Вся электронная библиотека >>>

Биографии писателей >>>

 

 Литература

писателиВеликие писатели

 


Разделы: Классическая литература

Рефераты по литературе

Биографический словарь

   

ФЕДЕРИКО ГАРСИА ЛОРКА (1898-1936)

В Советском Союзе Лорка был одним из самых издаваемых зарубежных поэтов.

Объясняется это тем, что поэта в 1936 году расстреляли фашисты - и этот расстрел

имел огромный резонанс во всем мире. Это был какой-то знаковый расстрел, с него

в мире как бы началась кровавая фашистская бойня, стали объединяться

антифашистские силы. Тогда громко прозвучали слова чилийского поэта  Пабло

Нерудьг  "Погиб поэт. И какой поэт! Простодушный и артистичный, одинаково не

чуждый и космическому и провинциальному, необыкновенно музыкальный, великолепный

мим,робкий и суеверный, мучающийся и веселый, он словно вобрал в себя все

возрасты Испании, весь цвет народного таланта, все то, что дала арабско-анда-

лузская культура".

Вторая причина успеха поэзии Лорки у русского читателя заключается в том, что

вообще такая ярко эмоциональная испанская поэзия близка душе русского человека.

Говорят, русские и испанцы давно симпатизируют друг другу, что в ментальности

обоих народов есть что-то общее. Может быть. По крайней мере, поэзия Лорки

хорошо у нас известна, барды наши написали немало песен на его стихи, художники

наши нарисовали много полотен на испанские темы Лорки, а петербургский живописец

А.А. Мыльников за свой триптих "Коррида. Распятие. Гарсиа Лорка" получил

Государственную премию, и эта яркая работа сейчас украшает один из залов

Третьяковской галереи.

Федерико Гарсиа Лорка родился 5 июня 1898 года в андалузской деревушке Фуэнте-

Вакерос, что значит Источник Пастухов. Его отец

был состоятельным арендатором. Мать - школьной учительницей. Первые впечатления

детства мальчика были связаны с музыкой. Все началось с песен, которые под

гитару пел отец. Мама играла на фортепиано. Очень много в детстве Лорка слышал

плачей, романсов, колыбельных, которые пели простые люди Андалузии: скромные

служанки, крестьяне.

В шесть лет будущего поэта и драматурга поразил спектакль театра марионеток.

После переезда семьи в Гранаду, которую Лорка всю жизнь будет считать историей,

поэзией и чистой красотой Испании, в юноше начинается бурный процесс созревания

поэта: он целыми днями бродит по древним легендарным улицам, по залам Альгамбры,

по площади Марианны Пинеды... В Гранадском университете Федерико увлекся поэзией

Рубена Дарио, Мануэля Мачадо, Хуана Рамона Хименеса, сам начал сочинять.

Летом 1917 года Федерико с группой студентов объездил Галисию, Кастилию, Леон.

Он слушал, наблюдал, запоминал и искал свой способ выражения, свой голос. Из

путевых дневников по Испании и родился его первый сборник, но не стихов, а

прозы. Книгу он назвал "Впечатления и картины". Книга вышла с рисунками автора.

Потом он написал пьесу "Злые чары бабочки", постановка которой провалилась в

мадридском театре "Эслава".

В 1919 году Лорка был зачислен в мадридскую Студенческую резиденцию, это было

привилегированное учебное заведение, что-то типа испанского Оксфорда. Здесь он

попал в круговорот споров о современном искусстве, здесь он познакомился с

Сальвадором Дали, Хосе Гиль-еном, Рафаэлем Альберти, сюда приезжали читать

лекции Поль Валери, Альберт Эйнштейн, Ле Карбюзье, нередко бывали выдающиеся

испанские писатели старшего поколения Антонио Мачадо и Мигель де Унамуно.

В 1921 году вышла первая книга стихов, которая так и называлась "Книга стихов".

В ней еще чувствовалось ученичество, но что-то уже намечалось и глубоко

самобытное и самостоятельное. Самобытность заключалась в соединении поэтом

книжной и стихийной, народной культуры. Стихи Лорка писал как песни - для голоса

и слуха. Он даже свои стихи в опубликованном виде меньше ценил, чем в устном

исполнении, большое значение придавал жесту, звуковым ассоциациям.

