Вся электронная библиотека >>>

Биографии писателей >>>

 

 Литература

писателиВеликие писатели

 


Разделы: Классическая литература

Рефераты по литературе

Биографический словарь

   

ШАРЛЬ БОДЛЕР (1821-1867)

Уже само название знаменитой и главной книги Бодлера - "Цветы Зла" - вызывает

скандальные ассоциации, как будто этот поэт намеренно, чтобы эпатировать

читателя или чтобы воспеть зло, исходя из неких, чуть ли не сатанинских,

взглядов, утверждает совсем иную красоту, чем было принято веками, будто он

порывает с традиционными ценностями .

Многие так и воспринимают поэзию теперь уже классика французской литературы О

поэте до сих пор ходит много мифов и легенд Тем более он сам дал повод

воспринимать его поэзию так "Я не утверждаю, будто Радость не может быть

соединена с Красотой, но Радость это - одно из тривиальнейших ее украшений,

между тем как Меланхолия выступает как ее, если можно так сказать, блистательная

спутница я не могу себе представить (мой мозг не заколдованное ли зеркало) такой

тип Красоты, в котором бы совсем отсутствовало Несчастье Опираясь на такие

мысли, а кто-нибудь прибавит- одолеваемый такими мыслями, я, как это видно, не

могу не прийти к выводу, что совершеннейший тип мужской красоты,283

это Сатана - "изображенный в духе Милтона" И действительно, Сатана,

"изображенный в духе Милтона", это один из героев "Цветов Зла" Но, конечно, не в

каком-нибудь вульгарном смысле современной сатанинской секты. Нет, это скорее

похоже на лермонтовского Демона Это символ, это философия.

Говоря о Бодлере, можно сразу очень глубоко уйти в эти самые символы и

философию. И можно довольно быстро заблудиться в литературоведческих лабиринтах

А можно подойти к поэту с другой стороны, вначале прочитать несколько его

стихотворений и потом рассмотреть его мировоззрение, отразившееся в стихах

Начнем с самого известного стихотворения, которое на русский язык переводили

многие поэты

АЛЬБАТРОС

Когда в морском пути тоска грызет матросов, Они, досужий час желая скоротать,

Беспечных ловят птиц, огромных альбатросов, Которые суда так любят провожать

И вот, когда царя любимого лазури На палубе кладут, он снежных два крыла,

Умевших так легко парить навстречу бури, Застенчиво влачит, как два больших

весла

Быстрейший из гонцов, как грузно он ступает Краса воздушных стран, как стал он

вдруг

смешон'

Дразня, тот в клюв ему табачный дым пускает, Тот веселит толпу, хромая, как и он

Поэт, вот образ твой' Ты также без усилья Летаешь в облаках, средь молний и

громов, Но исполинские тебе мешают крылья Внизу ходить, в толпе, средь шиканья

глупцов.

(Перевод П. Якубовича)

У Бодлера несколько стихотворений с характерным меланхолическим названием

"Сплин". Приведем одно из них:

 

СПЛИН

Я словно царь страны, где дождь извечно льет. Он слаб, хоть всемогущ, он стар,

хоть безбород. Ему наскучили слова придворной лести. Он среди псов хандрит, как

средь двуногих

бестий.

Его не веселят ни звонкий рог в лесах, Ни всенародный мор, ни вид кровавых плах,

Ни дерзкого шута насмешливое слово, - Ничто не радует властителя больного. Он

спит меж лилий, гроб в постель преобразив, И дамы (а для дам любой король

красив) Не могут никаким бесстыдством туалета Привлечь внимание ходячего

скелета. Мог делать золото придворный астролог, Но эту порчу снять с владыки он

не мог. И ванна с кровью - та, что по заветам Рима Любым властителем на склоне

лет любима, Не согревает жил, где крови ни следа, И только Леты спит зеленая

вода.

(Здесь и далее перевод В. Левика) Еще два лирических стихотворения:

С еврейкой бешеной простертый на постели, Как подле трупа труп, я в душной

темноте Проснулся, и к твоей печальной красоте От этой - купленной - желанья

полетели.

