Вся электронная библиотека >>>

Биографии писателей >>>

 

 Литература

писателиВеликие писатели

 


Разделы: Классическая литература

Рефераты по литературе

Биографический словарь

   

ФРАНСУА ВИЙОН (1431 - после 1463)

 

У хороших, а тем более у прекрасных и больших поэтов мало что бывает случайного

и в стихах и в судьбе Вот, казалось бы, русский поэт, певец русских полей и

деревень Николай Рубцов почему-то в стихотворении "Вечерние стихи" вспомнил о

Вийоне.

Вдоль по мосткам несется листьев ворох, - Видать в окно - и слышен ветра стон, И

слышен волн печальный шум и шорох, И, как живые, в наших разговорах Есенин,

Пушкин, Лермонтов, Вийон.

Жизнь французского поэта была такой же неприкаянной, как и у самого Николая

Рубцова.

Вийон был вором. И даже можно сказать - был убийцей. Ему было немногим более

двадцати лет, когда он подрался из-за девушки прямо на паперти церкви. Его

соперник ножом рассек ему губу - тогда Франсуа бросил камень в обидчика. Бросок

был роковым - парень был убит. Вийон срочно покидает Париж Начинается его

бродяжническая жизнь Во Франции тогда было смутное время. Страна была разорена

войной с англичанами. Народ умирал от голода. Шайки разбойников бродили по

дорогам. Судьи быстро судили, а палачи торопливо вешали

Бежав из Парижа, Вийон прибился к одной из банд. В 1456 году король Карл VII

согласился помиловать поэта за его слезное ходатайство. Вийон вернулся и стал

студентом Сорбонны, как он говорил, "бедным школяром". Но руководила им вовсе не

тяга к знаниям, просто по закону "школяры" были неподсудны королевскому суду

Вийон таким образом пытался избежать тюрьмы, ведь поведение его не было

благочестивым. Он водился с самым известным разбойником Монти-ньи, которого

позднее приговорили к повешению за убийство, с известными ворами Лупа и

Шолляром, с шулером Гара. Бедность заставляла его воровать - и он научился это

делать мастерски, приятели звали его "отцом-кормильцем", так как Вийон всегда

мог достать окорок или бочонок вина.

Через некоторое время, после ограбления монаха-августинца, Франсуа опять

вынужден был бежать из Парижа. Его поймали и приговорили к повешению. Ожидая

казни, он написал "Балладу повешенных"-

Вот мы висим печальной чередой, Над нами воронья глумится стая, Плоть мертвую на

части раздирая, Рвут бороды, пьют гной из наших глаз... Не смейтесь, на

повешенных взирая, А помолитесь Господу за нас!

(Перевод Ф. Мендельсона)

Попадая в тюрьму, Вийон обращался за помощью к влиятельным друзьям, которые

ценили его поэтический дар. Особенно много помо-

гал ему принц Карл Орлеанский, один из крупнейших поэтов своего времени.

В 1461 году Вийону исполнилось тридцать лет. Он встретил их в тюрьме близ

Орлеана. Только что взошедший на престол Людовик XI приказал освободить поэта.

Вийон пожелал молодому королю двенадцать сыновей.

Хотя поэт и был благодарен помогавшим ему сильным мира сего, но по натуре своей

он был очень независимым человеком и предпочитал воровать, чем пресмыкаться

перед королем или принцем. Во многих своих стихах он издевался над власть

имущими. Правда, и самоиронии у него было достаточно:

ЧЕТВЕРОСТИШИЕ, КОТОРОЕ НАПИСАЛ ВИЙОН, ПРИГОВОРЕННЫЙ К ПОВЕШЕНИЮ

Я - Франсуа, чему не рад, Увы, ждет смерть злодея, И сколько весит этот зад,

Узнает скоро шея.

Вообще Вийон над многим в жизни издевался. В балладах "Малое Завещание", а потом

в "Большом Завещании" от него досталось и друзьям и врагам. Порой издевается он

и над женщинами. Только "старушка мать" для него святая. Порой его мотивы

напоминают мотивы Есенина - "Москвы кабацкой" или "Письма к матери".