В 1923 году поэт сдал экзамен на степень лиценциата права. Отец был очень

доволен сыном, но к этому времени сам сын гораздо большее значение придавал,

например, фестивалю народной андалузской песни, который он затеял с известным

композитором Мануэлем де

Фальей. Они вместе ездили по Испании и отыскивали и приглашали на праздник

канторов - исполнителей редчайшего и древнейшего в Европе типа первобытных песен

"канте хондо". Потом у Лорки выйдет книга стихов "Стихи о канте хондо". Он

считал этот тип первозданных песен "глубинным пением" и в стихах своих тоже

стремился к "глубинному пению".

Начинается

плач гитары.

Разбивается

чаша утра.

Начинается

плач гитары.

О не жди от нее

молчанья,

не проси у нее молчанья!

Неустанно

гитара плачет,

как вода по каналам - плачет,

как ветра над снегами - плачен,

не моли ее о молчанье!

Так плачет закат о рассвете,

так плачет стрела без цел,

так песок раскаленный плачет

о прохладной красе камелий.

Так прощается с жизнью птица

под угрозой змеиного жала.

О гитара,

бедная жертва

пяти проворных кинжалов!

Это стихотворение - "Гитара" - перевела на русский язык Мари- j на Цветаева.

Славу Лорке принесла книга "Цыганское романсеро", изданная в^ 1928 году. Почти

все романсы этой книги были известны читателям! еще по спискам, которые ходили

по стране по рукам, передавались по ¦ памяти, читались и пелись в самых глухих

уголках Испании.

Так было, например, со стихами Есенина в России: люди и в глаза ] не видели еще

его книг, а "Ты жива еще моя старушка" или "Клен ты мой опавший" пели везде и

все. Так же широко знали, например, я* "Неверную жену" Лорки из "Цыганского

романсеро":

 

НЕВЕРНАЯ ЖЕНА

И в полночь на край долины

увел я жену чужую,

а думал - она невинна...

То было ночью Сант-Яго, и, словно сговору рады, в округе огни погасли и

замерцали цикады. Я сонных грудей коснулся, последний проулок минув, и жарко они

раскрылись кистями ночных жасминов. А юбки, шурша крахмалом, в ушах у меня

дрожали, как шелковые завесы, раскромсанные ножами. Врастая в безлунный сумрак,

ворчали деревья глухо, и дальним собачьим лаем за нами гналась округа...

За голубой ежевикой у тростникового плеса я в белый песок впечатал ее смоляные

косы. Я сдернул шелковый галстук. Она наряд разбросала. Я снял ремень с кобурою,

она - четыре корсажа. Ее жасминная кожа светилась жемчугом теплым, нежнее

лунного света, когда скользит он по стеклам. А бедра ее метались, как пойманные

форели, то лунным холодом стыли, то белым огнем горели. И лучшей в мире дорогой

до первой утренней птицы меня этой ночью мчала атласная кобылица...

Тому, кто слывет мужчиной, не скромничать не пристало, и я повторять не стану

слова, что она шептала. В песчинках и поцелуях она ушла на рассвете. Кинжалы

трефовых лилий вдогонку рубили ветер.

Я вел себя так, как должно, цыган до смертного часа. Я дал ей ларец на память и

больше не стал встречаться, запомнив обман той ночи у края речной долины, - она

ведь была замужней, а мне клялась, что невинна.

(Перевод А. Гелескула)

Лорка написал много замечательных стихов, много пьес, блистательных статей. Он

побывает еще в Америке, увлечется сюрреализмом, потом вернется к древней

арабском традиции - будет писать касыды, из которых сложится "Диван Тамарита".

Диван - означает по-арабски сборник. Одним словом, поэт вбирал в себя очень

многое. Но остался при этом истинно национальным испанским поэтом, потому что

все приобретенное он в себе расплавлял и превращал в испанскую песню, чаще всего

это была горькая, трагическая песня о судьбе испанской женщины. У Лорки почти

все женщины печальны, женщина для него символ одиночества, они сгорают в любви.

