми улавливаются лишь в отдельных формах керамики и деталях пластики. Видимо, перед нами один из локальных вариантов трипольской культуры на определенном этапе ее развития. В пределах зоны распространения этих памятников, охватывающей всю территорию Северной Молдавии ( 9, i), выделяются три района наибольшей концентрации древних поселений: солонченский, флорештский и дуруиторский. В каждом из них наряду с поселениями небольших и средних размеров имеются два-три крупных памятника, занимающих площадь 9—10 га и более (Маркевич В. И., 19736). Так, в солонченском районе такими крупными центрами являются поселения Глинжены I (10 га), Екимауцы I (10 га) и Стох- ная I (12 га), во флорештском — Радуляны I (9 га), Путинешты III (9 га) и Флорешты-Заготзерно (15 га), в дуруиторском — Старые Бадражи IX (10 га), Корпач I (10 га) и, видимо, Русяны I (16 га). Таким образом, эта густонаселенная область была, очевидно, одним из важных центров всей трипольской культурной общности на раннем этапе среднего периода.

 

Третью группу образуют памятники сабатинов- ского типа в Южном Побужье (карта 4, III, б), культура которых в значительной степени продолжает линию развития небольшой группы трипольских поселений, сложившейся здесь в конце раннего периода. Наряду с традиционными связями с триполь- скими общинами Пруто-Днестровского междуречья, откуда обитатели Побужья получили медные изделия, отмечаются их тесные контакты со степным населением Северного Причерноморья. Культура последнего резко отлична от трипольской, поэтому обнаружение на трипольских памятниках Побужья специфических типов керамических изделий сразу же обратило внимание исследователей и позволило говорить о существовании связей с культурой Средний Стог II (Мовша Т. Г., 1961; Comsa Е., 1974а; 1978а). Это сосуды, изготовленные из глины с примесью дробленой раковины, нередко остродонные, украшенные орнаментом, аналогичным средне- стоговскому. В отдельных случаях они явно привозные, в других — местные подражания иноземным образцам. Со степными влияниями связывается и распространение на трипольских памятниках каменных наверший булав и скипетров в виде стилизованной головы коня, обычно трактуемых как символ власти. Они обнаружены как на памятниках Побужья (Березовское), так и далеко на западе (Хэбэшешти I). По мнению отдельных исследователей, скипетры воспроизводят голову коня с примитивнойуздой типа намордника, что может отражать распространение в среде трипольцев под влиянием степных племен коневодства (Даниленко В. Я., 1974). Наряду с курганным обрядом погребения, отмеченным в Кайнарах, эти предметы ярко свидетельствуют об определенной инфильтрации в трипольскую среду степного населения (Dumitrescu У., 1955; 1963b; 1974а; Даниленко В. Я., Шмаглий Я. М., 1972). Таким образом, сабатиновская группа представляется нам связующим звеном между различными три- польскими племенами и степным населением, что во многом определяло характер и направление древних культурных связей.

 

В меньшей мере может быть охарактеризована культурная специфика таких окраинных групп трипольских памятников, как памятники Верхнего Поднестровья (карта 4, III, 3), Попрутья и зоны Среднего Поднестровья между реками Жванчик и Не- мия. Для комплексов Верхнего Поднестровья и Попрутья, представленных материалами нижнего горизонта Незвиско и поселения Шипенцы А, отмечается большая связь с памятниками Пруто-Днестровского междуречья (карта 4, III, 4). Здесь много расписной керамики и посуды с углубленным орнаментом. Однако по сравнению с более южными районами набор форм сосудов беднее. Отмечается и своеобразная местная трактовка отдельных форм, а в полихромной керамике — роспись стиля Извоаре И2.

 

Особую группу памятников образуют поселения, возникшие на начальном этапе среднего Триполья по рекам Немия, Мурафа, Ров, Соб и Гнилой Тикич (карта 4, III, 5; 5). Эти общины, переселившиеся из района Днестровского левобережья генетически тесно связаны с памятниками типа Лука-Врублевец- кая (Черныш Е. 1975а). Свое продвижение на восток они начали в пору, когда еще не распространилось производство расписной керамики. Последнюю, видимо, первоначально они получали лишь в порядке межплеменного обмена из Поднестровья, на месте производя посуду с углубленным орнаментом и каннелированным узором, сопровождающимся оттисками зубчатого штампа. Это памятники борисовского типа, пока не получившие четкого и убедительного хронологического членения. Для 3-й и 4-й ступеней среднего периода здесь, как и в Южном Побужье, фиксируются контакты с культурами степной зоны — среднестоговской и днепро-до- нецкой. Взаимодействие было двусторонним: обломки сосудов борисовского типа обнаружены на ряде степных памятников севернее Киева (Грини, Пиля- ва), Днепропетровска (Пищики, Дереивка) и в районе днепровских порогов (Стрильча Скеля, Никольский могильник). Южнее по Днепру известны находки керамики сабатиновского типа (Теле- гт Д. Я., 1968, с. 192—194; 1973, с. 124, 125; Даниленко В. Я., 1974, с. 70—71).

 

Таким образом, на раннем этапе среднего Триполья продолжается расселение земледельческо-скотоводческих общин в восточном направлении, где они вступают в тесные контакты с инокультурным населением. Формируются новые территориальные группы, перерастающие по мере усиления культурной специфики в локальные варианты. Все эти явления нашли дальнейшее развитие на втором этапе среднего периода.

 

 

К содержанию книги: Медно-каменный век - переход от неолита к бронзовому веку

 

 Смотрите также:

 

Хронология Триполья. Периодизация памятников

Со времена выделения Т. С. Пассек раннего этапа трипольской культуры (Триполье А) неизмеримо
Такие изделия связаны с поселениями этапа В/1 — Кукутени А: Сабатиновка I и...

 

конце V — начале IV тыс. до н. э. историческая обстановка на...  Раннее триполье и энеолит юго-восточной европы.

Начало сложения культурно-исторической области Кукутени-Триполье неразрывно связано с более общими процессами перехода Юго-Восточной Европы от неолита к энеолиту

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТРИПОЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ  Керамика трипольской культуры

 

автохтонность трипольской культуры В. В. Хвойко, утверждавший...

Сходство Триполья и КЛЛК проявляетс