Я стал воображать - без умысла, без цели, - Как взор твой строг и чист, как

величава ты, Как пахнут волосы, и терпкие мечты, Казалось, оживить любовь мою

хотели.

Я всю, от черных кос до благородных ног, Тебя любить бы мог, обожествлять бы

мог, Все тело дивное обвить сетями ласки,

Когда бы ввечеру, в какой-то грустный час, Невольная слеза нарушила хоть раз

Безжалостный покой великолепной маски.

 

ВИНО ОДИНОКОГО

Мгновенный женский взгляд, обвороживший нас, Как бледный луч луны, когда в

лесном затоне Она, соскучившись на праздном небосклоне, Холодные красы купает в

поздний час.

Бесстыдный поцелуй костлявой Аделины, Последний золотой в кармане игрока; В ночи

- дразнящий звон лукавой мандолины Иль, точно боли крик, протяжный стон смычка,

-

О щедрая бутыль! сравнимо ли все это С тем благодатным, с тем, что значит для

поэта, Для жаждущей души необоримый сок

В нем жизнь и молодость, надежда и здоровье, И гордость в нищете - то главное

условье, С которым человек становится как бог.

Поэт тоски, мировой скорби, вечного сплина, хандры и меланхолии... Считалось,

что с Бодлера началось в Европе крушение религиозных и нравственных устоев, а

заодно и многовековых художественных устоев. У Горького в "Климе Самгине" одна

героиня говорит, что "не следовало переводить Бодлера...".

А все дело в разладе со своим временем. Отпугивающие крайности поэта идут от

неистовой жажды идеального - и в эстетике и в политике. В дни Французской

революции 1848 года Шарль Бодлер с оружием в руках поднимался на баррикады. Он

говорил: "Жребий поэзии - великий жребий. Радостная или грустная, она всегда

отмечена божественным знаком утопичности. Ей грозит гибель, если она без устали

не восстает против окружающего. В темнице она дышит бунтом, на больничной койке

- пылкой надеждой на исцеление, ...она призвана не только запечатлевать, она

призвана исправлять. Нигде она не ми-Рится с несправедливостью".

Героическое время революции закончилось 18 брюмера Луи Бонапарта. Все вернулось

на круги свои, но еще бурно стали развиваться в Европе и особенно в Соединенных

Штатах Америки буржуазные отношения. Бодлер увидел в буржуазности худший из

возможных путей Развития человечества. В черновом отрывке "Конец мира близок"

поэт Изобразил видение буржуазного будущего: "Машинное производство Так

американизирует нас, прогресс в такой степени атрофирует у нас всякую

духовность, что никакая кровавая, святотатственная, противо-

естественная утопия не сможет даже сравниться с результатами этих американизации

и прогресса... Все, что будет похоже на добродетель, что не будет поклонением

Плутусу, станет рассматриваться как безмерная глупость. Правосудие, если в столь

благословенные времена еще сохранится правосудие, поставит вне закона граждан,

которые не сумеют нажить состояние. Твоя супруга, о Буржуа! твоя целомудренная

половина, законность которой составляет поэзию твоей жизни, ...она, ревностная и

влюбленная хранительница твоего сейфа, превратится в завершенный образец

продажной женщины. Твоя дочь, созрев преждевременно, уже с детства будет

прикидывать, как продать себя за миллион, а ты сам, о Буржуа, еще менее поэт,

чем сегодня, ты и не станешь ей перечить... Ибо прогресс нынешнего времени ведет

к тому, что из всех твоих органов уцелеет лишь пищеварительный тракт! Время это,

может быть, совсем близко, кто знает, не наступило ли оно!.." Заключая этими

размышлениями один из своих дневников, Бодлер записал: "...Я сохраню эти строки,

ибо хочу запечатлеть мою тоску", - а потом поставил рядом с последним словом:

"ибо хочу запечатлеть мой гнев".

Вот откуда у Бодлера разлад с действительностью, протест, сарказм, откуда его

"Цветы зла". Он - поэт - как альбатрос со своими исполинскими крыльями смешон

буржуазной толпе, но он все равно остается поэтом, хотя это почти невозможно в

этом мире.