Много у него в стихах смерти: смерть в виде всадника на коне, "бессонный

всадник".

Лорка рано, в 1924 году, написал свое "Прощанье":

Если умру я -

не закрывайте балкона,

Дети едят апельсины. (Я это вижу с балкона.)

Если умру я -

не закрывайте балкона.

(Перевод А. Гелескула)

В этом коротком стихотворении выразилось все главное, чем дышит его творчество:

народная жизнь, любимая Испания, открытость души поэта и готовность принять

смерть, познав в жизни счастье...

Это был очень страстный поэт. Он сам говорил: "Чего поэзия не терпит ни под

каким видом - это равнодушия. Равнодушие - престол сатаны, а между тем именно

оно разглагольствует на всех перекрестках в шутовском наряде самодовольства и

культуры". И еще он говорил: "Миссия у поэта одна: одушевлять в буквальном

смысле - дарить душу".

Гарсиа Лорка всю свою душу вложил в свои песни, которые в Испании знает каждый.

Напоследок еще несколько стихотворений великого испанского поэта.

 

ПЕСНЯ

-  Если ты услышишь- плачет горький олеандр сквозь тишину, что ты сделаешь,

любовь моя ?

-  Вздохну.

-  Если ты увидишь, что тебя свет зовет с собою, уходя, что ты сделаешь, любовь

моя ?

-  Море вспомню я.

-  Если под оливами в саду

я скажу тебе: "Люблю тебя", - что ты сделаешь, любовь моя?

-  Заколю себя.

(Перевод О. Савича)

Жницы сжинают пшеницу. (Я это слышу с балкона.)

 

ЧЕРНЫЕ ЛУНЫ

Над берегом черные луны,

и море в агатовом свете.

Вдогонку мне плачут

мои нерожденные дети.

Отец, не бросай нас, останься!

У младшего сложены руки...

Зрачки мои льются.

Поют петухи по округе.

А море вдали каменеет

под маской волнистого смеха.

Отец, не бросай нас!..

И розой рассыпалось эхо.

(Перевод А. Гелескула)

 

ТИХИЕ ВОДЫ

Глаза мои к низовью плывут рекою... С печалью и любовью плывут рекою...

(Отсчитывает сердце часы покоя.)

Плывут сухие травы дорогой к устью... Светла и величава дорога к устью... (Не

время ли в дорогу, спросило сердце с грустью.)

(Перевод А. Гелескула)

 

ПРОЩАНЬЕ

Прощаюсь у края дороги.

Угадывая родное,

спешил я на плач далекий -

а плакали надо мною.

Прощаюсь у края дороги.

Иною, нездешней дорогой

уйду с перепутья

будить невеселую память

о черной минуте.

Не стану я влажною дрожью

звезды на восходе.

Вернулся я в белую рощу беззвучных мелодий.

(Перевод А. Гелескула)

 

Геннадий Иванов

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Жизнь и творчество великих писателей»

 

Смотрите также:

 

Гомер   Геродот   Аристотель

 

Ликург IX-VIII вв. до н.э.

 Солон VII-VI вв. до н.э.

Фемистокл VI-V вв. до н.э.

Аристид около 540-467 гг. V до н.э.

Перикл около 490-429 гг. до н.э.

Софокл 496-406 гг. до н.э.  

 Демосфен 384-322 гг. до н.э. 

 Марк Туллий Цицерон 106-43 гг. до н.э. 

 Овидий 43 г. до н.э. -18 г. н.э.

 

Жизнь Замечательных Людей

Данте

 Боккаччо как последователь Петрарки 

 Бомарше

 Беранже

 Эмиль Золя

Сократ

Платон

Аристотель

Сенека

 

Алексей Константинович Толстой   Николай Семёнович Лесков  Александр Сергеевич Пушкин   Иван Сергеевич Тургенев   Николай Васильевич Гоголь   Владимир Иванович Даль   Антон Павлович Чехов   Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин   Иван Алексеевич Бунин    Сергей Тимофеевич Аксаков   Леонид Павлович Сабанеев   Исаак Эммануилович Бабель    Варлам Тихонович Шаламов  Александр Солженицын   Сергей Есенин   Михаил Булгаков   Борис Васильев   Артур Конан-Дойл