Характер поэзии Вийона прямой, народный, довольно грубый, но за всем этим

читатель видит глубокую человечность. "Он был первым поэтом Франции, который жил

не в небесах, а на земле и который сумел поэтически осмыслить свое существование

.. Поэзия Вийона - первое изумительное проявление человека, который мыслит,

страдает, любит, негодует, издевается. В ней уже слышна и та ирония, которая

прельщала романтиков, и соединение поэтической приподнятости с прозаизмами,

столь близкое современным поэтам - от Рембо до Маяковского", - писал Илья

Эренбург.

Поэзия эпохи Возрождения, в которую творил Вийон, была по сути поэзией радости,

поэзией соловьиных трелей и всяческого щебета. А

тут вдруг - тюрьмы и виселицы, грубая правда жизни Но это и стало новым словом в

поэзии тогда Читатели услышали в стихах Вийона голос самой Франции Многие

считают, что он самый французский поэт Франции

Много чего пережил в жизни Вийон И все-таки жизнь он принимал такой, какая ему

выпала Он был мудрым поэтом

 

БАЛЛАДА СУДЬБЫ

Эй, Франсуа, ты что там поднял крик

Да если б я, Фортуна, пожелала,

Ты живо прикусил бы свой язык

И не таких, как ты, я укрощала,

На свалке их валяется немало,

Сгубил их меч, измена, нищета,

А что за люди Не тебе чета

Ты вспомни-ка, мой друг, о том, что было,

Каких мужей сводила я в могилу,

Каких царей лишала я корон,

И замолчи, пока я не вспылила'

Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон 9

Бывало, гневно отвращала лик

Я от царей, которых возвышала

Так был оставлен мной Приам-старик,

И Троя грозная бесславно пала,

Так отвернулась я от Ганнибала,

И Карфагена рухнули врата,

Где город был - там смерть и пустота,

И Сципиона я не пощадила,

И Цезаря в сенате поразила,

Помпеи в Египте мною умерщвлен,

Язона я в пучине утопила, -

Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон >

Вот Александр, на что уж был велик,

Звезда ему высокая сияла,

Но принял яд и умер в тот же миг,

Царь Альфазар был свергнут с пьедестала,

С вершины славы, - так я поступала'

Авессалом надеялся спроста

Что убежит, - да только прыть не та -

Я беглеца за волосы схватила,

И Олоферна я же усыпила,

И был Юдифью обезглавлен он

Так что же ты клянешь меня, мой милый ?

Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон1

Знай, Франсуа, когда б имела силу, Я б и тебя на части искрошила Когда б не Бог

и не его закон, Я б в этом мире только зло творила1 Так не ропщи же на Судьбу,

Вийон

Неизвестно, как закончил свои дни Франсуа Вийон  Предполагают, что он умер не

своей смертью

Геннадий Иванов

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Жизнь и творчество великих писателей»

 

Смотрите также:

 

Гомер   Геродот   Аристотель

 

Ликург IX-VIII вв. до н.э.

 Солон VII-VI вв. до н.э.

Фемистокл VI-V вв. до н.э.

Аристид около 540-467 гг. V до н.э.

Перикл около 490-429 гг. до н.э.

Софокл 496-406 гг. до н.э.  

 Демосфен 384-322 гг. до н.э. 

 Марк Туллий Цицерон 106-43 гг. до н.э. 

 Овидий 43 г. до н.э. -18 г. н.э.

 

Жизнь Замечательных Людей

Данте

 Боккаччо как последователь Петрарки 

 Бомарше

 Беранже

 Эмиль Золя

Сократ

Платон

Аристотель

Сенека

 

Алексей Константинович Толстой   Николай Семёнович Лесков  Александр Сергеевич Пушкин   Иван Сергеевич Тургенев   Николай Васильевич Гоголь   Владимир Иванович Даль   Антон Павлович Чехов   Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин   Иван Алексеевич Бунин    Сергей Тимофеевич Аксаков   Леонид Павлович Сабанеев   Исаак Эммануилович Бабель    Варлам Тихонович Шаламов  Александр Солженицын   Сергей Есенин   Михаил Булгаков   Борис Васильев   Артур Конан-Дойл