Я больше не могу! О, если б меч подняв,

Я от меча погиб! Но жить - чего же ради

В том мире, где мечта и действие в разладе!

Шарль Бодлер родился в Париже 19 апреля 1821 года. Отец его был выходцем из

шампанских крестьян, он выбился в люди - стал воспитателем в знатном доме. Мать

поэта была не тридцать пять лет моложе отца, поэтому после его смерти довольно

быстро вступила в новый брак, которым был очень травмирован юный Шарль. Позже

критики будут выводить трагическое мировосприятие поэта из "фрейдистской"

ревности мальчика к отчиму, что все-таки нам представляется поверхностным и

вообще неверным объяснением.

Бодлер учился в колледжах в Лионе и Париже. При неясных обстоятельствах он был

исключен из лицея. Мог сделать административную карьеру благодаря связям отчима,

но твердо объявил, что станет писателем. Отчим отослал Шарля как бы в ссылку -

на работу в заокеанские колонии. Это было почти годичное плавание по Атлантике и

по Индийскому океану. Печать океанических впечатлений навсегда осталась в

творчестве поэта.

 

Потом было глубокое чувство к Жанне Дюваль - многие стихи "Цветов зла" отражают

их отношения. Любовный цикл к Аполонии Сабатье считается чуть ли не самым

возвышенным гимном во французской поэзии XIX века. Бодлер пишет статьи,

переводит сочинения Эдгара По, все время возвращается и дополняет новыми стихами

"Цветы зла".

Правительство Наполеона III восприняло "Цветы зла" как пощечину. Против Бодлера

даже возбудили судебный процесс. В то время правительство во Франции принимало

крутые меры против обличительной литературы. Бодлеру уголовный суд вынес

обвинительный приговор за "грубый и оскорбляющий стыдливость реализм". За

опубликование сборника автор был приговорен к штрафу в 3000 франков, к такому же

штрафу приговорили двух издателей. Приговор предусматривал запрещение шести

стихотворений, что по сути обрекало на уничтожение не распроданный еще тираж и

угрожало поэту и издателям разорением.

Бодлер был ошеломлен. Мещанская печать над ним потешалась Но пришло и

неожиданное поздравление от Виктора Гюго: "Я кричу браво! Изо всех моих сил

браво вашему могучему таланту. Вы получили одну из тех редких наград, которые

способен дать существующий режим. То, что он именует своим правосудием, осудило

вас во имя того, что он именует своей моралью. Вы получили еще один венок. Жму

вашу руку, поэт".

Клеймо судебного приговора до конца дней сопутствовало Бодлеру, затрудняя его

публикации. Ему ставили унизительные моральные условия. Закончил поэт свои дни в

нищете. В марте 1866 года его разбил паралич, он лишился речи. 31 августа 1867

года Бодлер скончался.

 

Геннадий Иванов

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Жизнь и творчество великих писателей»

 

Смотрите также:

 

Гомер   Геродот   Аристотель

 

Ликург IX-VIII вв. до н.э.

 Солон VII-VI вв. до н.э.

Фемистокл VI-V вв. до н.э.

Аристид около 540-467 гг. V до н.э.

Перикл около 490-429 гг. до н.э.

Софокл 496-406 гг. до н.э.  

 Демосфен 384-322 гг. до н.э. 

 Марк Туллий Цицерон 106-43 гг. до н.э. 

 Овидий 43 г. до н.э. -18 г. н.э.

 

Жизнь Замечательных Людей

Данте

 Боккаччо как последователь Петрарки 

 Бомарше

 Беранже

 Эмиль Золя

Сократ

Платон

Аристотель

Сенека

 

Алексей Константинович Толстой   Николай Семёнович Лесков  Александр Сергеевич Пушкин   Иван Сергеевич Тургенев   Николай Васильевич Гоголь   Владимир Иванович Даль   Антон Павлович Чехов   Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин   Иван Алексеевич Бунин    Сергей Тимофеевич Аксаков   Леонид Павлович Сабанеев   Исаак Эммануилович Бабель    Варлам Тихонович Шаламов  Александр Солженицын   Сергей Есенин   Михаил Булгаков   Борис Васильев   Артур Конан-Дойл