 

Розанов: «О писателях и писательстве»

Еще о графе Л. Н. Толстом и его учении о непротивлении злу

Два вида «правительства»

Граф Лев Николаевич Толстой

А.С. Пушкин

На границах поэзии и философии. Стихотворения Владимира Соловьева

Кое-что новое о Пушкине

Памяти Вл. Соловьева

М. Ю. Лермонтов (К 60-летию кончины)

Концы и начала, «божественное» и «демоническое», боги и демоны  (По поводу главного сюжета Лермонтова)

«Демон» Лермонтова и его древние родичи

Счастливый обладатель своих способностей

25-летие кончины Некрасова

Гоголь

О благодушии Некрасова

Ив. С. Тургенев (к 20-летию его смерти)

Среди иноязычных (Д. С. Мережковский)

Американизм и американцы

Литературные новинки

Писатель-художник и партия

Когда-то знаменитый роман

Мечта в щелку

Памяти Ф. М. Достоевского

Толстой и Достоевский об искусстве

На закате дней. К 55-летию литературной деятельности Л. Н. Толстого

На закате дней. Л. Толстой и быт

На закате дней. Л. Толстой и интеллигенция

Метерлинк

Некрасов в годы нашего ученичества

Л. Андреев и его «Тьма»

Автор «Балаганчика» о петербургских Религиозно-философских собраниях

Домик Лермонтова в Пятигорске

На книжном и литературном рынке (Арцыбашев)

На книжном и литературном рынке (Диккенс)

О памятнике И. С. Тургеневу

80-летие рождения гр. Л. Н. Толстого

Л. Н. Толстой

Толстой между великими мира

Великий мир сердца (Нечто о Л. Н. Толстом)

Поездка в Ясную Поляну

Литературные симулянты

Трагическое остроумие

Попы, жандармы и Блок

Загадки Гоголя

Гений формы (К 100-летию со дня рождения Гоголя)

Русь и Гоголь

Мережковский против «Вех» (Последнее Религиозно-философское собрание)

Один из певцов вечной «весны»

Магическая страница у Гоголя

Погребатели России

Куприн

Красота-властительница

Героическая личность

О письмах писателей

Амфитеатров

Полина Виардо и Тургенев

Бедные провинциалы...

В домике Гёте

Алексей Степанович Хомяков. К 50-летию со дня кончины его

Кончина Л. Н. Толстого

Толстой в литературе

Забытое возле Толстого...

А. П. Чехов

Не верьте беллетристам...

Одна из замечательных идей Достоевского

Новые события в литературе

И шутя, и серьезно...

В. Г. Белинский (К 100-летию со дня рождения)

Вековая годовщина

Неоценимый ум

Герцен

Чем нам дорог Достоевский? (К 30-летию со дня его кончины)

Загадочная любовь (Виардо и Тургенев)

Из житейских встреч. К. М. Фофанов

К 20-летию кончины К. Н. Леонтьева

Юбилейное издание Добролюбова

Трагедия механического творчества

Тема и Боккачио, и Сократа (О цензуре)

Ропшин и его новый роман

Амфитеатров и Ропшин-Савенков

Жан Жак Руссо

Густая книга

Споры около имени Белинского

Белинский и Достоевский

К 50-летию кончины Аполлона А. Григорьева

Пушкин и Лермонтов

Один из «стаи славной»

Ломоносов. Его личность и судьба

Новое исследование о Фете

Максим Горький и о чем у него «есть сомнения», а в чем он «глубоко убежден»...

Не в новых ли днях критики?

Г-н Н. Я. Абрамович об «Улице современной литературы»

«Святость» и «гений» в историческом творчестве

О Лермонтове

К кончине Пушкина (По поводу новой книги П. Е. Щеголева «Смерть Пушкина»)

К 25-летию кончины Ив. Алекс. Гончарова

О Константине Леонтьеве

Гоголь и Петрарка

С вершины тысячелетней пирамиды (Размышление о ходе русской литературы)

Апокалиптика русской литературы