 

Розанов: «О писателях и писательстве»

Еще о графе Л. Н. Толстом и его учении о непротивлении злу

Два вида «правительства»

Граф Лев Николаевич Толстой

А.С. Пушкин

На границах поэзии и философии. Стихотворения Владимира Соловьева

Кое-что новое о Пушкине

Памяти Вл. Соловьева

М. Ю. Лермонтов (К 60-летию кончины)

Концы и начала, «божественное» и «демоническое», боги и демоны  (По поводу главного сюжета Лермонтова)

«Демон» Лермонтова и его древние родичи

Счастливый обладатель своих способностей

25-летие кончины Некрасова

Гоголь

О благодушии Некрасова

Ив. С. Тургенев (к 20-летию его смерти)

Среди иноязычных (Д. С. Мережковский)

Американизм и американцы

Литературные новинки

Писатель-художник и партия

Когда-то знаменитый роман

Мечта в щелку

Памяти Ф. М. Достоевского

Толстой и Достоевский об искусстве

На закате дней. К 55-летию литературной деятельности Л. Н. Толстого

На закате дней. Л. Толстой и быт

На закате дней. Л. Толстой и интеллигенция

Метерлинк

Некрасов в годы нашего ученичества

Л. Андреев и его «Тьма»

Автор «Балаганчика» о петербургских Религиозно-философских собраниях

Домик Лермонтова в Пятигорске

На книжном и литературном рынке (Арцыбашев)

На книжном и литературном рынке (Диккенс)

О памятнике И. С. Тургеневу

80-летие рождения гр. Л. Н. Толстого

Л. Н. Толстой

Толстой между великими мира

Великий мир сердца (Нечто о Л. Н. Толстом)

Поездка в Ясную Поляну

Литературные симулянты

Трагическое остроумие

Попы, жандармы и Блок

Загадки Гоголя

Гений формы (К 100-летию со дня рождения Гоголя)

Русь и Гоголь

Мережковский против «Вех» (Последнее Религиозно-философское собрание)

Один из певцов вечной «весны»

Магическая страница у Гоголя

Погребатели России

Куприн

Красота-властительница

Героическая личность

О письмах писателей

Амфитеатров

Полина Виардо и Тургенев

Бедные провинциалы...

В домике Гёте

Алексей Степанович Хомяков. К 50-летию со дня кончины его

Кончина Л. Н. Толстого

Толстой в литературе

Забытое возле Толстого...

А. П. Чехов

Не верьте беллетристам...

Одна из замечательных идей Достоевского

Новые события в литературе

И шутя, и серьезно...

В. Г. Белинский (К 100-летию со дня рождения)

Вековая годовщина

Неоценимый ум

Герцен

Чем нам дорог Достоевский? (К 30-летию со дня его кончины)

Загадочная любовь (Виардо и Тургенев)

Из житейских встреч. К. М. Фофанов

К 20-летию кончины К. Н. Леонтьева

Юбилейное издание Добролюбова

Трагедия механического творчества

Тема и Боккачио, и Сократа (О цензуре)

Ропшин и его новый роман

Амфитеатров и Ропшин-Савенков

Жан Жак Руссо

Густая книга

Споры около имени Белинского

Белинский и Достоевский

К 50-летию кончины Аполлона А. Григорьева

Пушкин и Лермонтов

Один из «стаи славной»

Ломоносов. Его личность и судьба

Новое исследование о Фете

Максим Горький и о чем у него «есть сомнения», а в чем он «глубоко убежден»...

Не в новых ли днях критики?

Г-н Н. Я. Абрамович об «Улице современной литературы»

«Святость» и «гений» в историческом творчестве

О Лермонтове

К кончине Пушкина (По поводу новой книги П. Е. Щеголева «Смерть Пушкина»)

К 25-летию кончины Ив. Алекс. Гончарова

О Константине Леонтьеве

Гоголь и Петрарка

С вершины тысячелетней пирамиды (Размышление о ходе русской литературы)

Апокалиптика русской литературы