 

Розанов: «О писателях и писательстве»

Еще о графе Л. Н. Толстом и его учении о непротивлении злу

Два вида «правительства»

Граф Лев Николаевич Толстой

А.С. Пушкин

На границах поэзии и философии. Стихотворения Владимира Соловьева

Кое-что новое о Пушкине

Памяти Вл. Соловьева

М. Ю. Лермонтов (К 60-летию кончины)

Концы и начала, «божественное» и «демоническое», боги и демоны  (По поводу главного сюжета Лермонтова)

«Демон» Лермонтова и его древние родичи

Счастливый обладатель своих способностей

25-летие кончины Некрасова

Гоголь

О благодушии Некрасова

Ив. С. Тургенев (к 20-летию его смерти)

Среди иноязычных (Д. С. Мережковский)

Американизм и американцы

Литературные новинки

Писатель-художник и партия

Когда-то знаменитый роман

Мечта в щелку

Памяти Ф. М. Достоевского

Толстой и Достоевский об искусстве

На закате дней. К 55-летию литературной деятельности Л. Н. Толстого

На закате дней. Л. Толстой и быт

На закате дней. Л. Толстой и интеллигенция

Метерлинк

Некрасов в годы нашего ученичества

Л. Андреев и его «Тьма»

Автор «Балаганчика» о петербургских Религиозно-философских собраниях

Домик Лермонтова в Пятигорске

На книжном и литературном рынке (Арцыбашев)

На книжном и литературном рынке (Диккенс)

О памятнике И. С. Тургеневу

80-летие рождения гр. Л. Н. Толстого

Л. Н. Толстой

Толстой между великими мира

Великий мир сердца (Нечто о Л. Н. Толстом)

Поездка в Ясную Поляну

Литературные симулянты

Трагическое остроумие

Попы, жандармы и Блок

Загадки Гоголя

Гений формы (К 100-летию со дня рождения Гоголя)

Русь и Гоголь

Мережковский против «Вех» (Последнее Религиозно-философское собрание)

Один из певцов вечной «весны»

Магическая страница у Гоголя

Погребатели России

Куприн

Красота-властительница

Героическая личность

О письмах писателей

Амфитеатров

Полина Виардо и Тургенев

Бедные провинциалы...

В домике Гёте

Алексей Степанович Хомяков. К 50-летию со дня кончины его

Кончина Л. Н. Толстого

Толстой в литературе

Забытое возле Толстого...

А. П. Чехов

Не верьте беллетристам...

Одна из замечательных идей Достоевского

Новые события в литературе

И шутя, и серьезно...

В. Г. Белинский (К 100-летию со дня рождения)

Вековая годовщина

Неоценимый ум

Герцен

Чем нам дорог Достоевский? (К 30-летию со дня его кончины)

Загадочная любовь (Виардо и Тургенев)

Из житейских встреч. К. М. Фофанов

К 20-летию кончины К. Н. Леонтьева

Юбилейное издание Добролюбова

Трагедия механического творчества

Тема и Боккачио, и Сократа (О цензуре)

Ропшин и его новый роман

Амфитеатров и Ропшин-Савенков

Жан Жак Руссо

Густая книга

Споры около имени Белинского

Белинский и Достоевский

К 50-летию кончины Аполлона А. Григорьева

Пушкин и Лермонтов

Один из «стаи славной»

Ломоносов. Его личность и судьба

Новое исследование о Фете

Максим Горький и о чем у него «есть сомнения», а в чем он «глубоко убежден»...

Не в новых ли днях критики?

Г-н Н. Я. Абрамович об «Улице современной литературы»

«Святость» и «гений» в историческом творчестве

О Лермонтове

К кончине Пушкина (По поводу новой книги П. Е. Щеголева «Смерть Пушкина»)

К 25-летию кончины Ив. Алекс. Гончарова

О Константине Леонтьеве

Гоголь и Петрарка

С вершины тысячелетней пирамиды (Размышление о ходе русской литературы)

Апокалиптика русской литературы